ЯПОНСКИЕ «ЗАМОЧНЫЕ СКВАЖИНЫ» ЧАСТЬ 2

 

ЯПОНСКИЕ ЗАМОЧНЫЕ СКВАЖИНЫ ЧАСТЬ 2 В позднем Кофун, т. е. в VI-VII вв., курганы уменьшились в размерах, но их количество возросло, поскольку они стали использоваться более широким кругом

В позднем Кофун, т. е. в VI-VII вв., курганы уменьшились в размерах, но их количество возросло, поскольку они стали использоваться более широким кругом правящей элиты. Появились целые курганные «кладбища» некоторые холмы были буквально покрыты «круглыми курганами» коридорного типа, имеющими в диаметре около 15м. Присутствие в крупных скоплениях погребений курганов разных форм и размеров, отличавшихся по составу погребального инвентаря, свидетельствует о далеко зашедшем процессе социальной и имущественной дифференциации.
Погребальный инвентарь включал в себя разнообразные предметы ежедневного обихода, отражавших различия в социальном положение и профессиональных занятиях (мечи, кузнечные принадлежности). Кроме того, обнаружены украшения и керамические сосуды как континентального (суэ), так и местного (хадзи бытовые сосуды, изготовленные без применения гончарного круга) типа с остатками пищи, предназначавшиеся, по всей вероятности, для обеспечения существования покойного в ином мире.
В конструкции и оформлении курганов имелись заметные региональные различия. Так, на севере Кюсюханива были вытеснены фигурами из местного туфа, а стены камеры украшались росписью. В Восточной Японии продолжалось производство ханива, к тому времени почти прекратившееся в Центральной Японии. Именно там выразительность и разнообразие ханива достигли наибольшего расцвета.
Самым известным погребением с росписью считается курган Такамацудзука (префектура Нара), датируемый VII в. Его диаметр составляет 18 м, высота 5м. Росписи Такамацудзука имеют прямые параллели с росписями корейских курганов. На потолке погребальной камеры изображено звёздное небо. На восточной стене помещёно изображение солнца и синего дракона, окруженными четырьмя мужскими фигурами с одной стороны и четырьмя женскими с другой. Западную стену украшают луна и белый тигр, также окруженные восемью фигурами мужчин и женщин. На северной стене изображен гибрид змеи с черепахой. Роспись южной стороны, видимо, должна была изображать птицу Феникс (яп. судзаку, кит. чжуняо «красный сокол») одного из представителей животно-мифологического мира, соотносимого в китайской традиции со сторонами света. Погребальный инвентарь этого кургана был почти полностью разграблен.
Несмотря на региональные отличия в типах курганов и содержащейся в них погребальной утвари, принципиальное единообразие погребальных сооружений на значительной территории свидетельствует о быстроте распространения культурной информации по всей территории государства Ямато. Механизмы её передачи на данный момент не вполне ясны. Ключ к ответу на этот вопрос следует, видимо, искать в высокой плотности населения, условиях расселения, готовности населения к усвоению новой информации, в особенностях властных отношений.
Образование курганного культурного комплекса сопровождалось вытеснением из Центральной Японии культуры бронзовых колоколов дотаку. Существует основанное на данных мифологическо-летописных сводов традиционное мнение, что это произошло в результате завоевания этого района племенами, пришедшими с севера Кюсю. Антропологические исследования последнего времени показали, что для периода Кофун действительно характерно распространение «человека Яёй» (т. е. переселенцев с Корейского п-ова и их потомков) вплоть до равнины Нара. Правда, в связи с этим вряд ли можно говорить о «завоевании» как о военном походе: скорее, имело место довольно медленное и постепенное продвижение. Однако, в любом случае, распространение «курганной культуры» происходило при прямом участии переселенцев и их потомков.
В период Кофун климат Японских о-вов претерпел неблагоприятные изменения. Возросло количество осадков и произошло некоторое похолодание, что отодвинуло к югу ареал распространения заливного рисоводства и вынудило общество адаптироваться к несколько ухудшившимся условиям земледелия за счет ведения более интенсивного и эффективного хозяйства.
Развитие проходило по двум основным направлениям:
Во-первых, стали широко применяться металлические орудия труда, которые стали вытеснять деревянные. В значительной степени это было достигнуто за счет импорта из Китая и Кореи железных слитков, которые, похоже, использовались также в качестве денежного эквивалента.
Во-вторых, началось массовое строительство ирригационных сооружений, что потребовало кооперации не только на деревенском, но и на региональном уровне и, соответственно, привело к возникновению более сложной общественной организации и структур управления.
В результате значительно увеличилась площадь обрабатываемой земли, возросло количество населения, которое могло прокормиться с неё, усилилась централизация общественной жизни. Свидетельством высокой концентрации власти и ресурсов являются хранилища, найденные в Хоэндзака (неподалеку от Осака): там могло храниться около 4,5 тыс. т. риса.
Сооружение погребальных курганов открыло не слишком продолжительную в истории Японии эпоху своеобразной гигантомании, когда нарождавшаяся государственность пыталась утвердить себя при помощи возведения огромных сооружений, для чего местные вожди (и прежде всего правящий род) проводили мобилизации населения, оказавшегося к тому времени под их контролем. Этот период увлечения грандиозными проектами (в частности, государственным строительством огромных буддийских храмов) постепенно завершился с перенесением столицы в Хэйан в 794 г.
Стройки периода Кофун действительно могут поразить воображение. Самые большие из ныне известных курганов имеют более 200 м в диаметре, а периметр погребального сооружения «императора Нинтоку» составляет 486 м. Расчёты показывают, что для возведения последнего были проделаны земляные работы общим объемом 1405866 куб. м. Для перевозки такого объёма грунта требуется 562347 ездок 5-тонного грузовика. Если допустить, что переноска земли осуществлялась на расстояние 250 м, и один человек был в состоянии перенести 1 куб. м грунта за день, то для выполнения этого объёма работ потребовалось бы около 1406000 человеко-дней. Другими словами, если ежедневно на постройке кургана трудилась 1 тыс. чел., его сооружение заняло бы приблизительно 4 года.
Вдобавок, на поверхности курганов часто устраивали насыпь из мелких камней и гальки, а само погребальное сооружение окружали рвом с водой (вокруг «кургана Нинтоку» таких рвов было выкопано три). Археологический эксперимент, проведенный при реконструкции кургана Госикидзука (периметр 194 м, построен, на рубеже IV-V вв., расположен в современном г. Кобэ), показал, что там для сооружения такой насыпи понадобилось 2233500 камней общим весом в 2784 т.
В период Яёй все люди из одной общины жили на одной территории, окруженной рвом с водой. В курганный период, однако, выделились «управляющие», которые устраивали отдельно стоявшие от основного поселения обнесенные изгородью усадьбы точно так же, как и курганы, вынесенные за пределы кладбищ для простолюдинов. Жилища последних также подразделялись на несколько типов по размеру и конструкции (наземные, полуземлянки), которым, по всей вероятности, соответствовали и разные типы захоронений (могилы различной площади и с разным похоронным инвентарем).
Площадь поселений периода Кофун значительно увеличилась. Так, одно из наиболее крупных поселений времени Яёй Карако-Каги занимало 22 тыс. кв. м, а площадь поселения курганной эпохи Макимуку, расположенного на территории той же префектуры Нара, достигла 1 кв. км.
Раскопки, проводимые в районе Осака-Нара-Киото, демонстрируют наличие там развитого и высокоспециализированного типа хозяйства: поселений земледельцев, гончаров, рыбаков, солеваров, кузнецов. Это, в свою очередь, предполагает наличие развитых торговых связей. Так, упомянутое поселение Макимуку, по всей вероятности, стояло на пересечении торговых путей, о чем свидетельствует большое количество керамики, завезенной из других регионов (около 15%).
Китайская династическая хроника «Вэй Яматай чжи», охватывающая период 220-265 гг., несмотря на краткость её сообщения о «людях Ва» (японцах), дает весьма красочное (хотя, видимо, и не всегда достоверное) описание ситуации и нравов на архипелаге в то время. Так, в ней говорится, что «люди Ва» живут на отличающихся теплым климатом гористых островах, где они занимаются возделыванием риса, конопли и тутового дерева, а также используют железные орудия, хотя и не в большом количестве. В «земле Ва» насчитывается более 30 «стран», в которых «люди высокие» имеют по 4-5 жен, люди более низкого положения 2-3; одни люди считаются подданными других. В этих «странах» собираются налоги, а также устроены «рынки», где производится обмен товарами под надзором властей. Особо выделяется одна из этих «стран» Яматай, которая главенствует над остальными и даже имеет там своих наместников, дабы держать их «в страхе и ужасе».
Данные о политической истории Ва, сообщаемые «Вэй-чжи», гласят, что после периода длительных войн между государствами, Управлявшихся мужчинами, престол заняла девственница по имени Химико (Пимико), которая обладала магическими способностями и не показывалась людям на глаза. У неё был младший брат, который выступал в качестве медиума, помогая ей тем самым в делах управления. В 248 г. Химико умерла и была похоронена в огромном кургане.
Местоположение государства Яматай и соотнесение правительницы Химико с историческими фигурами, упоминаемыми в японских летописных источниках более позднего времени, остается предметом постоянной научной и околонаучной дискуссии. И если единственным приемлемым кандидатом «на роль» Химико является Дзингу (поскольку японские письменные источники сообщают только об одной женщине-правительнице), то с локализацией Яматай дело обстоит сложнее. В разное время историки помещали его то на севере Кюсю, то на равнине Нара. В настоящеё время более признана вторая точка зрения, поскольку к III в., как свидетельствуют археологические данные, север Кюсю в определенной мере утратил свою роль технологического и культурного донора, и распространение «кругло-квадратных» курганов шло именно из района Кинай в направлении Кюсю, а не наоборот.
Тем не менее, север Кюсю продолжал играть значительную роль в культурной, хозяйственной и политической жизни благодаря частым контактам с материковой цивилизацией, высокому культурно-технологическому уровню населения, наличию там месторождений железосодержащего песка.
Ханива, то есть цилиндры из обожженной глины, датируются эпохой Великих курганов, предназначались первоначально для того, чтобы удерживать землю курганов. Но постепенно в верхней части они стали украшаться изображениями предметов, животных и, наконец, человека. Так, в Ямура (Гумма-кэн) было найдено изображение женщины, прическа которой была увенчана тяжелым шиньоном, в ушах были подвески, на шее ожерелье из крупного жемчуга. Она представлена в полный рост, что для ханива является редкостью. Глина воспроизводит элегантность одежды, даже слегка намечены мотивы на ткани. Без сомнения, изображено лицо из высшей знати.
В Нохаре (Саитама-кэн) найдены ханива, изображающие танцора и танцовщицу, что подчеркивается различиями их прически. Скульптуры принадлежат поздней эпохе Кофун, но в целом представляют ту же цилиндрическую форму, которая присуща первым ханива, в двух полых цилиндрах просверлили отверстия и приделали руки. Все изготовлено с большим искусством.
Одна из редких находок периода железного века фигура воина в полный рост. У него доблестный вид: шлем, полные доспехи, отчетливо видны нарукавники, широкие штаны подвязаны под коленями шнурами. В его правой руке широкая сабля, в левой он держит лук. Скульптура найдена в Иидзука (Гумма-кэн), напоминает фигуры из гигантского кургана императора Нинтоку, что свидетельствует о расширении Кинай на восток.
Редкая находка периода железного века ханива дом. Установленный на ямах или поднятый на сваях, дом покрыт крышей, которую поддерживает мощная балка конька, ставшая одним из ярких элементов традиционной японской архитектуры. Четыре маленьких павильона, каждый перекрытый отдельной крышей, присоединяются к главному строению. Несомненно, находка из Сайтобару (Миядзаки-кэн) изображает жилище вельможи, такими строениями представлены и синтоистские святилища.
Облик древних воителей, энергии которых обязано своим возникновением первое японское государство, сегодня известен только по стилизованным силуэтам ханива. Первоначально ханива представляли собой простые глиняные цилиндрические емкости, поддерживающие землю у подножия кургана, образуя внешний элемент архитектуры; позднее ханива украшали верхнюю часть кургана изображениями образов земного мира животных, домов, лодок и людей. Эти глиняные фигуры с огромными глазами сегодня дают нам представление об образах Японии на заре ее истории.
Самый старым японским кофуном считается курган Хокэнояма (Хокэнояма-кофун; Hoenoyama ofun), расположенный в Сакурае (префектура Нара) и датирующийся концом III в. В районе Макимуку наиболее ранние дзэнпо коэфуны, т.е. кофуны в виде замочных скважин, датируются началом IV в., в их число входят Хасихака-кофун (Hashihaa ofun) и Сибуя Мукайяма-кофун (Shibuya Muaiyama ofun).
В конце VI в. кофуны сооружать перестали, что, вероятно, связано с реформами, проведёнными двором Ямато, и появлением буддизма. Двумя последними выдающимися кофунами являются Имасиродзука-кофун (Imashirozua ofun) длиной 190 м в Осаке, который считается могилой императора Кэйтая (eitai), а также Иватояма-кофун (Iwatoyama ofun) длиной 135 м в Фукуоке, который считается могилой Иваи (Iwai), давнего политического соперника Кэйтая.

ЯПОНСКИЕ ЗАМОЧНЫЕ СКВАЖИНЫ ЧАСТЬ 2 В позднем Кофун, т. е. в VI-VII вв., курганы уменьшились в размерах, но их количество возросло, поскольку они стали использоваться более широким кругом

ЯПОНСКИЕ ЗАМОЧНЫЕ СКВАЖИНЫ ЧАСТЬ 2 В позднем Кофун, т. е. в VI-VII вв., курганы уменьшились в размерах, но их количество возросло, поскольку они стали использоваться более широким кругом

ЯПОНСКИЕ ЗАМОЧНЫЕ СКВАЖИНЫ ЧАСТЬ 2 В позднем Кофун, т. е. в VI-VII вв., курганы уменьшились в размерах, но их количество возросло, поскольку они стали использоваться более широким кругом

ЯПОНСКИЕ ЗАМОЧНЫЕ СКВАЖИНЫ ЧАСТЬ 2 В позднем Кофун, т. е. в VI-VII вв., курганы уменьшились в размерах, но их количество возросло, поскольку они стали использоваться более широким кругом

ЯПОНСКИЕ ЗАМОЧНЫЕ СКВАЖИНЫ ЧАСТЬ 2 В позднем Кофун, т. е. в VI-VII вв., курганы уменьшились в размерах, но их количество возросло, поскольку они стали использоваться более широким кругом

ЯПОНСКИЕ ЗАМОЧНЫЕ СКВАЖИНЫ ЧАСТЬ 2 В позднем Кофун, т. е. в VI-VII вв., курганы уменьшились в размерах, но их количество возросло, поскольку они стали использоваться более широким кругом

ЯПОНСКИЕ ЗАМОЧНЫЕ СКВАЖИНЫ ЧАСТЬ 2 В позднем Кофун, т. е. в VI-VII вв., курганы уменьшились в размерах, но их количество возросло, поскольку они стали использоваться более широким кругом

ЯПОНСКИЕ ЗАМОЧНЫЕ СКВАЖИНЫ ЧАСТЬ 2 В позднем Кофун, т. е. в VI-VII вв., курганы уменьшились в размерах, но их количество возросло, поскольку они стали использоваться более широким кругом

ЯПОНСКИЕ ЗАМОЧНЫЕ СКВАЖИНЫ ЧАСТЬ 2 В позднем Кофун, т. е. в VI-VII вв., курганы уменьшились в размерах, но их количество возросло, поскольку они стали использоваться более широким кругом

ЯПОНСКИЕ ЗАМОЧНЫЕ СКВАЖИНЫ ЧАСТЬ 2 В позднем Кофун, т. е. в VI-VII вв., курганы уменьшились в размерах, но их количество возросло, поскольку они стали использоваться более широким кругом

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *