БАЛДУИН И АДЕЛАИДА МОНФЕРРАТСКАЯ, КОРОЛЕВА ИЕРУСАЛИМА .

БАЛДУИН И АДЕЛАИДА МОНФЕРРАТСКАЯ, КОРОЛЕВА ИЕРУСАЛИМА . Все Иерусалимское королевство состояло из города Иерусалима и около 20 городков и сел в его окрестностях. Защищали его 200300 рыцарей, в

Все Иерусалимское королевство состояло из города Иерусалима и около 20 городков и сел в его окрестностях. Защищали его 200300 рыцарей, в число которых входили знаменитые своими подвигами Жерар дАвен, Рауль де Музон, Миль де Клермон-Аргон, Андре де Водемон, Арнульф Лотарингец и др., которые одновременно составляли королевский двор.
Завоеватели быстро приспособились к местному климату. Мужчины сначала одевались так же, как в Европе: носили короткие куртки сюрко, или табары, матерчатые, обычно безрукавные балахоны, которые надевались поверх кольчуг с такими же плетеными капюшонами. Под кольчугу надевали толстые фуфайки гамбезоны, помогавшие уберечь тело от ударов оружия. Но вскоре эти одеяния сменились мусульманскими кафтанами и тюрбанами. Для предохранения от солнца и ныли христиане использовали позаимствованный у местных жителей кеффе четырехугольный кусок белой материи. Сложенный определенным способом и перевязанный шнурком, он закрывал лицо и голову.
Женщины надевали на голое тело длинные прямые белые или цветные хлопковые рубахи камизы. Мягкость хлопка нежила кожу. По вороту и рукавам рубахи украшались богатой вышивкой. На камизу накидывалась расшитая серебряными и золотыми нитями легкая блуза-безрукавка. Зимой и осенью одеяние дополнял широкий и уютный плащ из плотной ткани, иногда подбитый дорогим мехом. Латинянки с восторгом переняли у жен и дочерей мусульманских правителей обычай увешивать себя огромным количеством золотых украшений цепочек, подвесок, колец и браслетов.
Балдуин Эдесский объявил о намерении взять на себя управление Иерусалимом, передал Эдессу племяннику Балдуину де Ретелю и в рождественский день 1100 г. в церкви Рождества Христова был коронован как король Иерусалима Балдуин I.
В первое десятилетие своего правления Балдуин, хотя в молодости и получил сан, блестяще утверждал господство светской власти над церковной и много сделал для превращения бедных и разобщенных территорий своего королевства в сильное сплоченное государство.
Как король он показал предусмотрительность и смелость; достигнутые успехи прославили его имя. Он ловко владел оружием, отлично ездил верхом и был весьма деятелен и усерден, когда этого требовали интересы дела. Он постоянно захватывал прибрежные поселения, благодаря которым осуществлялось удобное сообщение с Европой через Средиземное море. Под его предводительством были завоеваны Акра, Сапепта, Цезарея, Бейрут, Триполи. Когда же прибыли рыцари из Норвегии, с их помощью была захвачена Сайда, или древний Сидон.
II. приказу Балдуина была построена сильная крепость на Иордане Монреаль, или Королевская гора. Ему сопутствовала удача, поскольку собственные стремления совпадали с чаяниями его соратников: все его правление было подчинено удовлетворению интересов баронов. Выходцы из Лотарингии его избрали, считали творением своих рук, а единоличное правление злоупотреблением, наказуемым Господом. Однажды Балдуин сделал попытку проявить авторитаризм, но она провалилась: решение короля отправиться в поход на Синай не встретило одобрения соратников.
Он до конца жизни был неутомим в бою, отважен, предприимчив, храбр до дерзости и обладал полной достоинства осанкой, которая приличествовала правителю Иерусалимского королевства. Однако у него был вполне земной, мирской склад ума, какого и требовало трудное положение нового государства. Уничтожать всякого противника, приобретать земли и людей, завоевывать деньги вот цели, которые он достигал не всегда самыми прямыми путями.
Без сомнения, он обладал сильной харизмой: Матвей Эдесский неоднократно упоминает о его умении властвовать толпой.
Дворец Балдуина, в котором жили затем его наследники, включал «палаты, спальни и многочисленные пристройки для разных целей, а вокруг располагалось множество коридоров и пешеходных дорожек, газонов, комнат для переговоров, галерей, канцелярских комнат и огромных цистерн для запасов воды».
После окончания ратной работы или советов со своими баронами он усердно предавался веселью и наслаждениям.
Расставшись с женой, Балдуин с облегчением возобновил свою холостяцкую жизнь и продолжал ею наслаждаться до тех пор, пока в конце 1112 г. не услышал, что графиня Аделаида Сицилийская, сложив с себя регентство при сыне Рожере, не прочь снова выйти замуж.
Несмотря на выгодные торговые связи с итальянскими купеческими республиками, Балдуин и его королевство испытывали постоянную нехватку средств. А всем было известно, что Аделаида за годы, проведенные на Сицилии, накопила огромные богатства.
Балдуин решился. Немедля он отправил посольство в Палермо с тем, чтобы официально просить руки графини.
Аделаида, являвшая собой образец подражания для сына, высоко ценила культуру, ростки которой уже пробивались сквозь тернии церковных уложений. Поэтому атмосфера, в которой рос Рожер, была космополитически-средиземноморской. К сицилийскому двору стекались трубадуры, труверы и жонглеры из Лангедока, известного уже в то время своими «судами любви» и культом Прекрасной дамы. Правители Сицилии, как и всей Южной Европы, их охотно привечали. Секретарями Аделаиды и наставниками графа были мусульмане и греки, казначеями евреи, и государственные дела обсуждались правительницей и ее советниками на трех языках, пока снаружи муэдзины созывали верующих на молитву.
Средневековые хронисты единодушно называют Аделаиду одной из образованнейших женщин своей эпохи.
Аделаиде в это время, по самым скромным подсчетам, было около сорока лет, во всяком случае, далеко за тридцать. Получив предложение стать иерусалимской королевой, она не устояла.
Аделаида осознавала, что обладает располагающей внешностью, личным обаянием, недюжинным умом, прекрасными манерами и счастливым характером всей утонченностью Востока и изысканностью Запада.
О достоинствах и недостатках Балдуина она слышала немало, но на расстоянии его привлекательные стороны особенно выигрывали, тогда как неприглядные виделись незначительными. Он казался ей таким близким по духу: как и она, в полной мере испытал удары судьбы потерял детей, стойко переносил тяготы правления, проявлял, подобно ей самой, редкую в то время веротерпимость его камергером был сарацин, очень приближенный к королю. Почти родственные души!..
Балдуин принял все условия сицилийцев. Соглашение по вопросу наследования престола Иерусалимского королевства было достигнуто, и летом 1113 г. графиня Аделаида отбыла на Восток, чтобы стать третьей женой короля Балдуина.
Появление Аделаиды было сравнимо разве что с появлением царицы Савской. «Ее сопровождали три триремы, каждая с пятью сотнями воинов, и семь судов, несущих золото, серебро, пурпур и большое количество драгоценных камней, а также великолепных одежд, не говоря об оружии, кирасах, мечах, шлемах, щитах, пламенеющих золотом, и прочем военном снаряжении, которое используют могущественные государи для служения и для защиты своих кораблей. У судна, которое высокородная дама выбрала для путешествия, была мачта, отделанная чистейшим золотом, и издалека сияла под лучами солнца, и нос, и корма судна, также покрытые золотом и серебром и украшенные искусными ремесленниками, поражали всех, кто их видел. На одном из семи кораблей находились сарацинские лучники, очень рослые люди, облаченные в роскошные одеяния, все они предназначались в дар королю ибо во всех землях Иерусалима не нашлось бы равных им в их искусстве».
Прибытие Аделаиды произвело большое впечатление на рыцарей латинского королевства. Немногие из западных правителей были способны устроить подобный спектакль. Но и Балдуин сделал все, чтобы организовать невесте достойный прием.
Он был высок ростом, с густыми темными волосами и темной ухоженной бородой. На его белом лице выделялся орлиный нос; верхняя губа выдавалась вперед, но не так, чтобы тем безобразить. Он был хорошо сложен и с возрастом не растолстел. Поступь его была исполнена достоинства; речь и обращение важные; на плечах он всегда носил плащ, так что вкупе с манерами и подчеркнутым достоинством его можно было принять за лицо духовное. «Узнав о прибытии знатной дамы, он отправился в порт вместе со всеми князьями своего королевства и членами своего двора, великолепно и разнообразно одетыми; он был при всех королевских регалиях, за ним следовали лошади и мулы, покрытые пурпуром и золотом, рядом с ним шли музыканты, дувшие в трубы и игравшие на всевозможных инструментах, чтобы усладить слух».
Король встретил принцессу, когда она сошла с судна; «весь причал был покрыт красивыми разноцветными коврами, а улицы одеты пурпуром в честь высокородной дамы, которая сама обладала не меньшим богатством», так двадцать лет спустя описывал встречу Балдуина и Аделаиды один из самых осведомленных историков Первого крестового похода Альберт Аахенский.
Через несколько дней во дворце Акры была отпразднована пышная свадьба.
До этого времени двор короля Балдуина представлял собой чисто мужское содружество, поскольку в государстве с момента изгнания Арды не было королевы. Теперь в компанию огрубевших рыцарей влилось пестрое чужеземное окружение Аделаиды. Женский круг постоянно расширялся, поскольку латинские бароны по примеру европейских собратьев также стремились приблизить к королеве своих родственниц.
О семейной жизни королевской четы никаких исторических свидетельств не сохранилось. Вероятно, им, уже не очень молодым людям со сложившимися характерами, было нелегко притираться друг к другу. Оба обладали сильной волей и высокой самооценкой, оба были амбициозны и самолюбивы.
Балдуин много задолжал своим баронам и рыцарям; его воины не получали платы уже несколько месяцев службы. Сокровища жены призваны были залатать эту дыру. У людей создавалось впечатление, что богатства королевы неисчислимы. Каждый хотел урвать от них свою долю.
Огромные богатства Аделаиды были очень скоро растрачены. Без денег жена не представляла для Болдуина интереса его вкусы были известны. Само присутствие чужеземки при иерусалимском дворе становилось с прагматической точки зрения неоправданным.
Аделаида не стала любимицей Иерусалима долгое время она была самовластной правительницей большого и богатого государства, имела свое мнение и сложившиеся привычки и не желала меняться в угоду франкским обычаям.
Единственной отрадой королевы, поддержкой в незаметно ставшим враждебным окружении корыстных и лицемерных придворных, была переписка с сыном. Историки до сих пор восхищаются острым умом и глубокой эрудицией адресатов, их чувством юмора и взаимопониманием. Но в Иерусалиме даже само составление королевой писем воспринималось как нескромность, более того как вызов.
Внезапно Балдуина поразила опасная болезнь. Ситуацией воспользовался патриарх Иерусалимский Арнульф, человек совершенно беспринципный: он сумел убедить страждущего монарха, что сицилийский брак огромная ошибка, поскольку формально король не разведен с Ардой. Арнульф в свое время сам благословил королевскую чету, за что был смещен папой со своей кафедры. Впоследствии опальному прелату был возвращен его пост за обещание добиться изгнания королевы. Теперь он честно отрабатывал свой долг, уверяя, что только открытый разрыв с сицилийкой сможет избавить Балдуина от вечного проклятья, а возвращение законной жены и вовсе сделает его угодным Богу.
Судьба Аделаиды была решена: исцелившийся Балдуин отослал ставшую ненужной жену на родину.
В Акру, куда четыре года назад прибыла гордая, уверенная в себе знатная дама, вернулась, чтобы отправиться домой на Сицилию, сломленная больная женщина. Ее чувство собственного достоинства было разорвано в клочья. Жизнь принесла ей больше страданий, чем радостей, и теперь она испытывала глубокий упадок душевных сил.
Нанесенного ей оскорбления ни она, ни ее сын не простили никогда. Оно пробудило в Рожере Сицилийском «неугасающую ненависть к королевству Иерусалимскому и его народу». Рожер был не только оскорблен как сын, но и обманут как монарх, поскольку, изгнав королеву, Балдуин нарушил обещание, включенное в брачный контракт, согласно которому при отсутствии у супругов детей корона Иерусалимского королевства должна перейти к нему.
Многие иерусалимские бароны считали, что изгнание Аделаиды было благом для королевства, ибо не желали, чтобы правителем стал Рожер Сицилийский. Но большинство восточных христиан жалели несчастную Аделаиду, отвергнутую, разоренную и униженную.
После разрыва с Аделаидой Балдуин прожил не долго. Он смертельно заболел во время похода в Египет, поев рыбы, пойманной в рукаве Нила.
Наряду с этой, простой и заурядной, версией его смерти существует другая, более романтическая, характерная для Средневековья. Согласно преданию, короля отравил собственный камергер, тот самый крещеный сарацин, который был ему ближе всех прочих придворных. Кроме того, его лечением занимался мусульманин обращаться к христианскому лекарю в то время было равносильно самоубийству, тогда как арабские врачи достигли многого в своей науке и искусстве врачевания. И вот этот-то коварный злодей якобы и извел христианского князя, чтобы отомстить за изгнание королевы, всегда бывшей добрым другом мусульман.
Чувствуя приближение смерти, Балдуин I указал на своего брата Эсташа (Евстафия) и двоюродного брата Балдуина, правителя Эдессы, как на достойных преемников и умер 2 апреля 1118 г. «При горестных воплях его храбрых товарищей его тело было погребено перед церковью Святого гроба около брата Готфрида».
Удар, нанесенный по гордости и самолюбию Аделаиды, был слишком силен: она умерла, всего на две недели пережив иерусалимского короля, и была похоронена в кафедральном соборе Патти.
На надгробной плите Аделаиды есть надпись, говорящая, что здесь покоится мать короля Рожера Сицилийского, но не упоминается о том, что она была иерусалимской королевой…

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *