ТАЛАНТЫ И ПОКЛОННИКИ

ТАЛАНТЫ И ПОКЛОННИКИ О, этот парень просто боготворил нашего Фёдора Михайловича «С тех пор, как я познакомился с Достоевским, я всё вижу по-новому». Знакомые чувства, не правда ли При рождении

О, этот парень просто боготворил нашего Фёдора Михайловича
«С тех пор, как я познакомился с Достоевским, я всё вижу по-новому». Знакомые чувства, не правда ли
При рождении своей повести (дал ей подзаголовок «Немецкая судьба на листках дневника»), он именно Достоевского определил как своеобразного «акушера». А вот Гёте довольствовался в его глазах лишь ролью крестного отца.
Их, двух гениев двух народов, он так ранжировал в своих записях: «Старая Европа катится в пропасть… Восславим же Гёте, последнего европейца, и Достоевского, первого нового человека». Родина его кумира среди писателей тоже не обойдена вниманием: «Россия найдет новую христианскую веру со всем юношеским пылом и детской верой, с религиозной скорбью и фанатизмом. В эти дни я много думаю о будущем Европы и Германии».
«Бесы» были настольной книгой у него при работе над книгой собственной.
«Братья Карамазовы» доставляю наслаждение», — признавался он в разгар своей общественной работы, такой успешной, как им всем, и половине мира, тогда казалось. В восторге от начинаний своих и своего шефа он как-то воскликнет: «Достоевский! Единственное утешение!»
Позже, заматерев, рассуждая о глобальных вопросах различиях Запада и Востока, снисходительно скажет: «Господа дипломаты, читайте Шпенглера и Достоевского».
Не уверен, что все слышали о Неточке Незвановой. А вот он этот незаконченный роман Достоевского о тяжёлой судьбе бедного ребёнка («трогательная история девушки») и читал, и что-то там понял. По-своему Лето 1924 года, запись в дневнике. «Достоевский, «Нетхен Незванов». Доставляет удовольствие. Русская психология так наглядна, поскольку она проста и очевидна. Русский не ищет проблем вне себя, поскольку он носит их в своей груди. Россия, когда ты проснёшься Старый мир жаждет твоего освободительного деяния! Россия, ты надежда умирающего мира! Когда же придёт день». Вот именно так и записал: «Россия, когда ты проснёшься»
Парнишка, читая книги русского гения, потихоньку мужал. Звали его Йозеф. Йозеф Геббельс. Доктор Геббельс. Совсем не белокурая, хромая (одна нога короче другой), но точно — бестия. Станет самым известным министром нацистской Германии — министром пропаганды. Справедливости ради заметим, в это время упоминаний о Достоевском в своём дневнике он уже не делал.
Повесть «Михаэль» написана Геббельсом в 1919-24 годах, эдакий традиционный для того времени манифест возрождения немецкого духа (и Достоевский в этом — подспорье).
Перед самоубийством 1 мая 1945 года вместе со своей женой Магдой он приказал умертвить своих детей. 9-летний мальчик и пять девочек. Младшей было четыре года. Вот такая вот «Неточка Незванова»
Яркая, кстати, книга. Особенно первые части. «Этому русскому трудно подражать. Психология у Достоевского всегда блестящая». Ну, вы поняли, кто автор этой бесспорной характеристики

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *