Брокар и Ко глицериновое мыло.

Брокар и Ко глицериновое мыло. Реклама, конец 19 века. Сегодня имя Генриха Брокара известно в первую очередь парфюмерным экспертам и людям, интересующимся историей ароматов, однако так было не

Реклама, конец 19 века.
Сегодня имя Генриха Брокара известно в первую очередь парфюмерным экспертам и людям, интересующимся историей ароматов, однако так было не всегда. В середине 19 начале 20 века его имя гремело по всей России. И слава его была абсолютно заслуженна и закономерна, ведь именно благодаря этому человеку парфюмерная промышленность Российской империи вышла на качественно новый уровень и смогла составить конкуренцию прославленным французским одеколонам.
Генрих Брокар родился в 1836 году в семье потомственного парфюмера. Его детство и юность прошли во Франции, затем его отец Атанас решил построить бизнес в не избалованной качественной парфюмерией Америке, куда и перевез всю семью. Дела шли на удивление прекрасно, но ни Брокар старший, ни Брокар младший не прижились в США Атанас вернулся на родину, во Францию, а Генрих решил попытать удачу в далекой России.
В Москве Генрих устроился работать инженером технологом на одну из фабрик и начал активно изучать местные обычаи и нравы в надежде открыть собственное успешное дело. И для такой мечты у него были все основания: француз обладал ценными знаниями и навыками он владел всеми технологиями производства и был в курсе самых последних модных тенденций в парфюмерии Европы и США. Именно Брокар, этот неутомимый экспериментатор, первым создал технологию изготовления концентрированных духов, которую продал французской фирме «Рур Бертран» за 25 тысяч франков.
Полученных средств хватило для организации в 1864 году своего дела, его целью было создание ароматов, и средств личной гигиены, которые будут доступны не только представителям элиты, но и обычным людям.
Начал Брокар с мыловаренного предприятия. Его первая «лаборатория» располагалась в бывшей конюшне, и из всего оборудования в ней были три кастрюли и ступка. Однако даже в таких условиях три его сотрудника изготавливали от 60 до 120 кусков мыла, которые Генрих Афанасьевич лично развозил на повозке по мелким лавочкам.
Предприятие имело огромный успех во многом благодаря гениальному маркетингу. Дело в том, что Брокар решил варить не обычные квадратные брусочки, он делал мыло необычной формы. Так, для детей было создано специальное мыло «три в одном»: на каждом кусочке была вытиснена буква алфавита, что превращало его из обычного средства гигиены еще и в игрушку, и в азбуку, для взрослых мыло в форме огурца или в форме шара. Такой ход произвел на покупателей неизгладимое впечатление продажи шли полным ходом.
Также настоящую сенсацию на рынке произвело «Народное мыло», стоившее всего 1 копейку и рассчитанное на массового потребителя крестьян, которые до этого момента мылись исключительно щелоком из печной золы. Вторым по популярности продуктом стали дешевые сорта помад. Спрос на эти продукты был настолько велик, что магазинам и лавочкам подолгу приходилось ждать новых поставок.
Это был успех, о котором так мечтал Брокар. Впрочем, он вряд ли был бы возможен без его жены, Шарлотты Андреевны Реве. Урожденная бельгийка, она воспитывалась в московском пансионе и, в отличие от своего супруга, отлично говорила по-русски и полностью ассимилировалась в России. Именно по этой причине она взяла на себя переговоры с партнерами и помощь в разработке дизайна фирменных упаковок.
После того как задача приучить пользоваться мылом массового потребителя в России была выполнена, Брокар решил подарить ему и доступную парфюмерию. В 1869 году он основательно расширил свое дело, организовав «Товарищество парфюмерного производства в России Брокар и компания».
Стоит отметить, что Генрих Афанасьевич всегда считал парфюмерию высоким искусством и к ее созданию подходил очень серьезно, не щадя на ее производство ни сил, ни денег, но при этом он был уверен, что наряду с элитной дорогой парфюмерией, которую может себе позволить исключительно элита, должны быть и ароматы доступные всем. К запуску своего первого одеколона «Цветочный» «Душистый Генрих», как прозвали его в народе, подошел со всей ответственностью: он посетил известных европейских производителей парфюмерии и организовал поставки цветочных эссенций из Европы в Россию. А перед стартом продаж устроил грандиозную рекламную кампанию, построив на Всероссийской промышленно художественной выставке фонтан, из которого вместо воды бил одеколон. Акция имела грандиозный успех, «Цветочный» раскупался моментально, и вскоре под его производство был выделен целый корпус фабрики. Однако несмотря на растущую популярность массовой продукции Брокар не мог и не хотел ограничивать ассортимент только ей. Он производил и элитные сорта мыла, и занимался разработкой конкурентоспособной нишевой парфюмерии. Он изучал, как играют на коже те или иные сочетания аккордов и как они влияют на эмоции человека. Такие эксперименты не противоречили политике компании, но требовали других способов продажи в мелких лавочках дорогие товары продать бы не удалось. Назрела необходимость открытия собственных фирменных магазинов. Что он и сделал, открыв шикарные бутики на Никольской и Биржевой улицах. Публика, грамотно подогретая яркой рекламной кампанией, валила в них толпами.
Товары Брокара становились популярнее день ото дня, их с удовольствием покупали уже не только в России, но и в Персии, Японии и Китае, производство тоже росло, но при этом Брокар никогда не перепоручал разработку ароматов помощникам. Все рецепты парфюмерии он составлял лично. Лично внедрял он и новейшие технологические разработки, о которых узнавал из постоянных поездок в Европу. Результатом такой упорной и кропотливой работы стали духи, которые могли составить достойную конкуренцию лучшим французским ароматам. Таким, в частности, стал парфюм «Персидская сирень».
Умер Брокар в Каннах, куда поехал по настоянию врачей для поправки здоровья. После его смерти дело продолжили его сыновья. В 1914 году фирма Брокара с размахом отметила свое 50-летие, к тому моменту ее оборот составлял 8,3 млн рублей в год, ежегодно выпускалось 34,7 млн кусков мыла, 4,3 млн флаконов духов, 2,3 млн флаконов одеколона, а также миллионы коробок иной косметической продукции. После революции здание парфюмерной фабрики было передано монетному двору, а производство духов было восстановлено в другом месте и под иным названием «Новая заря».
В годовщину трёхсотлетия дома Романовых наследники Брокара поручили своему главному и самому опытному парфюмеру Августу Мишелю воссоздать аромат, когда-то преподнесённый их отцом княгине Марии. Мишелю удалось создать новый запах, на этот раз ароматный букет вручили матери Николая II, императрице Марии Федоровне. Новые духи настолько понравились знатной особе, что она разрешила назвать их «Любимый букет императрицы».
Аромат занял первые места почти на всех международных выставках. В 1913 году компания получила то, о чём всю карьеру мечтал Брокар титул поставщика двора Его Императорского Величества и возможность украшать продукцию царским гербом. Такой поворот сулил успешное будущее и процветание, если бы не вмешалась революция.
Шарлотта не дожила до национализации и так не узнала, что дело всей жизни её мужа было переименовано в Государственный Замоскворецкий Парфюмерно-мыловаренный завод 5, а в 1922 году по просьбе парфюмера Мишеля в «Новую Зарю». Также с его подачи легендарные духи «Любимый букет императрицы» превратились в «Красную Москву».
Технология изготовления также изменилась, рецепты Брокара были забыты, а та «Красная Москва», что дошла да нашего времени, не имеет ничего общего с оригинальным вариантом. В 2004 году «Новая Заря» объединилась с французскими парфюмерами в совместный проект «Новая Заря Nouvelle Etoile».
Сейчас фабрика выпускает разные виды продукции от лаков для ногтей до освежителей воздуха в автомобилях. Продолжается продажа и духов «Красная Москва».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *