Правила жизни Януша Корчака

Правила жизни Януша Корчака Не завидовать. Не досадовать на себя. Не падать духом, упорно стремиться к цели Януш Корчак (1878-1942) выдающийся польский педагог, писатель, врач и общественный

«Не завидовать. Не досадовать на себя. Не падать духом, упорно стремиться к цели»
Януш Корчак (1878-1942) выдающийся польский педагог, писатель, врач и общественный деятель. Когда в августе 1942 года пришёл приказ о депортации Дома сирот, Корчак пошёл вместе со своей помощницей и другом Стефанией Вильчинской (18861942), другими воспитателями и примерно 200 детьми на станцию, откуда их в товарных вагонах отправили в Треблинку. Он отказался от предложенной в последнюю минуту свободы и предпочёл остаться с детьми, приняв с ними смерть в газовой камере.
Способности
Люди стараются изобрести приборы, которые показывают, здоров человек или нет. Термометр для измерения температуры, силомер, весы, ростомер; есть рентгеновский аппарат, с помощью которого можно видеть кости человека, и легкие, и сердце, не разрезая. Исследуются кровь и моча. Есть специальные зеркала для уха и горла. Очень много инструментов и приборов, и всё новые и новые лекарства. И, несмотря на это, доктор не всегда может помочь больному, не всё знает. Ещё труднее определить способности человека. И здесь есть разные способы испытания памяти, внимания, умственного развития и способностей к труду и учению. Один услышит раз и уже понимает, раз прочтет стишок и уже повторяет без ошибки. Один легко заучивает, но быстро забывает, другой помнит долго.
Один предпочитает отвечать устно, другой письменно. Одному легко начать говорить, другому трудно. У одного охота и терпение пропадают скоро, а другой любит, чтобы было трудно, легкое ему наскучивает. Наконец, один отвечает смело, подскажи ему словечко и он уже знает, что дальше, и так вывернется, что выйдет хорошо. А другой, робкий и неуверенный, даже если и знает, и умеет, все равно отвечает словно наугад, запинаясь.
Одному учитель говорит:
Не спеши.
Другому повторяет:
Ну, дальше. Ну, скорее.
И бывает, что у одного отметки лучше, чем он заслуживает, и он переходит из класса в класс как бы играючи, а другой из кожи лезет, старается, но переползает в следующий класс с трудом, в вечном страхе, через силу. Был у меня ученик. Дома все хорошо. Когда мы одни подумает и решит задачку. Переспросит, если не понял, и умно и весело ответит. А в школе плохо и плохо. «Мешают Не дают подумать Я и сам не знаю, ну не могу!» Мне это было очень неприятно, родители его за плохие отметки били, а он действительно не был виноват. Мне очень хотелось, чтобы его перевели без переэкзаменовки, чтобы хотя бы каникулы у него были спокойные. Я пошел в школу посоветоваться, что делать. Учитель сказал:
Да, верю, что он знает. Но что будешь делать Я должен ставить отметки за ответы, а не за то, что у него в голове. Сам понимаю, что это нехорошо, да ведь класс слушает и знает, как он ответил.
Иногда учитель говорит: «Ставлю тебе для поощрения выше отметку». Или: «Снижаю оценку. Для другого это было бы хорошо, но ты, если бы постарался, мог лучше ответить». А ведь неприятно, когда беспечному все легко, а добросовестный и старательный обижен. Каждый ведь встречал умных, но невезучих учеников и не очень даже умных, но вот именно способных для школьного учения. Люди думают об этом и пробуют учить разными способами, потому что школе стыдно, если хороший ученик окажется потом недобросовестным и нечестным работником или, наоборот, плохой ученик великим человеком. Раньше в школе часто бывало так, вот мы и хотим, чтобы по крайней мере сейчас было иначе. Не так важно, чтобы человек много знал, а чтобы хорошо знал; не чтобы знал наизусть, а чтобы понимал; не чтобы ему до всего понемножку было дело, а чтобы его что-нибудь особенно сильно интересовало, как говорят: «Чтобы любил предмет».
Ведь историк не инженер, поэт не математик, врач не астроном. Но каждый человек обязан знать, что творится на свете и что делают другие люди. Это может показаться сначала трудным и скучным, и только потом, когда хорошенько во всем разберешься, видишь, как это интересно. Да и вообще, чего стоит человек, который делает только то, что с самого начала легко и приятно Очень обижают в школе учеников застенчивых и гордых. Ведь такой лучше совсем не ответит, чем ответит плохо. Боится насмешек! Иной раз довольно одного язвительного замечания или улыбки, и он уже замолчал, смешался, оробел, потерял желание отвечать.
Я не знаю.
Не знать, ошибиться, забыть не зазорно, и самый умный человек может не понять вопроса или сказать глупость. А тут сразу смех, суровая критика, издевка. Поэтому каждый старается только повторить то, что сказано в книжке, и стыдится собственных мыслей. Оттого, может быть, и бывают такие книжные ответы и так важна хорошая память.
Очень обижают в школе и тех ребят, у которых столько собственных вопросов и недоумений и гудят они у них в голове, словно пчелы в улье, мешая слушать и понимать, что происходит вокруг. Иногда напишет такой ученик хорошее сочинение и слышит недоверчивый вопрос:
Это ты сам писал, тебе никто не помогал
Наконец-то он мог показать, что он не дурак и не с неба свалился, и опять его оскорбляют. Поэтому он старается не писать слишком хорошо, а то снова заподозрят. Я знаю такой случай нарочно хуже пишет.
Теперь поверят, что не списал.
В школе пишут на определенную тему, а это не каждый сумеет. Начнет, а тут в голову пришла другая важная мысль, и он забыл даже, какая была задана тема. И получает плохую отметку. У меня хранится сочинение ученика четвертого класса. Очень трудная тема: «Обязанности гражданина». Сам он был харцером и написал о харцерстве искренне, так, как чувствовал и верил. А учитель:
Слишком по-детски. Не на тему.
А я не знаю, что надо было написать, сказал он робко, со слезами на глазах
Я знаю случай, когда ученица совсем не готовила урока по истории было задано о Столетней войне, несла чепуху: немножко из кино, немножко по подсказкам. Говорила смело, уверенно, вдохновенно. И получила пятерку. Весь класс смеялся и поздравлял. Часто кто-нибудь нарочно делает вид, что мало занимается, а знает. Ведь выглядит так, что только способные люди стоящие, а неспособный Золушка Золушкой.
А между тем способный не закаляется в борьбе с трудностями, зазнается от легких побед и губит свои способности. Заважничает, и думает, что ему все сразу даётся, и недооценивает усидчивость и медленное, шаг за шагом, упорное стремление к цели. Он признаёт только свой тип способностей и презирает другие. Я заметил: иногда класс любит своих первых учеников, чаще же не любит, и вовсе не из зависти. Разве красивое пение, рисунок, вышивка, рамка не стоят правильного решения задачки И чего стоят способности, если человек не хочет и не старается
Я видел способных, но ленивых и недобросовестных людей. Что из того, что медсестра знает, как обращаться с больными, или воспитательница сдала экзамены на пятёрки и помнит, что пишут о детях ученые, если первая не любит больных, а вторая детей Характер человека и его призвание важны, но, быть может, доброта и честность даже важнее. Когда думаешь об этом, возникает много трудных мыслей. Но ведь я пишу о правилах жизни. А правила эти такие:
Не завидовать.
Не досадовать на себя.
Не падать духом, упорно стремиться к цели.
Быть дисциплинированным, всегда выполнять свои обязанности.
Если здоровье, материальные условия, отсутствие школьных способностей или, наконец, семейные обстоятельства не позволяют сделать много, можно и меньше, только хорошо и с ясной душой. Я знаю жалких, несчастных профессоров и спокойных, очень полезных и всеми любимых учителей скромной средней школы. Знание это не только книга, даже не только голова, но и руки. Уважай руки с их орудиями труда и уважай знание, которое дают тебе жизнь и собственная мысль. Задача книги облегчить, ускорить познание жизни, а не заменить его. Теперь уж такая мода всех сажать за книжку, а я помню времена, когда мстительный захватчик запрещал читать и книги были редкостью. Помню, в небольшой комнате детского сада стояли два старых шкафа. В этих шкафах совсем не было книг все они были на руках у читателей: толстые и тонкие, с картинками и без картинок, немножко новых и много старых, потрепанных, грязных, без начала и без конца; веселые книги и грустные, легкие и трудные научные книги, повести и стихи.
Таких бесплатных читален было несколько. Мы выдавали книги по субботам (вечером) и по воскресеньям (после обеда). Но уже задолго до открытия читальни в сенях, на лестнице и на улице толпились ребята. Больше всего было мальчиков; девочки не решались, разве что самые храбрые. Так и стояли ребята и в летний зной, и в зимнюю стужу. Но не унывали и совсем не скучали подбирали для себя друг у друга книжки.
Помни, моя очередь. Смотри, другому не отдай.
Нет, постой, на прошлой неделе ее уже один парень просил.
Ну, тогда если он не придет.
Подбирали книги для себя, родителей, братьев, сестер. Я всегда удивлялся, что при такой толчее не было ни драк, ни ссор. Часто только слышалось:
Погоди, еще пожалеешь!
А что за счастье, когда наконец кто-нибудь находил и получал то, чего ждал многие месяцы! Как пробирался сквозь толпу и бежал домой, прижимая книгу к груди! Взрослые считают одни книги полезными, другие вредными, те умными, эти глупыми. Я позволяю читать всякие книжки, не хочу, чтобы читали украдкой. И я заметил, что одни книги пробуждают желание читать, а другие, наоборот, отбивают охоту к чтению и что вовсе не книга портит ребенка: хороший ребенок ищет и хорошую книжку, как и друзей. И пусть ищет, и пусть ошибается и заблуждается, пока не нападет на собрание доступных ему хороших книжек, потому что трудная книжка только выводит из терпения и злит. Воспитатель обязан уметь терпеливо ждать, когда разовьются способности, а с ними и любовь к хорошей книге.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *