ПОЧЕМУ СПАРТАК НЕ ПОШЕЛ НА ОЛИМП Часть 1

ПОЧЕМУ СПАРТАК НЕ ПОШЕЛ НА ОЛИМП Часть 1 В новую эру Страна Советов вступала, мягко говоря, не страной массовой физической культуры. После Гражданской войны она пребывала в разрухе,

В новую эру Страна Советов вступала, мягко говоря, не страной массовой физической культуры. После Гражданской войны она пребывала в разрухе, свирепствовали тиф, туберкулез, холера, голод.
В 1918 году декретом СНК был создан Всевобуч организация по всеобщему военному обучению. Очень скоро Всевобуч начал отвечать и за развитие физкультуры и спорта в стране в целом. К работе этой он отнесся не формально к концу 1920 года число занимавшихся спортом в различных клубах и обществах составляло уже более 143 тыс. человек.
Первым руководителем Всевобуча был непосредственный руководитель штурма Зимнего дворца Николай Подвойский — кстати, очень приличный лыжник, конькобежец, пловец, гимнаст, до старости регулярно занимавшийся на брусьях и перекладине. Он же стоял у истоков Красного спортивного интернационала «прародителя» международных Рабочих спартакиад. Ну и кроме того, болельщики обязаны Н. Подвойскому еще и за то, что в Лужниках есть замечательный спортивный комплекс.
Уже на I Всероссийском съезде Всевобуча в 1918 г. было принято решение о создании Высшего совета физической культуры, в задачи которого среди прочих должна была войти разработка типовых планов образцовых гимнастических залов, спортивных площадок, Домов физической культуры и других сооружений. На первых порах его работой также руководил Подвойский. По его инициативе на Воробьевых горах было решено построить грандиозный спортивный комплекс Международный Красный Стадион для проведения всемирных рабочих «Октябриад». Его закладка состоялась в октябре 1920 г.
На огромной территории предполагалось возвести стадион с трибунами на 60 тысяч зрителей, водный стадион, горнолыжную трассу, несколько футбольных полей, велотрек, теннисные корты, электростанцию, систему общепита, баню, гостиницы, агиттеатр, пристань и купальни. На аллеях — 13 статуй, от монумента Октябрьской революции до памятника английским чартистам. Сооружения должны были расположиться на обоих берегах Москвы-реки и связываться канатной дорогой или мостом. В апреле 1925 года на Всемирной выставке в Париже «рабочий проект» комплекса был удостоен Золотой медали.
На деле соорудить успели несколько павильонов и разбить футбольное поле. На нем летом 1920 года даже прошел международный товарищеский матч. В Москве в то время проходил II Конгресс Коминтерна, и на новом стадионе сыграли любительская «сборная» РСФСР и делегаты-англичане (за них, правда, выступали несколько американцев, в том числе писатель Джон Рид). В качестве приза победителям вручили по банке консервов и немного муки на всю команду. А потом участников ожидал роскошный по тем временам ужин блины с консервами и чай.
В то время спортивное движение в стране руководствовалось лозунгом: «Коллектив все, одиночка ничто». И пропаганда спорта шла «снизу» — это было задачей общественников и трудовых коллективов. Как тогда писал сам Подвойский, «строй советской трудовой республики, ведущий к коммунизму, рождает свою систему и свои виды физической культуры, вкладывая в них свое содержание, покоящееся на основе общности, коллективности, товарищеского труда и социалистического устройства».
В 1924 году на Всесоюзном съезде Советов физической культуры вообще призвали упразднить состязания индивидуального характера как «вредно действующие на широкие массы трудящихся»: для пролетарского спорта совершенно неважно, что кто-нибудь поставит новый мировой или всесоюзный рекорд в каком-нибудь виде спорта.
В противовес решили устраивать исключительно коллективные групповые состязания.
В стране царила неразбериха, которая в итоге привела к НЭПу, в нем быстро началась нешуточная свара. Спортивные клубы, общества, которые начали появляться на местах, «гнули» свою линию, Всевобуч свою. Когда стало ясно, что спортивную работу в стране надо каким-то образом приводить к «общему знаменателю», Всевобуч сформировал у себя Российское общество красных организаций физкультуры, но тут выяснилось, что под его «крышей» стал образовываться чуть ли не «второй комсомол».
Официальный комсомол сразу же начал сам организовывать партийно-комсомольско-физкультурные объединения. Разногласия достигли такого накала, что Комиссию по физической культуре у Всевобуча в 1923 году «отобрали» и переподчинили напрямую ВЦИК.
За развитие физкультуры и спорта в стране с этого момента начал отвечать Николай Семашко.
Параллельно с этим в начале 1920-х годов Советская Россия стала активно устанавливать связи с представителями международного спортивного рабочего движения. Рабочий спорт был своего рода феноменом эпохи. В конце XIX начале XX вв. рабочие спортивные общества появлялись по всему миру. Многие из них были так или иначе связаны с левыми течениями демократических и социалистических партий, а после победы Октябрьской революции в рабочем спортивном движении все большую активность стали набирать и коммунисты.
Политические разногласия не могли не выплеснуться наружу.
В сентябре 1920 г. в швейцарском Люцерне делегаты от ряда рабочих спортивных организаций социалистического и социал-демократического толка из Англии, Бельгии, Германии, Чехословакии, Швейцарии, Финляндии и Франции объявили о создании Международного рабочего спортивного интернационала, получившего позднее наименование «люцернского». Советской России в членстве в нем отказали, мотивируя свое решение «милитаризацией физической культуры». Ответ России и коммунистов в целом не заставил себя ждать уже в июле 1921 г. по инициативе Всевобуча и лично Н. Подвойского в Москве состоялся I Международный конгресс представителей революционных рабочих спортивных организаций. На нем был создан Международный союз красных спортивно-гимнастических организаций.
Свою главную цель Красный спортинтерн сформулировал предельно ясно: «Вырвать большое количество юношей из-под идейной зависимости буржуазии или социал-соглашателей и поставить их под общее красное знамя трудящихся». Красный Спортинтерн позиционировал себя как самостоятельный независимый союз спортсменов-единомышленников.
На деле же он подчинялся Коминтерну и большинство документов, касавшихся его деятельности, готовились в секретариате Исполкома Коминтерна. Возглавил КСИ Н. Подвойский, но поскольку кроме физкультурных организаций СССР, в состав КСИ на первых порах вошли рабочие спортивные и физкультурные федерации из Чехословакии, Германии, Швеции, Британии, США, Греции, Уругвая, Аргентины, Испании, Швейцарии, Канады, в разработке общей политики КСИ и его организационно-методической работе активно участвовал весь «цвет» тогдашнего мирового коммунистического движения, в том числе Георгий Димитров, Клемент Готвальд, Морис Торез, Вальтер Ульбрихт и другие.
Суть «спортивной дипломатии» Красного спортинтерна на начальном этапе работы на «мировой поляне» как нельзя лучше отражена в «Манифесте КСИ», обнародованном в 1924 году: «В атмосфере классовой борьбы не может быть «нейтралитета» и «аполитичного отношения» к рабочим — даже в области спорта. Сотрудничество с буржуазией и мирное сосуществование классов внутри буржуазных организаций равносильно измене пролетарским интересам».
Под стать Манифесту был и визуальный «символ» КСИ, предложенный советским художником Михаилом Ягужинским спортсмен-молотобоец, побивающий буржуев. В разных вариациях он присутствовал на разной полиграфической продукции. Кстати, с другой работой Михаила Якубовского все намного лучше это знаменитый значок ГТО.
Но призывы и молотобойцы на плакатах это одно, а спортивные состязания совсем другое. Рабочие-коммунисты в Европе не хотели строить пирамиды и фигуры, они хотели соревноваться как все, по-настоящему, на скорость, силу, ловкость как это делают на «буржуазных» Олимпийских играх.
Число прокоммунистических рабочих спортивных клубов в мире росло на глазах к началу 1925 года они активно действовали уже в более чем 40 странах. При этом в орбиту КСИ «затягивалось» все больше рабочих спортивных организаций, прежде лояльных «оппортунистическому» Люцернскому спортивному интернационалу. И последний решил «пойти на мировую». Членам Красного спортинтерна предложили вступить в ЛСИ и таким образом получить правовые основы участия.
В письме в Высший совет физической культуры СССР говорилось: «Участие зависит только от вас. Мы повторяем и просим войти в наш международный союз. Ваш отказ явится единственным препятствием к исполнению вашего естественного желания».
Ответ бы понятно, каким.
Первая летняя мировая Рабочая олимпиада прошла в июле 1925 года и прошла успешно. В ней приняли участие представители 14 стран. Помимо спортивных соревнований проводились уличные демонстрации, гулянья на реке Майн.
Ответным ходом КСИ была организация турне футболистов из Xарькова по Германии по приглашению рабочих-спортсменов Дрезденского клуба имени 1910 года. Харьковчане провели восемь игр в Германии, а по приезду Исполком Красного спортинтерна, отметив политическое значение поездки харьковских футболистов, присвоил команде звание «Первой пролетарской футбольной команды имени Красного спортивного интернационала».
Однако было очевидно: Красный спортинтерн просто обязан дать соответствующий ответ и провести свои Игры. Тем более, что не за горами маячила круглая дата — 10-летие Октябрьской революции. И именоваться эти соревнования должны будут не «буржуазной» Олимпиадой, а Спартакиадой. Недаром же Ленин называл Спартака «выдающимся героем одного из самых крупных восстаний рабов». И местом ее проведения должна была обязательно стать Москва.
Продолжение следует…

ПОЧЕМУ СПАРТАК НЕ ПОШЕЛ НА ОЛИМП Часть 1 В новую эру Страна Советов вступала, мягко говоря, не страной массовой физической культуры. После Гражданской войны она пребывала в разрухе,

ПОЧЕМУ СПАРТАК НЕ ПОШЕЛ НА ОЛИМП Часть 1 В новую эру Страна Советов вступала, мягко говоря, не страной массовой физической культуры. После Гражданской войны она пребывала в разрухе,

ПОЧЕМУ СПАРТАК НЕ ПОШЕЛ НА ОЛИМП Часть 1 В новую эру Страна Советов вступала, мягко говоря, не страной массовой физической культуры. После Гражданской войны она пребывала в разрухе,

ПОЧЕМУ СПАРТАК НЕ ПОШЕЛ НА ОЛИМП Часть 1 В новую эру Страна Советов вступала, мягко говоря, не страной массовой физической культуры. После Гражданской войны она пребывала в разрухе,

ПОЧЕМУ СПАРТАК НЕ ПОШЕЛ НА ОЛИМП Часть 1 В новую эру Страна Советов вступала, мягко говоря, не страной массовой физической культуры. После Гражданской войны она пребывала в разрухе,

ПОЧЕМУ СПАРТАК НЕ ПОШЕЛ НА ОЛИМП Часть 1 В новую эру Страна Советов вступала, мягко говоря, не страной массовой физической культуры. После Гражданской войны она пребывала в разрухе,

ПОЧЕМУ СПАРТАК НЕ ПОШЕЛ НА ОЛИМП Часть 1 В новую эру Страна Советов вступала, мягко говоря, не страной массовой физической культуры. После Гражданской войны она пребывала в разрухе,

ПОЧЕМУ СПАРТАК НЕ ПОШЕЛ НА ОЛИМП Часть 1 В новую эру Страна Советов вступала, мягко говоря, не страной массовой физической культуры. После Гражданской войны она пребывала в разрухе,

ПОЧЕМУ СПАРТАК НЕ ПОШЕЛ НА ОЛИМП Часть 1 В новую эру Страна Советов вступала, мягко говоря, не страной массовой физической культуры. После Гражданской войны она пребывала в разрухе,

ПОЧЕМУ СПАРТАК НЕ ПОШЕЛ НА ОЛИМП Часть 1 В новую эру Страна Советов вступала, мягко говоря, не страной массовой физической культуры. После Гражданской войны она пребывала в разрухе,

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *