ИМПЕРАТРИЦА ИСКУССТВА. ( ч.2)

ИМПЕРАТРИЦА ИСКУССТВА. ( ч.2) Из двух лет, в течение которых Дэвис пребывал на посту посла, Марджори была с ним почти год, ведь в США оставались дети, несколько домов-имений и уже собранные

Из двух лет, в течение которых Дэвис пребывал на посту посла, Марджори была с ним почти год, ведь в США оставались дети, несколько домов-имений и уже собранные коллекции… Но она покинула Москву с самым большим приобретением — засевшей в сердце неизбывной любовью к русскому искусству и ремеслам, к русским мастерам, создававшим шедевры, о которых пока еще так мало знали в остальном мире.
Марджори прекрасно помнила, что самой первой знаменитой женщиной- коллекционером была… Екатерина Великая , затем королева Шарлотта, Мадам дю Барри, а дальше место в самом престижном списке она справедливо оставила для себя. Затем шли имена Изабеллы Стюарт Гарднер, Пегги Гуггенхейм, Имы Хогг, Барбары Хаттон… И чтобы уверить всех, что она достойна быть среди самых выдающихся мировых «коллекционерш», Марджори дала себе слово отныне не пропускать ни одного аукциона на Западе, ни одной крупной распродажи, где могли продаваться предметы русского искусства. Для этого она наняла целый отряд экспертов, которые скупали для нее многие, рожденные в России шедевры.
В том же, 1955, году она купила громадное поместье на Северо-Западе Вашигтона и назвала его по имени своего имения в Коннектикуте, «Hillwood», Хиллвуд. Дом с просторным парком был построен еще в 20-е годы, и Марджори пригласила группу архитекторов и строителей из Нью-Йорка, чтобы те полностью перестроили его и превратили в дом, где бы хватило места для всех ее сокровищ, старых и будущих…
Шел тогда «императрице» уже 69-й год… Но она никогда не думала о возрасте, как о помехе в делах и часто меняющихся страстях, и шла вперед, не оглядываясь. Когда дом был готов принять коллекции, она поняла, что и его не хватит, дабы достойно представить все собранное. Появилось еще несколько небольших зданий и даже «Дача», деревянный сруб, очень похожий на старо-русские деревенские строения.
Если в домосковские годы Марджори не слишком увлекалась чтением книг по истории искусства или по истории вообще ( где найти на это время бесконечно занятой женщине!), то после недолгой, но исключительно важной для нее, московской жизни, она, понявшая теснейшую связь русского искусства с историей страны, начала жадно изучать все, что касалось России. Душа Марджори всегда была «полем битв» проблем женских, семейных, деловых, социальных. Вот почему она искала и часто находила в истории России и ее искусства удивительные параллели со всем тем, что касалось ее самой. Ее поражали образы многих русских женщин, ставших героинями произведений великих художников, например, княгини Юлии Самойловой, пожизненной любви Карла Брюллова. Художник написал два портрета своей возлюбленной, и Марджи дала команду своим экспертам «выследить» работы Брюллова, и, представьте себе, в 1965 году самый главный брюлловский портрет Самойловой был куплен в Италии.
Когда кто-то из советников рассказал ей, что российская знаменитость, художник Константин Маковский, по слухам знатоков, мог быть внебрачным сыном… Карла Брюллова, Марджори велела начать охоту за одной из самых знаменитых картин Маковского «Боярская свадьба 17 века», за которую художник получил на выставке в Брюсселе (1885 год) Большую золотую медаль и орден короля Леопольда. Сказано- сделано: как в русской сказке про «щучье веление», картина была куплена на одном из аукционов в Париже и в конце 60-х годов оказалсь в имении «Хиллвуд» под Вашингтоном. Когда Марджори Мэриуэзер Пост уже готовила дом и коллекции к новой, музейной жизни, она велела повесить оба полотна в павильоне друг напротив друга. И вот уже почти полвека графиня Юлия Самойлова «смотрит» на Юлию Маковскую, изображенную трижды на «боярском» полотне…
Знатоки творчества Марджори Пост ( а коллекционирование это особый вид творчества!) отмечали ее необычный, изощренный подход к главному вопросу: купить или не купить Например, на работы фирмы Фаберже она обратила внимание не потому, что он был главным поставщиком ювелирных изделий ко двору Российского императора, а потому, что Фаберже изначально прославился как… автор первых сверхдорогих изделий с секретами или сюрпризами. Как-то она была поражена, узнав, что в Зимнем дворце возле Церковной лестницы была курительная комната, где каждый день в одно и то же время собирались мужчины из семейства Романовых, чтобы похвастать друг перед другом новым портсигаром от Фаберже (обязательно с новым секретом!). Мало этого, дорогие портсигары по семейной традиции нужно было часто менять. Если это были пасхальные яйца, то самыми знаменитыми становились те, внутри которых прятался сюрприз или секрет. Яйцо «Екатерина Вторая», которое мы видим в иконной комнате, имело внутри золотую фигурку императрицы, которая при открывании дверцы «выезжала» на своем троне…
Невозможно отвести взгляд от усыпанной бриллиантами короны последней императрицы Александры, от икон 16-18 веков с драгоценными и роскошными по исполнению окладами фирмы Овчинникова и того же Фаберже, от фарфрорвых сервизов, посвященным русским орденам Святого Андрея Первозванного, Святого Георгия и Александра Невского, от феноменальных нарядов (золотое шитье!) высших чинов Русской церкви, от коллекций орденов и табакерок, фигурок «русских типов», церковных золотых чаш, люстр ( включая и принадлежавшую Екатерине Великой, висящую в «Утренней» комнате, где хозяйка обычно завтракала с видом на прекрасный парк)… Всего не перечесть! А главное — что до последних активных дней своей жизни Марджори Пост жадно искала пополнений в свою русскую коллекцию, и собрание это стало не просто музейным, не просто красивым набором изящных вещей, а хранит удивительный, настоящий Русский Дух.
Конец 60-х. Марджори Пост уже отпраздновала свое 80-летие. Казалось бы, можно чуть сбавить «обороты» жизни. Ни за что!
Марджори уже не покидала инвалидное кресло, тело резко сдавало, и лишь дух казался незыблемым. Представьте себе, что за семь дней до кончины в 86 лет она приобрела… 42-местный самолет.
«Каждый раз, — говорила она своей старшей дочери, — когда мне становится хуже, я отправляюсь в самое лучшее путешествие, в мир своих коллекций. Искусство вот что снимает с меня любую боль!»…

ИМПЕРАТРИЦА ИСКУССТВА. ( ч.2) Из двух лет, в течение которых Дэвис пребывал на посту посла, Марджори была с ним почти год, ведь в США оставались дети, несколько домов-имений и уже собранные

ИМПЕРАТРИЦА ИСКУССТВА. ( ч.2) Из двух лет, в течение которых Дэвис пребывал на посту посла, Марджори была с ним почти год, ведь в США оставались дети, несколько домов-имений и уже собранные

ИМПЕРАТРИЦА ИСКУССТВА. ( ч.2) Из двух лет, в течение которых Дэвис пребывал на посту посла, Марджори была с ним почти год, ведь в США оставались дети, несколько домов-имений и уже собранные

ИМПЕРАТРИЦА ИСКУССТВА. ( ч.2) Из двух лет, в течение которых Дэвис пребывал на посту посла, Марджори была с ним почти год, ведь в США оставались дети, несколько домов-имений и уже собранные

ИМПЕРАТРИЦА ИСКУССТВА. ( ч.2) Из двух лет, в течение которых Дэвис пребывал на посту посла, Марджори была с ним почти год, ведь в США оставались дети, несколько домов-имений и уже собранные

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *