СРЕДСТВА СВЯЗИ НА ПОЛЕ БОЯ

СРЕДСТВА СВЯЗИ НА ПОЛЕ БОЯ Позиционируя свои телефонные аппараты М-серии как первые и единственные «мобильные внедорожники», компания Siemens не совсем права. Есть мобильные средства связи,

Позиционируя свои телефонные аппараты М-серии как первые и единственные «мобильные внедорожники», компания Siemens не совсем права. Есть мобильные средства связи, масса которых измеряется в тоннах, которые не боятся грязи и при необходимости готовы съехать с проторенных дорог.
Как известно, назначение первых танков лучше всего сформулировал лорд Китченер (военный министр Великобритании в 1912-1916 гг.): «Этой дурацкой тарахтелкой хорошо бы пугать беременных кошек, но разве ею можно выиграть войну» Фельдмаршал Горацио Герберт Китченер был не совсем прав. При всей несообразности и фантасмагоричности первых изделий «Комитета сухопутных кораблей» Британского Адмиралтейства, их современники при желании могли бы найти для них массу применений: на этих танках можно было ездить на рыбалку, их гусеницами можно было давить контрафактные граммофонные пластинки, наштампованные китайскими предпринимателями из Сянь-Гана… С их помощью можно было даже воевать, хотя, конечно, первый блин вышел, как всегда, комом. Но не надо издеваться над создателями первых танков как бы то ни было, все, что они делали, делалось в первый раз.
Но какое отношение это все имеет к связи Да самое прямое! Что прежде всего отличает танк по сравнению, допустим, с обыкновенной огневой точкой Танк это мобильное устройство. И, поскольку ни один танк не может выиграть войну в одиночку, ему требуется связь. А значит, в определенной степени, танк является устройством мобильной связи.
Как осуществлялась связь между первыми танками Да, радио на тот момент уже существовало. И даже применялось в военных действиях. Так, например, в преддверии войны с Японией Россия закупила заграничные радиостанции фирмы Маркони, размещавшиеся на 16 двуколках каждая. Громоздкость этих радиостанций объяснялась не только и не столько отсталостью технологий, сколько коррумпированностью в оборонном ведомстве Российской Империи, так как на тот момент уже существовали компактные образцы станций всего на шести двуколках.
Первые радиостанции были не только громоздки, но и весьма хрупки, капризны, сложны в обслуживании и, таким образом, не вполне подходили для новинки военной техники. Решение проблемы ближней связи пришлось искать в морской практике. Заманчиво было использовать сигнальные прожекторы, но для их питания пришлось бы запихнуть в танк все те же 6-16 двуколок. Поэтому разработчики остановились на сигнальных флажках. Для чего танк был снабжен специальным люком. Но использование флажков имело два недостатка. Первый является недостатком скорей не флажков, а боевых действий вообще на войне стреляют. Высунулся командир, помахал немного флажками и нет командира у танка, а если «повезет», то и у танкового подразделения. Поэтому командиры махать флажками не любили и изобрели классическую схему управления подразделением в бою «делай, как я». Отказ от передовых технологий удручал танкоразработчиков, и они изобретали всяческие механические семафоры, призванные заменить командира с флажками. По семафорам стреляли, семафоры ломались, командиры, пожав плечами, продолжали использовать классическое «делай, как я».
В любом случае, ни флажки, ни семафоры не решали проблему дальней связи: сквозь облака дыма и пыли с командного пункта их просто не было видно. Конечно, можно было просто сбегать на командный пункт. Скорость танка (6 км/час) это позволяла. Но, увы, на войне по-прежнему стреляли. А численность экипажа танка была сильно ограничена. Чтобы не разбазаривать ценные кадры, командование выдавало танкистам корзинки с голубями для дальней связи на первых танках использовалась именно голубиная почта. Происходило это примерно так: когда командиру танка необходимо было что-то сообщить в штаб, он выпускал из танка голубя. Пошатываясь и удивленно моргая, голубь медленно брел в направлении штаба. Почему не летел А вы попробуйте, полетайте, подышав перед этим выхлопными газами при температуре 70 градусов. Таким образом, связь со штабом была, вежливо говоря, неустойчивой, и по итогам Первой мировой войны штабные офицеры сохранили о танках не лучшие воспоминания.
Шли годы, и конструкторы танков, пытаясь найти разумную альтернативу голубям, снова обратили взоры к электронике. Благо, рацию уже можно было, поднатужившись, разместить в танке. Проблема с размерами ушла, однако радиоэлектронные устройства по-прежнему оставались хрупкими и капризными. Транзисторных радиостанций на тот момент еще не существовало, и основной проблемой конструкторов была защита ламп от вибраций и прочих воздействий внутри танка. Часть ламп имела металлические колбы, но большинство были все же стеклянными. Вся конструкция крепилась на специальных пружинах-амортизаторах.
А на поле боя по-прежнему стреляли. И антенна радиостанции была ничем не лучше, чем мачта семафора или танкист с флажками.
Поэтому параллельно с эволюцией электронной начинки происходила и эволюция антенн. Первоначально применялись довольно громоздкие рамочные антенны, сильно увеличивающие габариты по высоте и демаскирующие машину. Более компактными были так называемые поручневые антенны, охватывающие корпус с боков. В дальнейшем появились тонкие и гибкие штыревые антенны.
Радиолампы сменялись полупроводниками, полупроводниковые транзисторы интегральными схемами… От банальной радиосвязи на общей частоте армия перешла на защищенные каналы связи, появилось шифрование передаваемой информации, передача видео, глобальное позиционирование, спутниковая связь…
Но проблема осталась на войне стреляют. И уровень развития военной техники позволяет «стрелять» именно по системам связи. Противник может поставить радиопомехи. Противник может врезаться в канал связи и начать радиоигру. Противник может, наконец, просто взорвать атомную бомбу и вывести из строя всю электронику электромагнитным импульсом. Даже спутниковая связь может быть нарушена. Что остается командиру Флажки! Флажки, применение которых до сих пор регламентируется боевыми уставами сухопутных войск большинства современных государств.
С экономической точки зрения боевые действия подразумевают потребление разнообразных ресурсов, наиболее важным и невосполнимым из которых являются люди. Именно обученный профессионал-танкист является самой ценной частью боевой машины. Гораздо проще и быстрее сделать новый танк, чем обучить новый экипаж. Разрабатывая эффективные способы эвакуации экипажа из подбитого танка, конструкторы пришли к парадоксальному решению быстрее всего может покинуть подбитый танк тот экипаж, который в нем не находится.
Речь идет, разумеется, о дистанционно управляемых боевых машинах.
В 30-е годы прошлого века такие машины было принято называть телетанками. Телетанк это танк, управляемый по радио, изготовленный на базе серийного легкого танка. Основными телетанками в Советском Союзе были ТТ-18 и ТТ-26, на основе Т-18 и Т-26 соответственно.
Например, 217-й отдельный танковый батальон 30-й химической танковой бригады состоял из парных боевых групп танков Т-26. В каждой паре был танк управления, он обозначался индексом ТУ, а сам телетанк ТТ. В танке ТУ в составе экипажа находился оператор, который управлял по радио второй машиной. Она могла уходить на километр-полтора вперед от танка управления и имела своеобразное вооружение. Такой танк мог поставить дымовую завесу для этого на нем был специальный бак. Конструкторы предполагали, что этот танк может доставить поближе к врагу и распылить химическое оружие, не подвергая опасности экипаж. На него ставился огнемет, который тоже включался командой по радио. Был пулемет ДТ.
И, наконец, существовала особая модификация телетанка, не имевшая башни, зато обладавшая усиленным бронированием и специально изготовленной ходовой частью, значительно более надежной, чем у серийного Т-26. При помощи такого танка к ДОТу противника можно было доставить специальный ящик, защищенный броней в 30 миллиметров. А в нем 500 килограммов взрывчатки. Командой по радио приводился в действие механизм сброса бомбы. От удара о землю включался взрыватель с задержкой 15 минут за это время танк задним ходом необходимо было отвести на безопасное расстояние. Взрыв такого заряда рушил самые страшные железобетонные ДОТы на четыре этажа вниз.
Тяги и рычаги танка приводились в действие пневматикой: работал компрессор, нагнетавший воздух в специальный баллон, а оттуда сжатый воздух подавался на поршни манипуляторов. Процессом управляли электромеханические реле, включавшиеся радиокомандами. Приемопередающее оборудование позволяло управлять шестнадцатью параметрами. Оператор работал с пульта, у которого на лицевой панели было около 20 кнопок, по четыре в ряду. Первая кнопка «Товсь» подготовка к выполнению одной из боевых команд, вторая кнопка «Огонь» огнеметание (или заражение местности), четвертая кнопка «Дым», постановка дымовой завесы. Далее во втором, третьем и четвертом рядах расположены кнопки, осуществляющие управление танком ТТ. Первая кнопка пуск двигателя, вторая малая передача, с третьей по шестую передачи от первой до четвертой, седьмая задний ход, восьмая башня влево, девятая башня вправо, десятая поворот танка влево, одиннадцатая кнопка вправо. Справа над кнопками на лицевой панели пульта находилась красная лампа контроль включения пульта. На том же уровне слева в углу переключатель перехода работы с одного радиоканала на другой. При этом танком мог управлять и обычный механик-водитель, внутри были сохранены все штатные органы управления Т-26. Внешне телетанки отличались от серийных наличием на крыше башни двух бронированных стаканов, защищающих от разрушения выводы штыревых антенн и их изоляцию при попадании под огонь из стрелкового оружия.
Стремясь предусмотреть все, конструкторы встроили в систему управления даже защиту от «бунта машин». Танк можно было догнать, открыть специальную коробочку сзади и заглушить двигатель, применяя обычный метод замыкания на массу. В случае выхода ТТ из зоны досягаемости танком ТУ, в ТТ автоматически через 30 секунд срабатывало устройство команды «стоп». Танк останавливался и ожидал с работающим двигателем очередной команды из ТУ, который к тому времени должен приблизиться к ТТ на расстояние устойчивой деятельности радиоканалов (использовались два канала КВ и УКВ между которыми можно было переключаться).
В Советском Союзе было всего два батальона телетанков. Один из них располагался под Ровно, и немцы разбомбили его в первые месяцы войны. Второй базировался под Ярославлем. Некоторое время его берегли оборудование было секретным. Но во время битвы за Москву оборудование сняли, посадили экипажи, и бывшие телетанки пошли в бой.
Похожие разработки велись и в других странах. В Германии в качестве «сухопутной торпеды» выступала танкетка с громким названием «Голиаф», она же «специальная машина 303». Использование проводного управления делало машину ненадежной. В итоге вместо использования «Голиафа» по назначению во время боев за Берлин его кустарным образом переделали в танкетку.
В 1942 году в Англии начали испытывать свой вариант «сухопутной торпеды». Машина, названная «Скорпион», имела дистанционное управление. Она передвигалась посредством восьми колес и, что интересно, была плавающей. Однако дальше экспериментов тогда у англичан дело не пошло.
Концепция управляемых танков была порождением позиционной войны. Однако Вторая мировая война показала, что современные боевые действия носят скорее маневренный характер, для которого скорость реакции и возможности телетанков оказались недостаточными. Вплоть до конца XX века единственными, хотя и наиболее яркими представителями телетанков были советские луноходы.
За более чем вековую историю техника совершила существенный скачок вперед по сравнению с голубиной почтой, и в распоряжении современного танкиста имеются весьма развитые средства связи. Но на войне по-прежнему стреляют, и на случай если суперсовременная система связи даст сбой, танкисту неплохо иметь под рукой гражданский сотовый телефон.
А лучше сразу флажки.

СРЕДСТВА СВЯЗИ НА ПОЛЕ БОЯ Позиционируя свои телефонные аппараты М-серии как первые и единственные «мобильные внедорожники», компания Siemens не совсем права. Есть мобильные средства связи,

СРЕДСТВА СВЯЗИ НА ПОЛЕ БОЯ Позиционируя свои телефонные аппараты М-серии как первые и единственные «мобильные внедорожники», компания Siemens не совсем права. Есть мобильные средства связи,

СРЕДСТВА СВЯЗИ НА ПОЛЕ БОЯ Позиционируя свои телефонные аппараты М-серии как первые и единственные «мобильные внедорожники», компания Siemens не совсем права. Есть мобильные средства связи,

СРЕДСТВА СВЯЗИ НА ПОЛЕ БОЯ Позиционируя свои телефонные аппараты М-серии как первые и единственные «мобильные внедорожники», компания Siemens не совсем права. Есть мобильные средства связи,

СРЕДСТВА СВЯЗИ НА ПОЛЕ БОЯ Позиционируя свои телефонные аппараты М-серии как первые и единственные «мобильные внедорожники», компания Siemens не совсем права. Есть мобильные средства связи,

СРЕДСТВА СВЯЗИ НА ПОЛЕ БОЯ Позиционируя свои телефонные аппараты М-серии как первые и единственные «мобильные внедорожники», компания Siemens не совсем права. Есть мобильные средства связи,

СРЕДСТВА СВЯЗИ НА ПОЛЕ БОЯ Позиционируя свои телефонные аппараты М-серии как первые и единственные «мобильные внедорожники», компания Siemens не совсем права. Есть мобильные средства связи,

СРЕДСТВА СВЯЗИ НА ПОЛЕ БОЯ Позиционируя свои телефонные аппараты М-серии как первые и единственные «мобильные внедорожники», компания Siemens не совсем права. Есть мобильные средства связи,

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *