СРЕДНЕВЕКОВЫЙ ФРАНЦУЗСКИЙ «РОМАН О РОЗЕ»

СРЕДНЕВЕКОВЫЙ ФРАНЦУЗСКИЙ РОМАН О РОЗЕ Роман о Розе - уникальный памятник французской средневековой литературы, возникший на своеобразном перекрестке литературных эпох. Это обширный

Роман о Розе» — уникальный памятник французской средневековой литературы, возникший на своеобразном перекрестке литературных эпох. Это обширный аллегорический роман в стихах, воплощающий своеобразный синтез основных художественных тенденций французской средневековой культуры. Он объединил усилия двух авторов, о которых, как и о большинстве писателей той эпохи, известно очень мало.
Первая часть романа была написана Гильомом де Лоррисом (ок. 1210 — ок. 1240). Автор прервал повествование в тот момент, когда его герой, прекрасный юноша, влюбившийся в недоступную Розу, пребывает в глубоком отчаянии, утратив Благоволенье и всякую надежду увидеть предмет своей страсти. Завершить роман Гильому де Лоррису помешала ранняя смерть. Созданные им экспозиция и завязка «Романа о Розе» (4058 стихов) уже определяют величественные контуры будущего грандиозного по замыслу произведения.
Прошло несколько десятилетий, и неоконченный роман привлек внимание писателя нового поколения — Жана Клопинеля из Мена (ок. 1240 — ок. 1305), который на лету подхватил прерванную Гильомом строку и завершил произведение, добавив к нему более 17 тыс. стихов. Если Гильому де Лоррису, человеку скорее всего придворного круга, близок был мир рыцарских идеалов, воплотившихся в куртуазной теории любви, то Жан де Мен (под этим именем он вошел в литературу) по роду своего таланта не был поэтом лирическим и куртуазным. Недаром один из французских исследователей назвал его «Вольтером средневековья». У многих появляется соблазн сравнивать Жана де Мена с великим Франсуа Рабле, на что также имеются достаточные основания. Прежде всего, он обладал поистине исключительной для своей эпохи научной и филологической эрудицией. Ему близок мир средневекового университета с его классической ученостью и схоластической риторикой.
Нет сомнений, что Жан де Мен прошел все доступные средневековому человеку образовательные ступени, и дух школьно-университетской учености витает над каждой строчкой его произведения. Один список авторов и произведений, упоминаемых Жаном де Меном, занял бы не одну страницу. Ему уже свойственно чисто гуманистическое уважение к книжной учености, особенно к античным авторитета. Свои познания в области греко-римской мифологии он черпал, как и большинство его современников, из Овидия, но он также глубоко знаком с Гомером, Вергилием, Горацием, Катуллом, с античными историками Ливием и Светонием.
Фундаментальны и познания Жана де Мена в области античной философии. Если для средневековья в целом более авторитарным было учение Аристотеля, то автор «Розы» явно отдает предпочтение Платону, проницательно угадывая в нем предтечу христианского миропонимания. Это тем более знаменательно, что «открытие» Европой Платона состоится гораздо позже, в эпоху Высокого Возрождения в Италии. Не довольствуясь натурфилософией древних, Жан де Мен опирался и на достижения средневековой науки о природе (астрономия, астрология, алхимия, оптика). Эта фундаментальная энциклопедичность определяет широту замысла написанной им части романа: все эти пласты знания органично входят в произведение, создают смысловые ассоциации и особую аллегорическую образность.
О личном жизненном опыте Жана де Мена свидетельствует само его творение, представляющее своеобразный свод житейской земной морали. Он знал нужду, цену людским порокам, горечь поражений и, наверное, взлеты (отсюда мотив Фортуны, проходящий через весь роман), муки и радости творчества, но совершенно ясно, что ни титулом, ни привилегиями он не обладал. Поэтому так непримирима его ненависть ко всем, кто получил права от рождения, живя заслугами предков. Жан де Мен скептичен, чужд иллюзий, неизменно стоит на позиции здравого смысла, в известной мере предвосхищая жизнерадостное свободомыслие Возрождения.
Могли ли два столь разных человека создать произведение единое, обладающее художественной целостностью Ответ дало время. «Роман о Розе» высится над французским XIII веком как готический собор, величие которого открывается на расстоянии.
В этом произведении слились два литературных потока, развивавшихся в европейской словесности XI-XIII веков во многом независимо друг от друга, но в постоянных пересечениях и полемике.
Феодальное рыцарство, культурным центром которого долго оставался замок, создало особый тип культуры, получившей название куртуазной (от фр. cour — «двор»). Впоследствии само слово «куртуазность» стало обозначать комплекс определенных нравственно-психологических качеств: благородство, учтивость, изысканность, галантность.
В таком значении оно присутствует и в «Романе о Розе». Куртуазный идеал формировался в рыцарской среде, воплощая не столько жизненную практику всего сословия, сколько идеальную норму, к которой оно тяготело. С развитием культуры эстетизируется сам быт феодальных замков, становится более пышным и красочным их внутренне убранство, большее внимание начинает уделяться костюму, манерам, этикетным формам поведения. В моду входят образованность и изящество ума. Все эти эстетические и этические искания нашли воплощение в куртуазном кодексе любви, который на протяжении двух веков разрабатывался поэтами и мыслителями эпохи. Любовь становится важнейшим делом жизни для идеального куртуазного рыцаря, и служение прекрасной даме обретает свои законы, развернутую ритуальность. В лирике провансальских трубадуров впервые выразилось это новое переживание любви.
Французский рыцарский роман, достигший расцвета в XII веке, превратил любовную историю героев в основу сюжета и предмет углубленного психологического анализа.
«Роман о Розе» — один из немногих текстов средневековья, который представлен столь огромным количеством рукописных списков. В настоящее время их насчитывается 250, они имеют разное графическое оформление, варианты, пропуски и добавления.
Интерес к этому роману был очень велик на протяжении последующих веков. Отмечается ряд реминисценций из «Романа о Розе» в дантовском «Рае». Отдельные мотивы «Романа о Розе» прослеживаются в творчестве Боккаччо и Петрарки.
В XV веке во Франции «Роман о Розе» дважды был переложен в прозе. В XVI веке он был в моде, но многие жаловались на трудность его понимания. «Омолодить» старинный роман взялся Клеман Маро — талантливый французский поэт, принадлежавший к кружку Маргариты Наваррской. В 1526 году он опубликовал модернизированную версию романа и свои суждения о смысле основных аллегорий. Так, Роза воплощала для него мудрость, благодать, Деву Марию и вечное блаженство.
«Роман о Розе» продолжал оставаться источником вдохновения для французских поэтов Плеяды. Известно, что Пьер Ронсар прочел его в возрасте одиннадцати лет. Антуан де Баиф посвятил особый сонет «Роману о Розе», кратко изложив в нем сюжет произведения, призванный иллюстрировать превратности любви (Сонет Карлу IX). Образ розы был очень популярен в лирике европейского Возрождения.
Велик был интерес к этому роману и за рубежом. Известно , что над переводом «Розы» работал Д. Чосер. Есть интересные наблюдения над поэтикой ранних шекспировских пьес, отражающей влияние философии и символики «Романа о Розе» на английского.
Дважды был переиздан «Роман о Розе» в XVIII веке (1735 г. — в 3-х томах; 1798 год — в 5-ти томах).
Но настоящее научное изучение произведения началось только в XIX веке. В 1814 году М. Меон подготовил новое издание, изучив предварительно пятьдесят списков. Гораздо более полным оказалось издание, подготовленное видным французским медиевистом Э. Ланглуа, продолжившим труд. Оно стало основой современных изданий.
К сожалению, в русском литературоведении «Роман о Розе» пока не стал предметом серьезных научных изысканий. Краткие упоминания и суждения об этом памятнике можно найти лишь в обзорных главах историко-литературных работ.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *