ЛЕТО В СТАРОМ КИЕВЕ

 

ЛЕТО В СТАРОМ КИЕВЕ Летом киевская жизнь, так или иначе, была связана с главной водной артерией города - Днепром. Как только позволяла погода (в мае или даже в апреле) на реке появлялись первые

Летом киевская жизнь, так или иначе, была связана с главной водной артерией города — Днепром. Как только позволяла погода (в мае или даже в апреле) на реке появлялись первые купальщики. Пляжей в современном понимании тогда не существовало, поэтому для них сооружали специальные купальни — дощатое закрытое строение для переодевания со ступеньками в реку. Кроме платных кабинок, Общество спасения на водах ежегодно устанавливало бесплатные пункты купания. Здесь сосуществовали мужское, женское, а временами и детское отделения. По понятным причинам женская купальня среди сильного пола пользовалась большой популярностью. Назойливость мужчин заставила полицмейстера издать приставам специальное предписание «оградить купающихся женщин от приставанья мужчин и не дозволять последним подплывать к женским купальням». Платные женские купальни модернизировали особыми заслонами под крышей, которые ограждали дам от нескромных взоров с берега.
Общество спасения на водах настоятельно рекомендовало киевлянам купаться лишь в таких специально оборудованных местах. Но купален на всех не хватало, поэтому киевляне купались где попало. Результат — печальная статистика утопающих.
«Редкий праздничный день обходится в летнее время без того, чтобы на Днепре не произошло нескольких несчастных случаев», — сообщала пресса.
Люди тонули, заплывая на глубину или под пароходы, попадали в водовороты или в сильное течение. Усугублялось все тем, что многие отдыхали на реке предварительно «приняв на грудь».
Миссию помощи утопающим взяло на себя Общество спасения на водах. Его стараниями в разных точках береговой линии устроили спасательные станции, где дежурили матросы. Центральная — у пароходных пристаней, две полустанции — около купален, наблюдательные пункты — около пристани Добровольского и на стрелке у входа в гавань. Кроме того, дежурили сторожа, готовые прийти на помощь. Между этими пунктами на 5-ти шлюпках курсировали матросы, высматривая утопающих.
Спасатели делали свою работу добросовестно и спасали даже тех, кто пытался утонуть намеренно. Однажды они трижды за день вытягивали из воды пьяного крестьянина Петр Афанасенко, который упорно пытался свести счеты с жизнью.
Неприятности подстерегали купальщиков не только в воде, но и на суше. Увлечение водными процедурами могло стоить киевлянину одежды. Сметливые босяки дежурили в прибрежных зарослях, чтобы улучить момент и похитить одеяния. Несчастным приходилось возвращаться домой в неглиже.
Каждый уважающий себя киевлянин среднего достатка летом стремился прокатиться на пароходе. Киев был пунктом, откуда водный транспорт шел в дальнее плавание к Екатеринославу, Кременчугу, Пинску, Чернобылю, Чернигову, Гомелю, Могилеву. «Пригородные» рейсы связывали город с Никольской слободкой на Левом берегу.
Отдельно устраивали пароходные гуляния поездки на специально зафрахтованных судах в близлежащие местности. Инициаторами таких развлечений выступали разнообразные общественные организации, надеясь собрать определенную сумму на благие цели. Стоимость поездки различалась в зависимости от пола и возраста пассажира. Поездка в 1901 г. мужчинам обходилась в 75 копеек, дамам в 50 копеек, а дети платили всего 25 копеек. Позже ценовая политика усовершенствовалась — появились семейные билеты на четыре персоны стоимостью от 3 до 6 рублей.
Летом водная гладь Днепра покрывалась множеством катеров, лодок и лодчонок. Любители водных прогулок выезжали на реку целыми компаниями, захватив с собой выпивку и закуску. Особенно людно на Днепре бывало на Троицу. Юркие лодки часто пересекали курс больших пароходов, чем вызывали раздражение судовых команд. Особенным шиком среди молодежи считалось подплыть на лодке максимально близко к пароходу, чтобы поймать волну.
Сумерки и темнота не останавливали лодочников-любителей. На нос суденышка ставили зажженный фонарь, чтобы обезопасить себя от столкновений. Изобретательная молодежь из ночного катания устраивала целое шоу. В июле 1905 г. крестьяне у правого берега грузили сено и по неосторожности опрокинули его в реку. Лодочники зажигали плывущие копны сена и любовались небывалой огненной иллюминацией Днепра. Судовладельцы переполошились, что горящее сено сожжет пароходы на пристани. Береговые надзорщики целый час тушили пламя, а стражи порядка поймали двух поджигателей — булочников Нестеренко и Федосенко.
Летом на воде не только развлекались, но и занимались спортом. Киевский яхт-клуб устраивал гонки на веслах и под парусом. Разыгрывали несколько престижных наград золотой и серебряный жетон для гребцов, шелковый флаг, звание лучшего гребца яхт-клуба, призы командора и вице-командора клуба. Имена победителей Подборского, Завадского, Дубровина, Домбровского были у всех на устах.
Соревнования привлекали множество зевак, которые собирались в усадьбе клуба в северной части Труханова острова. Тем более, что там имелись все удобства — тенистый парк, купальни, крокет, бильярд, хороший буфет.
В день святого Петра и Павла яхт-клуб традиционно устраивал народные гонки, куда записывались все желающие. В 1901 г, например, в таких гонках участвовало 38 судов в четырех разрядах: двойки с рулевыми, одиночки с рулевыми, одиночки без рулевых и рыбацкие каюки. Победители в награду получали изящные шелковые мешки с серебряными рублями.
Для маленьких киевлян на базе яхт-клуба ежегодно проходил детский праздник, приуроченный ко дню рождения царя Петра І. Дети запускали бумажные воздушные шары, участвовали в факельном шествии, и в качестве апофеоза программы — вместе со спортсменами совершали вечернюю прогулку по реке при свете фонарей.
Свои лодки и катера яхтсмены ежедневно сдавали в прокат обычным киевлянам. В среднем до двухсот человек в день пользовались этой услугой. Особенно много народу приходило в четверг, когда кроме катания можно было еще и потанцевать под оркестр военной музыки.
Но летние сезоны начала прошлого века изматывали горожан жарой и духотой. Случалось, что температура подскакивала до 40 градусов. Люди и лошади извозчиков теряли сознание, воздух пропитывался пылью, а ветер гонял пыльные облака по улицам. Поэтому поливка улиц являлась насущной необходимостью. Городская власть обязывала домовладельцев заключать контракты с Обществом водоснабжения на поставку воды для поливальных приспособлений. Главные улицы (такие как Крещатик или Большая Васильковская) поливали трижды в день, второстепенные — дважды.
Жара создавала колоссальный дискомфорт, но шедший ей на смену ливень, иногда сопровождавшийся ураганом, превращался в настоящее бедствие. 7 июля 1902 г. Киев пережил один из самых страшных разгулов стихии. Ветер выворачивал деревья с корнями, падал град величиной с лесной орех, вода, заливала подвалы и нижние этажи домов. Ливень превратил Крещатик в настоящую реку, где вода местами достигала полтора метра. Мелководная Лыбедь стала широкой судоходной рекой и покрыла собой прилегающие огороды.
На Крещатик срочно вызвали пожарных, которые с помощью насосов освобождали затопленные дома, но имущество было уже не спасти.
Подобные грозы, хоть и в меньшем масштабе, повторялись. Летом 1905 г., например, киевляне пережили целых два больших потопа, а предприниматели понесли двойные убытки.
Застигнутым бурей судам на Днепре также завидовать не приходилось. В августе 1902 г. жертвой стихии оказался грузовой пароход «Эммануил». Команда едва успела эвакуироваться на шлюпки, когда судно пошло ко дну. Пассажирский пароход «Чернигов», шедший в это время из Киева в Чернобыль, сильный порыв ветра резко наклонил на правый бок. Только благодаря хладнокровию капитана, который приказал всем немедленно перейти к левому борту, удалось предотвратить катастрофу.
Летом Киев заметно пустел. Состоятельные киевляне выезжали из городских квартир на дачи. Жилье свое оставляли на попечение прислуги и дворников, которые не всегда оправдывали доверие: устраивали в квартирах пирушки и попойки.
Вместо выехавших в город прибывали туристы из разных частей империи, даже из таких отдаленных как Сибирь.
«Повсюду на улицах, в вагонах городской железной дороги, в соборах и т.д. можно увидеть приезжих с путеводителями по Киеву в руках, с интересом расспрашивающих о разных достопримечательностях древней столицы Руси», — писали газеты.
В обязательную экскурсионную программу входили Софийский, Владимирский и Михайловский соборы, Лавра, Владимирская горка, Кирилловская церковь, сад Купеческого собрания.
Желающие посещали традиционные конные рысистые бега на Печерском ипподроме, которые стартовали в июне. Лошади и наездники состязались более двух недель, разыгрывали множество денежных призов разного номинала. Самый престижный — «Большой трехлетний приз» — составлял 2,5 рублей. Скачки манили к себе любителей азарта: на ипподроме легально работал тотализатор и любой киевлянин мог испытать удачу.
Летом горожане лакомились многочисленными дарами природы. В июне на рынки поступала клубника и земляника. Поздним вечером ягоды привозили в город из окрестных садов и специальных ягодных хозяйств, а перекупщики целыми артелями уже стерегли их в Слободке и на Демеевке. Ночью они выкупали крупные партии и, накручивая цену, сбывали ягоды на Киевских базарах, особенно на Житнем, который славился такого рода торговлей. В августе из Херсонской, Полтавской и Черниговской губерний в Киев доставляли арбузы. На пристани их встречала санитарная комиссия. Незрелые и порченые плоды проверяющие тут же разбивали и бросали в Днепр. Целые массы арбузов плыли по течению, и сметливые жители Предмостной Слободки ловили их, лавируя на лодках. Летом в достаточном количестве продавали смородину, вишни, крыжовник абрикосы, персики, яблоки. Цена год от года колебалась и зависела от урожая и стабильного привоза.
Киевляне использовали эти дары природы не только в пищу, но и для приготовления разнообразных варений, настоек и эссенций.
Среди прочей летней снеди спросом пользовались раки. Некоторое время их в Днепре почти не водилось, но уже в 1905 г. улов был обилен. На Житнем и Бессарабском базарах раки продавали по 15-20 копеек десяток, но непосредственно у рыбаков их можно было купить существенно дешевле — 30-40 копеек за сотню.
В ХХ веке киевляне привыкли к городским удобствам — канализации и водопроводу. Тем тяжелее переживали они сбои в работе коммунальных служб, особенно летом. Целыми неделями в дома, которые находились на возвышенных местах города, не подавалась вода. Причем, горожан даже не предупреждали о внезапных отключениях.
Частное Общество водоснабжения кивало на городскую власть, с ведома которой загрязнялся Днепр и это не позволяло системе нормально всасывать речную воду. Также водопроводчики жаловались, что город не желает отводить Обществу новые участки земли под артезианские скважины и тем самым тормозит развитие системы водоснабжения. В 1907-1908 гг. во время эпидемии холеры пришлось вовсе отказаться от речной воды и для жителей настали тяжелые времена.
Городская управа рекомендовала киевлянам экономить воду и делать запасы после 9-10 часов вечера, когда живительная влага все же иногда появлялась. Домовладельцы бросались запасаться водой, но напор в магистральной сети падал, и верхняя часть города вновь становилась обезвоженной.
В 1908 г. закрылись бани Михельсона на углу улиц Караваевской и Пушкинской — самое большое банное заведение города. Люди в отчаянии бродили дворами, надеясь хоть где-то отыскать воду. Но если она временами и появлялась, дворники отгоняли чужаков, чтобы сделать запасы для своих квартирантов.
«Гибнем от полного прекращения третьи сутки воды. Прошу защиты», — взывал к городскому голове домовладелец Паньковской улицы.
Сотни подобных обращений сыпались в Управу, и достигали даже ушей генерал-губернатора.
Но исправить положение удалось лишь постепенно, развернув в городе интенсивное бурение артезианских скважин.

ЛЕТО В СТАРОМ КИЕВЕ Летом киевская жизнь, так или иначе, была связана с главной водной артерией города - Днепром. Как только позволяла погода (в мае или даже в апреле) на реке появлялись первые

ЛЕТО В СТАРОМ КИЕВЕ Летом киевская жизнь, так или иначе, была связана с главной водной артерией города - Днепром. Как только позволяла погода (в мае или даже в апреле) на реке появлялись первые

ЛЕТО В СТАРОМ КИЕВЕ Летом киевская жизнь, так или иначе, была связана с главной водной артерией города - Днепром. Как только позволяла погода (в мае или даже в апреле) на реке появлялись первые

ЛЕТО В СТАРОМ КИЕВЕ Летом киевская жизнь, так или иначе, была связана с главной водной артерией города - Днепром. Как только позволяла погода (в мае или даже в апреле) на реке появлялись первые

ЛЕТО В СТАРОМ КИЕВЕ Летом киевская жизнь, так или иначе, была связана с главной водной артерией города - Днепром. Как только позволяла погода (в мае или даже в апреле) на реке появлялись первые

ЛЕТО В СТАРОМ КИЕВЕ Летом киевская жизнь, так или иначе, была связана с главной водной артерией города - Днепром. Как только позволяла погода (в мае или даже в апреле) на реке появлялись первые

ЛЕТО В СТАРОМ КИЕВЕ Летом киевская жизнь, так или иначе, была связана с главной водной артерией города - Днепром. Как только позволяла погода (в мае или даже в апреле) на реке появлялись первые

ЛЕТО В СТАРОМ КИЕВЕ Летом киевская жизнь, так или иначе, была связана с главной водной артерией города - Днепром. Как только позволяла погода (в мае или даже в апреле) на реке появлялись первые

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *