ИСТОРИЯ ВИЗИТА КРЕЙСЕРА «ЭСТРЕМАДУРА» В РОССИЮ В 1906 ГОДУ

ИСТОРИЯ ВИЗИТА КРЕЙСЕРА ЭСТРЕМАДУРА В РОССИЮ В 1906 ГОДУ В газете Новое время от 26 июня (5 июля) 1906 г. в разделе Разные известия было помещена небольшая заметка: Испанский крейсер

В газете «Новое время» от 26 июня (5 июля) 1906 г. в разделе «Разные известия» было помещена небольшая заметка: «Испанский крейсер «Estramadura» приходит в Кронштадт на этой неделе. Русские моряки готовятся встретить испанских моряков в Морском собрании».
Это событие стало своеобразным итогом развития испано-русских отношений за предшествующие полвека.
Прибытие военного корабля к российским берегам организовывалось в Мадриде военно-морским министерством и МИД, но ключевую роль сыграли все-таки испанские дипломаты. Визит был подготовлен и в информационном плане: испанское посольство в Санкт-Петербурге часто прибегало к оплате публикаций в русской прессе по «интересующим вопросам», которые отражали т.н. «общественную позицию».
Визит «Эстремадуры» происходил в непростое для обеих стран время. Принимающую сторону волновали продолжающийся революционный кризис, формирование парламентаризма и попытки переустройства государственной системы правительством Николая II3, испанскую — общая победа вместе с Францией над Германией в марокканском вопросе4, женитьба короля Альфонса XIII на Виктории Евгении Баттенбергской, внучке английской королевы Виктории5 и в итоге примечательное усиление своих внешнеполитических позиций.
История крейсера «Эстремадура» — это, с одной стороны, материальный итог внешней политики Испании, с другой — индикатор ее успехов и неудач. Де-юре его строительство было санкционировано испанским законом 1887 года «О создании эскадры», результатом которого стала флотилия, чьи корабли, за исключением судов «Пелайо» и «Карлос V», были уничтожены у берегов Кубы в ходе испано-американской войны 1898 года. Корабль с лета 1899 года строили в городе Кадис в Андалусии. В апреле 1900 года крейсер водоизмещением 2150 т и экипажем в 246 человек был спущен на воду, а в 1902 году введен в строй.
Контракт на строительство был заключен только в апреле 1898 года на фоне роста патриотических настроений в связи с началом войны с США. Строительство финансировалось на пожертвования испанской колонии в Мехико, собравшей почти 5 млн песет. Само название судна, «Эстремадура» напоминало об испанской провинции, выходцами из которой было большинство эмигрантов, проживавших тогда в Мексике.
Почему же «Эстремадура» отправилась к русским берегам Главным было то, что Россию и Испанию к тому времени на протяжении полувека связывали дружественные отношения. Примечательным стало принятие Россией 20 апреля (2 мая) 1898 года декларации «О нейтралитете России по случаю войны между Испанией и США». Вскоре с началом русско-японской войны 1904-1905 гг. Испания также заявила о своем нейтралитете: «Русские корабли имели возможность, как и раньше, заходить в порты Виго и Кадиса для пополнения припасов топлива, воды и продовольствия».
Не менее важную роль в отношениях двух стран играл и личный фактор. Российский императорский дом к моменту визита крейсера породнился с испанской короной по линии супруг правящих монархов, Виктории Евгении и Александры Федоровны. Имелась и личная взаимная приязнь Николая II и Альфонса ХIII. Позднее, после Февральской революции, когда бывший император вместе с семьей был арестован, испанский король попытался спасти родственника. Сначала, при предъявлении верительных грамот, он обратился к новому послу А.В. Неклюдову, прося сообщить Временному правительству его ходатайство об освобождении царя, затем к английскому королю Георгу V с предложением поддержать идею по спасению императорской семьи.
Вполне вероятно, первые признаки этого сочувствия к судьбе русского царя проявились в 1906 году. Испанский король находился в какой-то степени в похожей ситуации, что и Николай II, когда, с одной стороны, пытался справиться с кризисом трансформации политического режима в конституциональную монархию, с другой, усилить внешнеполитическое положение страны после постыдного поражения от американцев. Можно предположить, что в кризисный для России и лично Николая момент Альфонс XIII решил выразить свою личную поддержку.
На это указывают и материалы депеш, согласно которым инициатива визита крейсера исходила от испанской стороны. Так, 19 июня (2 июля) 1906 года в Петербурге была получена телеграмма МИД Испании, сообщавшая, что король выразил желание «предоставить Его Величеству Царю доказательство особого сердечного почтения и приказал крейсеру королевского военно-морского флота «Эстремадура» прибыть в Кронштадт, чтобы поприветствовать его Императорское Величество от имени Короля».
Испанский посол, следуя существующим инструкциям, сразу же информировал российский МИД, прося, чтобы император как можно быстрее получил известие о готовящемся визите и «чтобы его императорскому величеству довели до сведения цель и поручение его величества короля». Однако сроки прибытия корабля первоначально определены не были: маркиз Айрбе, испанский посол, в ответной депеше N39 просил сообщить ему конкретную информацию о дате прибытия судна.
Крейсер пришел в Кронштадт 30 июня в 19 часов. Событийная история пребывания «Эстремадуры» в России, отражающая разработанную в ведомствах Испании и России официальную программу, начинается с субботы, 1 июля. Так, маркиз Айрбе информировал испанский МИД о том, что сначала его посетил командир судна, после чего они вместе отправились на представление к морскому министру и министру иностранных дел. Главе МИД А.П.Извольскому была вручена нота об аудиенции императора для командира «Эстремадуры», дона Хосе де Дуэньяса. Ответ был получен практически сразу же, и через 48 часов командир крейсера был принят в Петергофе.
«Новое время» кратко описало эти события в трех заметках (сохранена орфография газетной статьи): «Пришедший с гардемаринами испанский крейсер «Естремадура» пройдет в Петербург, гардемарины будут осматривать столицу»; «В Петергоф выезжал сегодня в Александрию командир испанского крейсера кап. дон Хосе де Дуопкас. Испанский крейсер уходит завтра в море» и «Сегодня, 3 июля, испанский посол маркиз д Аиербэ выезжал на ледоколе N 1 в Кронштадт, где посетил испанский крейсер».
В своей депеше N49 испанский посол указал, что в понедельник, 3 июля, император радушно принял дона Дуэньяса, выразив свою крайнюю признательность и благодарность королю, прося передать ему свои чувства, а также пожелания процветания всей королевской семье и испанской нации.
Николай II пожелал посетить испанский крейсер вместе с императрицей и одной из своих дочерей, сказав, что командира уведомят о дне и времени этой встречи. Из-за загрузки угля на корабль и плохих погодных условий визит монарха был отложен на два дня и должен был состояться в четверг или пятницу.
Маркиз Айрбе в момент визита командира в Петергоф посещал команду крейсера в Кронштадте. А в пятницу, 7 июля, посол вместе с экипажем судна в официальном обмундировании встречал императорскую яхту, но из-за разыгравшейся бури вынужден был напрасно прождать весь день. Вечером их посетил адъютант, который сообщил о невозможности визита императорской четы. Посол отметил, что новая дата встречи назначена быть не могла: политические обстоятельства требовали приоритетного внимания монарха. В связи с неприбытием царя был видоизменен и формат особого банкета в честь офицерского состава «Эстремадуры», который, согласно данным посла, был задуман императором. Прощальный прием от имени испанцев ограничился кругом чиновников морского министерства в Кронштадте. Дипломаты также устроили обед в испанском посольстве для высшего командования.
Маркиз Айрбе считал, что дальнейшее пребывание крейсера нецелесообразно в связи со сложной политической обстановкой в России, о чем он оперативно уведомил испанский МИД в телеграмме, отметив впоследствии, что полученные инструкции из Мадрида совпадают с его мнением.
В воскресенье 9 июля в 17 часов крейсер поднял якорь и отправился из Кронштадта в Киль. «Новое время» по этому случаю напечатало небольшую заметку, резюмировав, что «Эстремадура» провела в водах Финского залива 8 суток. Накануне командиру и офицерам «по приказанию императора были вручены кресты».
Хронология событий пребывания судна в водах Кронштадта показывает, что задуманный Альфонсом XIII акт поддержки Николая II оказался несвоевременным, неудачным и нецелесообразным. Проходя на фоне новостей об отмене визита английской эскадры, для российской общественности, за исключением кратких публикаций «Нового времени», он остался незамеченным. И хотя российский император выразил благодарность за этот дружеский жест, обстоятельства оказались выше него: именно в эти дни решалась судьба первого созыва Государственной Думы.
В очередной депеше о внутренней политике Российской империи маркиз Айрбе, информируя Мадрид о движении в Финляндии и накаленной обстановке в Кронштадте, выразил свое удовлетворение миссией «Эстремадуры». Он отмечал, что только спустя несколько дней, когда появился манифест о роспуске Думы, события предыдущих дней обрели новый смысл. До официального объявления Айрбе отрицал возможность роспуска парламента, однако передавал циркулировавшие об этом слухи, предполагая, что именно они являются главной причиной неудачи миссии испанского судна. В разговоре с командиром «Эстремадуры» посол информировал его о неспокойной обстановке в Кронштадте и добавлял, что чувствовал крайнюю тревожность ровно до того момента, пока судно не скрылось из вида.
Без сомнения, визит «Эстремадуры» в сложных политических реалиях лета 1906 года обернулся для российских властей дополнительными трудностями. Своевременное оповещение испанским послом МИД в Мадриде об этой атмосфере помогло разрешить ситуацию и сохранить дружественный настрой связей двух стран.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *