ЛАДОГА КАК КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ

ЛАДОГА КАК КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ Как и положено двум близким соседям, Русь и Швеция воевали друг с другом часто, жестоко и кроваво, иногда прерываясь на мирное торговое добрососедство. Главным

Как и положено двум близким соседям, Русь и Швеция воевали друг с другом часто, жестоко и кроваво, иногда прерываясь на мирное торговое добрососедство. Главным камнем преткновения первых военных конфликтов русских со шведами выступала Ладога — бывшая скандинавская Адельгьюборг, которая после сожжения оной словенами из Любшанской крепости, была восстановлена норманнами и вскоре стала первой столицей формирующегося древнерусского государства — державы Рюрика.
Другой объектом притязаний обеих сторон была Финляндия, и если во времена централизованной Руси шведы крайне редко решались вторгаться в подвластные Новгороду пределы (этому способствовали также родственные и брачные узы русских князей и шведских конунгов), то к середине 12 века шведская экспансия вступила в активную фазу (русская, правда, от неё мало чем отличалась). В 1142 году шведские мореходы, пользуясь тем, что Новгородское княжество подверглось атаке финского племени емь, совершили первое нападение, однако оно кончилось неудачей: свеи потеряли три шнеки и 150 воинов. К сожалению, что творилось в это время внутри самой Швеции известно очень смутно — шведские источники того времени крайне скудны и носят полулегендарный характер. Скорее всего король Сверкер Кольссон продолжал объединение страны, приводя к повиновению Вестергётланд, где были сильны позиции его противника — конунга Магнуса Сильного, впоследствии погибшего в сражении у бухты Фотевик. К этому времени некоторыми источниками относится и первый шведский крестовый поход, имеющий целью покорения финских язычников и их христианизацию (сам Сверкер судя по строительству им монастырей был крещеным). Затем Сверкер погибает от предательского удара одного из своих дружинников и у руля становится Эрик Святой, который через 4 года правления сам получает удар мечом и власть захватывает сын Сверкера — Карл.
Так или иначе наладив дела внутри страны, шведы продолжили натиск в сторону русских земель, а именно на Ладогу, а с ней всё было очень интересно: одна из противоборствующих за королевскую власть в Швеции группировок вела свое происхождение от ярла Рёгнвальда, правившего в южной части Вестергётланда на рубеже X-XI веков. В силу политических обстоятельств он переселился на Русь, где, будучи доверенным лицом дочери прославленного шведского короля Олава Шётконунга — принцессы Ингигерд, выходившей замуж за Ярослава Мудрого, получил в управление Ладогу, которую русский князь передал в качестве свадебного подарка своей невесте. Младший сын Рёгнвальда, Стейнкель, родившийся уже на Руси, в середине XI в. стал шведским королем. Его сын Инге Старый, тоже проведший детство и юность в русских землях, получил после долгой борьбы унаследовал власть отца и выдал свою дочь Кристен за новгородского князя Мстислава. Другие потомки Рёгнвальда стали новгородскими боярами, обрусели и, по крайней мере с 1130-х, управляли этим городом как представители Новгорода.
Но в сознании шведов прочно засела идея о праве обладания землями «на пути из варяг в греки». Да и внутренние смуты в Новгороде начала 60-х годов 12-го века придавали уверенности.
Итак, весной 1164 года шведский флот из 55 судов внезапно вошел в Волхов — Ладожская крепость была осаждена. Численное превосходство шведов было подавляющим. Исходя из вместительности шнеки (40-60 человек), можно определить размер войска — 22003300 воинов, а может и больше. Для Средних веков весьма внушительная рать, а уж шведские ратники воевать умели — лихие набеги скандинавов были свежи в общеевропейской памяти. Однако и Ладога была крепким орешком — отстроенная полсотни лет назад в камне, твердыня с немногочисленным гарнизоном под командой новгородского боярина Нежаты хорошо подготовилась к обороне.
Этот воитель из Хольмгорда тремя годами ранее был лишен высшего выборного поста Новгородской земли посадничества. В Ладоге он был фактически в ссылке, а у власти в Новгороде находились его политические противники и личные враги князь Святослав Ростиславич, внук Мстислава Великого, последнего князя единой Руси, и посадник Захарий.
Опытный и испытанный воитель отдал приказ поджечь деревянный городской посад и укрыться в крепости. Сожжение посада — неукрепленной части города, стало не только демонстрацией решимости, а, в первую очередь, военной необходимостью. Во-первых, ладожане выигрывали время — свеи не могли атаковать пока не стихнет пожар. Во вторых, защитники крепости лишали врага готового строительного материала, необходимого для подготовки приступа. В третьих, оставляли шведов без прикрытия: теперь ладожане могли наносить им более значительный урон, стреляя со стен. Именно эти обстоятельства значительно повлияли на исход штурма, который был успешно отбит новгородскими «храбрами».
Надо сказать, что своеобразному политическому устройству средневекового Новгорода, который не был ни республикой, ни монархией в нашем понимании, соответствовала и его особенная военная организация, где помимо княжеской конной дружины и городового полка, заметную роль играл также «владычный полк» — отборный отряд «кованой рати», подчиняющийся высшему в княжестве духовному лицу. Надо помнить, что летописцы, говоря о «новгородцах» применительно к боевым действиям, часто подразумевают именно этот ограниченный круг закалённых военных профессионалов — отлично обученных, вооружённых и экипированных, а не некое подобие ополчения набранного из числа простонародья с дубинами в руках.
Итак, взяв Ладогу в осаду, караван шведских судов растянулся на несколько верст до порогов. Перекрыв подходы к крепости с суши, шведы несколькими лагерями расположились на берегу около реки Воронеги (Воронежки). Новгородцы же под командой тех самых князя Святослава Ростилавича и посадника Захария через 5 дней подошли к осажденному городу и совместно с ладожанами сошлись со шведами в битве, итогом которой стал полный разгром свейского войска — из 55 шведских кораблей 43 были захвачены русскими. По словам Новгородской первой летописи немногим скандинавам удалось спастись: «а мало ихъ убежаша и ти ѣзвьни (а и те раненые)».
Эта победа, кстати, имела последствия и для духовной жизни Северо-Западной Руси. Долго добиваясь для своего церковного владыки сана архиепископа, в следующем 1165 году новопоставленный владыка Илья, спустя несколько месяцев получает его, возглавив первую архиепископию в русской митрополии. Вероятно, в Киеве приняли во внимание, что потерпевшие поражение шведы-католики еще в 1164 году добились аналогичного сана для уппсальского епископа.
По преданию, в честь этой победы в Ладожской крепости был построен храм Георгия Победоносца. После данного поражения шведы 76 лет не рисковали нападать на новгородские земли.
По материалам интернета.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *