НИКОЛАЕВСКИЙ СУХОЙ ДОК ВО ВЛАДИВОСТОКЕ

НИКОЛАЕВСКИЙ СУХОЙ ДОК ВО ВЛАДИВОСТОКЕ Постройке этого сухого дока придавалось особо важное значение, ибо он давал возможность в военное время нашему флоту стать твердой ногой на Дальнем

Постройке этого сухого дока придавалось особо важное значение, ибо он давал возможность в военное время нашему флоту стать твердой ногой на Дальнем Востоке…
Весной 1861 года, всего спустя год после основания военного поста Владивосток, к берегам Золотого Рога уже пришло первое иностранное торговое судно «Эмма и Матильда». Становление и развитие будущего города (которым Владивосток стал уже спустя 20 лет, в 1880 году) как базы Сибирской военной флотилии не стало преградой и для развития коммерческого судоходства. Эти факторы обусловили быстрое развитие города на полуострове Муравьева-Амурского. Вместе с тем, опережающий рост требовал соответствующего хозяйственного устройства гавани. Требовались пирсы, причалы, склады, дороги все, что делало возможным погрузку и разгрузку кораблей, снабжение их провиантом, топливом, водой. Кроме этого, необходимы были также различные мастерские, доки, кузницы для корабельного ремонта. Так во Владивостоке в 1865 году появилось сначала «Адмиралтейство», а позже, в 1887 году, начался перенос порта и мастерских в «Новое Адмиралтейство».
Еще в 1862 году бывший военный губернатор Приморской области контр-адмирал П.В. Казакевич, предвидя скорый рост тогда еще военного поста Владивосток, делал представление в Петербург о необходимости завести в бухте Золотой Рог плавучий и сухой доки. Решение этого вопроса затянулось и первый док (им стал железный плавучий док системы Кларка, конструкции которого частично заказывались в Англии) во Владивостоке начали строить только в 1880-х годах, а сдали только в 1889 году. Первой в плавучий док для ремонта поставили баржу, затем в нем побывали шхуны «Ермак», «Сибирь» и «Тунгуз», а также колесный пароход «Амур». Док имел длину 304 фута (90 метров) и мог принимать суда водоизмещением до 8,4 тысяч тонн.
Однако плавучий док не мог принимать на ремонт крейсера первого ранга, что значительно ограничивало возможности Владивостока как главной военной базы зарождавшегося Тихоокеанского флота. Так что строительство сухого дока стало неизбежным. Работы по его созданию велись в районе «Старого Адмиралтейства» еще в 1868-1869 годы, но были прекращены из-за отсутствия средств. Однако недостроенный док стал использоваться для незначительного ремонта судов, среди которых были «Польза», «Буксир», «Кит», «Суйфун». В основном же, ремонт судов Сибирской флотилии и Тихоокеанской эскадры выполнялся в доках Японии вплоть до конца XIX века.
В октябре 1889 года портовая контора все же изыскала средства на постройку сухого дока и были объявлены торги. С 1890 по 1897 годы строительство дока находилось в ведении Морской строительной части Владивостокского военного порта, однако опыта строительства таких доков на Дальнем Востоке не было. После недолгих раздумий власти решили показать план и условия строительства Отто Васильевичу Линдгольму, который уже был подрядчиком строительства плавучего дока, а также мастерских в Адмиралтействе. В конечном счете контракт все же был подписан и предусматривал начало работ в 1891 году и завершение в 1897 году. Все поставки оборудования и строительство обеспечивал Торговый дом «О.В.Линдгольм и К°», тогда как техническое руководство осуществлял главный инженер-полковник морского ведомства Василий Васильевич Иванов.
В.В. Иванов также не был новичком в своем деле. Под его руководством и при его энергичном участии во Владивостоке строились: судоремонтные мастерские, минный городок, военно-морской госпиталь, казармы Сибирского флотского экипажа, дома Докторской слободы и т.д. В 80-е годы XIX столетия решением городской думы одна из улиц Матросской слободы была названа улицей Ивановской.
Уже 17 января 1891 года место строительства дока освятили, а 18 мая в 10.00 в присутствии наследника престола Цесаревича Николая Романова в Минном овраге (территория «Нового Адмиралтейства») состоялась закладка сухого дока. Первую тачку с грунтом вывез сам Цесаревич и после освящения собственноручно опустил закладную доску и залил ее цементом.
Надпись, сделанная на закладной доске, гласит:
«1891 года, мая 18 дня, в благополучное царствование Его Императорского Величества Государя Императора Александра III, при генерал-адмирале Его Императорском Высочестве и Великом Князе Алексее Александровиче, заложен сей док имени Цесаревича Николая, Его Императорским Высочеством Господином Наследником Цесаревичем и Великим Князем Николаем Александровичем, в присутствии Его Королевского Высочества принца Георга Греческого, при управляющем Морским министерством вице-адмирале Н.М. Чихачеве, командире владивостокского порта контр-адмирале П. И. Ермолаеве, главном инженере-строителе порта и строителе дока, инженере и военном полковнике В. Иванове».
Затем строитель дока О. В. Линдгольм закрыл доску особым камнем, по которому Цесаревич три раза ударил молотком. Раздался торжественный салют. Военный губернатор П. Ф. Унтербергер произнес краткую речь.
На этом церемония закончилась. Впереди были годы строительных работ.
«Отныне, писала местная газета, мы не будем уже обращаться к дорогим услугам иностранцев для починки наших судов, и платимые им сотни тысяч рублей останутся у нас».
Гигантская стройка привлекла в 1890 году во Владивосток несколько тысяч китайских рабочих, несмотря на свирепствующую в то время на Дальнем Востоке холеру. Почти все работы выполнялись вручную и в тяжелейших условиях. Строители производили бойку щебня, откачку воды и рыли котлован по колено в грязи. Выкопанная земля использовалась для засыпки расположенного неподалеку Жариковского оврага, а также на планировку площади рядом с доком.
Благодаря фотографиям можно представить объем работ, выполненный китайскими землекопами, каменщиками и бетонщиками. Китайские рабочие были главной движущей силой этого строительства.
Док строился тяжело и довольно долго. Почти весь котлован вырыли в скале. Это дало бут, щебень и даже ступенчатые плиты, причем в достаточном количестве. Гравий доставляли с мыса Песчаного, песок с острова Русского и Сидеми, цемент для бетонирования днища из Англии, остальные материалы из Новороссийска и Японии. По килевой линии были поставлены гранитные параллелепипеды, привезенные из Японии, так как в Уссурийском крае не нашли крепкого гранита. Строительство сухого дока обошлось казне в 2 млн рублей.
Выемка грунта заняла полгода. Весной 1892 года началась каменная кладка, а с 1893 года бетонная, которая продолжалась около 2,5 лет. Потом готовый бетон больше года креп. В 1895 году дно дока уже было готово и началось возведение стенок.
В августе 1895 года на доке побывал адмирал С.О. Макаров. Степана Осиповича заинтересовала первая и единственная судоремонтная база на Дальнем Востоке. В телеграмме в Морской технический комитет от 31 августа 1895 года он писал:
«Сейчас осмотрел работы по постройке дока, полагают до морозов окончить все собственно по доку и затвору. Также будет окончено и водоотливное здание, к весне поставлены машины. Задержка лишь за расчисткой входа в док, разборкой перемычки. Если машины землечерпательные заказаны и придут осенью, то зимой их могут собрать и весной начать расчистку. Набережная у входа в док не разрешена, без нее док будет иметь незаконченный вид, и прилегающие к ней части по незаконченности будут повреждаться, что даже может воспрепятствовать пользованию доком. Строитель говорит, что если бы теперь разрешили набережную, то можно зимой готовить камень и в апреле приступить к кладке, и пока землечерпательные машины будут удалять грунт снаружи дамбы, кладка будет окончена, а в сентябре можно было бы иметь расчищенный вход и ввести в док корабли самого большого размера. В интересах службы считаю долгом сообщить, что набережные при доке, о которых хлопотал командир порта, настоятельно необходимы. Заготовка гранита для дока ведется на острове Аскольд. Макаров»
В 1896 году на Всероссийской Нижегородской художественно-промышленной выставке выставлялась модель Владивостокского дока. Также приводились данные об объеме строительных работ и размерах дока: было вынуто 32 тысячи куб.саженей (41,6 тысячи куб.м) земли и скальных пород, причем периодически производились взрывы с помощью особого шведского состава белита. Длина дока на кильблоках составляла 500 футов (152,4 м), так что в нем мог разместиться довольно крупный военный корабль длиной до 550 футов (167,64 м). Дно на глубину 31,5 фута (9,6 м) выстилалось камнем и на 6,5 фута (1,98 м) бетоном.
7 октября 1897 года состоялось торжественное открытие построенного сухого дока во Владивостоке, названного именем цесаревича Николая. Первым в него вошел первый российский океанский броненосный крейсер 1 ранга «Дмитрий Донской». Командир Владивостокского порта контр-адмирал Г.П. Чухнин рапортовал управляющему Морским министерством вице-адмиралу П.П. Тыртову: «Доношу, что 7 сего октября состоялось открытие сухого имени Цесаревича дока и ввод в него крейсера 1 ранга «Дмитрий Донской». У водокачки помещен почетный караул, состоящий из ротных Сибирского флотского экипажа, со знаменем и с хором портовой музыки, затем вокруг всего дока шпалерами была размещена вся свободная от службы команда Сибирского экипажа и с судов эскадры по назначению командующего эскадрой в Тихом океане Крейсер был введен в док в 7 минут, затем затвор был задвинут, и откачали 3 фута воды с тем расчетом, чтобы киль коснулся блоков (доковых опор). К вечеру того же дня крейсер был поставлен на киль, и распоры утверждены. 8 октября крейсер был окончательно установлен, а вода откачена».
Газета «Владивосток» сообщала:
«Седьмое октября 1897 года будет всегда памятным Владивостоку. В этот день, отныне исторический, Владивосток обзавелся сухим доком, которому равного по размерам нет на всем Дальнем Востоке. Открытие дока радость не только для Владивостока, но и для всей России. С этого памятного дня Россия в водах Тихого океана становится независимой от иноземцев, и правительственные деньги, прежде затрачиваемые на пользование чужими доками, будут оставаться в той же русской земле. За Владивостоком великое будущее, будущее Гонконга, если только мы, русские, теперь твердо здесь обосновавшиеся, не ослабнем в энергии и будем так же неукоснительно преследовать задачи, поставленные в основании приобретения этого края».
13 октября 1904 года броненосный крейсер «Громобой», участвовавший в боевых действиях в составе Владивостокского отряда крейсеров, потерпел аварию в заливе Посьета, повредив дно на протяжении 18 шпангоутов. Самостоятельно вернувшись во Владивосток, он 8 ноября встал на ремонт в док. Ремонт «Громобоя» был завершен в феврале 1905 года
Эксплуатация дока продолжалась без перерыва и аварий до конца 1914 года, хотя уже в 1906 году в конструкции дока стали замечаться дефекты в облицовке пилонов, размыв кладки. Текущий их ремонт продолжался около 5 лет. Но в 1910 году грунтовые воды проникли в носовую часть дока с нагорной стороны. Со всей очевидностью встал вопрос о капитальном ремонте. В конце 1914 года док вывели из эксплуатации и передали в ведение строительной части порта. Начатый и частично произведенный капитальный ремонт по устройству донных галерей со смотровыми колодцами, укладка облицовочных полос по днищу закончились в 1917 году.
Первое время после установления советской власти на Дальнем Востоке док приостановил свою работу и пришел в запустение.
Док 3 (уже утративший свое царское имя) начали восстанавливать в 1931 году, ремонт растянулся на 5 лет. Восстановление сухого дока в 1931-36 годах диктовалось и соображениями чисто экономического характера, а также назревшей потребностью в доках для ремонта быстрорастущего транспортного флота Тихоокеанского бассейна.
В Великую Отечественную в доке шли скоростной ремонт и модернизация боевых кораблей и подводных лодок.
Принцип работы сухого дока сегодня, спустя больше века с момента строительства, остался прежним. При постановке корабля в док его вводят в заполненную водой камеру сооружения, закрывают батопорт (затвор) и откачивают воду с помощью насосов обратно в бухту. Таким образом корабль садится на кильблоки. После ремонта камеру заполняют водой, вследствие чего корабль всплывает. Затвор открывают, и корабль выводят в море.
Внутреннее устройство дока также не менялось с 1897 года за исключением замены рабочих систем на современные. В разные годы устанавливалось и модифицировалось рабочее оборудование: система подачи воды, оборудование насосной станции, электрические системы и другие агрегаты. К примеру, раньше рабочие использовали строительные леса для очистки, покраски и ремонта судна, сегодня же эту работу выполняют с помощью автомобилей-подъемников. Сегодня для очистки корпуса от ржавчины используются пескоструйные машины, тогда как в начале 20-го века корпуса чистили вручную. Любую деталь судна можно поднять на поверхность для ремонта или замены.
Можно быть уверенным в том, что и 100 лет спустя Николаевский сухой док будет в строю благодаря будущим модернизациям и своевременным решениям, которые предпринимает Дальзавод. Они происходят и сегодня. Обновляется не только сам док, но и его периметр: асфальтируется дорога, устанавливаются новые подпорные стены. Поддерживаются в порядке и объекты гражданской обороны на территории дока бомбоубежища.
Еще одна реликвия Дальзавода корпусно-доковый цех 8, в котором ремонтируются и воссоздаются детали судов. Он начал свою работу одновременно с доком. Эти объекты и сегодня работают синхронно. Некоторое оборудование поставлено еще в годы Второй мировой войны по программе ленд-лиза, но служит предприятию и по сей день. Реконструируется и обновляется и само здание цеха.
Сегодня на территории ОАО «Центр судоремонта «Дальзавод» помимо сухого дока работает еще один в районе Луговой, а также пять плавучих. План работы дока расписан на годы вперед. За год в док встают на ремонт 5-7 судов, их ремонтируют 2-3 месяца в зависимости от объема заказа.
Ремонт небольших же пароходов осуществляется на берегу. Их достают из воды с помощью кранов и ставят на опоры.
В настоящий момент эти мощности позволяют справляться с сегодняшними объемами.

НИКОЛАЕВСКИЙ СУХОЙ ДОК ВО ВЛАДИВОСТОКЕ Постройке этого сухого дока придавалось особо важное значение, ибо он давал возможность в военное время нашему флоту стать твердой ногой на Дальнем

НИКОЛАЕВСКИЙ СУХОЙ ДОК ВО ВЛАДИВОСТОКЕ Постройке этого сухого дока придавалось особо важное значение, ибо он давал возможность в военное время нашему флоту стать твердой ногой на Дальнем

НИКОЛАЕВСКИЙ СУХОЙ ДОК ВО ВЛАДИВОСТОКЕ Постройке этого сухого дока придавалось особо важное значение, ибо он давал возможность в военное время нашему флоту стать твердой ногой на Дальнем

НИКОЛАЕВСКИЙ СУХОЙ ДОК ВО ВЛАДИВОСТОКЕ Постройке этого сухого дока придавалось особо важное значение, ибо он давал возможность в военное время нашему флоту стать твердой ногой на Дальнем

НИКОЛАЕВСКИЙ СУХОЙ ДОК ВО ВЛАДИВОСТОКЕ Постройке этого сухого дока придавалось особо важное значение, ибо он давал возможность в военное время нашему флоту стать твердой ногой на Дальнем

НИКОЛАЕВСКИЙ СУХОЙ ДОК ВО ВЛАДИВОСТОКЕ Постройке этого сухого дока придавалось особо важное значение, ибо он давал возможность в военное время нашему флоту стать твердой ногой на Дальнем

НИКОЛАЕВСКИЙ СУХОЙ ДОК ВО ВЛАДИВОСТОКЕ Постройке этого сухого дока придавалось особо важное значение, ибо он давал возможность в военное время нашему флоту стать твердой ногой на Дальнем

НИКОЛАЕВСКИЙ СУХОЙ ДОК ВО ВЛАДИВОСТОКЕ Постройке этого сухого дока придавалось особо важное значение, ибо он давал возможность в военное время нашему флоту стать твердой ногой на Дальнем

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *