ГИЛЬОМ АКВИТАНСКИЙ. ГРАФ. ГЕРЦОГ. ТРУБАДУР.

ГИЛЬОМ АКВИТАНСКИЙ. ГРАФ. ГЕРЦОГ. ТРУБАДУР. Гильом Аквитанский считается родоначальником не только провансальской, но и европейской поэзии.«Граф Пуатье был одним из самых куртуазных людей на

Гильом Аквитанский считается родоначальником не только провансальской, но и европейской поэзии.
«Граф Пуатье был одним из самых куртуазных людей на сеете и одним из самых великих обманщиков дам, и был он добрым рыцарем, галантным и щедрым; и хорошо сочинял и пел»
«Что этой радости под стать
С кем мне любовь мою сравнить
Тот должен голову склонить,
Кто жаждет перед ней предстать.
Ведь радость с нею испытать
Ценней, чем до ста лет прожить.»
Гильом (Гильем, Гийом, Вильгельм) IX Трубадур ( 10711126) граф Пуатье и герцог Аквитании, прадед Ричарда I Львиное Сердце, дед Алиеноры Аквитанской, «первый трубадур» Прованса. Иногда его называют Франсуа Вийоном XII в.
«Своей воинской доблестью в делах мира сего он превзошел всех прочих светских властителей» признавали средневековые хроникеры, но, однако, называли аквитанского герцога «врагом всяческого целомудрия и святости», считая, что он «погряз в трясине пороков, как если бы полагал, что все вершится случайностями, а не управляется Провидением».
«В году 1101 от Рождества Господа нашего, Гильем, герцог Пуатевинский, собрал огромное войско из Аквитании и Гаскони и, полный воодушевления двинулся в священный поход. Он был храбр и доблестен и чрезвычайно веселого нрава, превосходя даже самых находчивых лицедеев бесчисленными своими шутками
Герцог Пуатевинский в сопровождении трехсот тысяч вооруженных воителей выступил из лимузинских границ и, чрезвычайно отважно обложив осадою Константинополь, устрашил императора, но затем, нищий и обездоленный, едва добравшись до Антиохии, вошел в нее всего с шестью спутниками»
Английский хронист Ордерик Виталис.
Столь прискорбная перемена произошла после того, как христианское войско попало в засаду магометан при Гераклее в сентябре 1101 года. Печальной героиней этого боя стала маркграфиня Ида Австрийская красавица и мать семерых детей. Эта женщина, обладавшая прекрасным здоровьем и физической подготовкой, отправилась в Крестовый поход и билась с врагами наравне с мужчинами. Она тоже участвовала в бою при Гераклее, когда христиане были окружены и разбиты. Только Гильом Аквитанский, Вельф Баварский и шесть человек свиты, израненные, изможденные, в лохмотьях достигли Антиохии. Архиепископ Тимо был убит, прекрасная Ида пропала без вести…
Аквитанский герцог был явно не создан для мирной жизни: он дважды отлучался от церкви и оба раза возвращался в ее лоно. Первый раз он был отлучен в 1114 году из-за неуплаты причитающихся Риму налогов. Папа Урбан II, пытаясь образумить Гильома, слал ему письма: «Дивимся мы на тебя, который, отличаясь благостным рвением во всем, что требуется для воина, отходишь от благочестия отца твоего, ибо нарушаешь права церквей, разоряя те, каковые он основал»
Гильом выплатил долги, но пустился в еще более тяжкие грехи. Историк XII века Вильям Малмсберийский с негодованием писал: «Прикрывая свои дурачества некоей обманчивой личиной благопристойности, он сводил все к остроумным шуткам и заставлял рты своих слушателей растягиваться от хохота воздвигнув возле некоего замка Ивор (Ниорт) здание наподобие небольшого монастыря, он задумал в безумстве своем разместить там аббатство блудниц; называя поименно ту или иную, отмеченную молвой за свое непотребство, он напевал, что поставит ее аббатисой или игуменьей, а все остальные будут простыми монахинями».
«Прогнав законную супругу, он похитил жену некоего виконта из замка Геральда по имени Мальбергиона, к которой до того пылал страстью, что нанес на свой щит изображение этой бабенки, утверждая, что хочет иметь ее с собой в битвах, подобно как она имела его при себе за пиршественным столом».
Гильом-герцог забрал красотку прямо из замка ее мужа, чему тот даже не попытался воспротивиться. Зато герцогиня Филиппа вовсе не желала мириться с изменой супруга: она была страшно разозлена и даже нажаловалась папе римскому. Тот вторично отлучил Гильома от церкви. Когда епископ Пуатье Пьер зачитывал герцогу текст анафемы, тот вынул меч и с руганью пообещал убить его, если тот продолжит. Епископ, склонил голову, но завершил чтение. По свидетельству современников, Гильом почти готов был нанести удар, но передумал, сказав: «Я ненавижу вас настолько, что не хочу отправлять в рай».
Всего до нас дошло одиннадцать его стихотворений: шесть весьма фривольных кансон, некоторые даже не решаются переводить из-за их крайне неприличного содержания, четыре куртуазные кансоны и сложенная уже на смертном одре песнь-
«А я в содеянных грехах
Пред всеми каюсь.
Жалкий прах,
В молитвах и в простых словах
Взываю ко Христу: прости!
Я ради наслаждений жил,
Но бог предел мне положил,
А груз грехов, что я свершил,
Мне тяжек стал к концу пути.
Забыв и рыцарство, и власть
Все, что вкушал я прежде всласть,
Готов к стопам творца припасть:
Лица, господь, не отврати!
Прошу я каждого из тех,
Кто помнит мой веселый смех,
Роскошества моих утех:
Когда умру, мой прах почти!
Отныне мне не даст утех
Ни беличий, ни куний мех.
Мой графский горностай, прости!»

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *