ЧТО У НАС НА УЖИН, БРАТ ПУШКИН

ЧТО У НАС НА УЖИН, БРАТ ПУШКИН Столетия назад русские дворяне, предки Пушкина в том числе, уделяли много времени и значения приготовлению еды. Поваров набирали из дворовой прислуги и специально

Столетия назад русские дворяне, предки Пушкина в том числе, уделяли много времени и значения приготовлению еды. Поваров набирали из дворовой прислуги и специально обучали их готовке различных блюд. Секреты изысканной «барской» кухни передавались по наследству от поваров к их детям. Богатые гурманы отправляли свою прислугу обучаться секретам кухни, покупали книги рецептов, составляли и хранили рукописные поваренные книги.
Например, в поместье предков Александра Сергеевича петровском поместье Ганнибалов блюда часто готовили по книге Василия Левшина. Кроме того, в то время многие составляли и свои собственные книги по кулинарии. Собственную книгу издал и двоюродные дедушка Пушкина Петр Ганнибал. Многие блюда из этой книги довелось продегустировать и самому поэту.
Несмотря на то, что в произведениях Александра Сергеевича Пушкина упоминаются изысканные блюда (лимбургский сыр, страсбургский пирог, трюфели и все такое…), которые подавались в дорогих ресторациях, сам поэт питался очень просто и любил обычную деревенскую пищу.
Няня, где же плошка
Когда родители маленького Саши переехали из усадьбы Михайловское Петербург с собой они увезли и поваров. Поварихой в Михайловском осталась Арина Родионовна няня Пушкина. Ее блюда не раз в стихах воспевал поэт Николай Языков.
Но сам Александр Пушкин никогда не был привередливым в еде. Зачастую изысканным блюдам он предпочитал самую простую домашнюю еду: суп, запеченный картофель, кашу Любимым блюдом Пушкина, которое готовила ему няня Арина Родионовна, была калья с огурцом.
Калью готовили из куриного филе, копченой грудинки, острой колбасы, которые резали небольшими кусочками. Также брались овощи: сельдерей, шпинат, лук и морковь, которые шинковались и тушились на сковородке с растительным маслом. Еще брались зубчики чеснока, которые мелко рубили. Все ингредиенты клали в готовый куриный бульон, добавляли огуречный рассол и подавали блюдо к столу с гренками из белого хлеба. В народе калью называли «опохмелкой», так как это блюдо с кислым вкусом хорошо помогало справиться с похмельем.
Еще одно блюдо, которое любил Александр Пушкин, были греческое молоко и моченые яблоки. Греческое молоко в русской кухне прозвали варенцем, а готовили его в русской печи. Четыре бутылки молока выливали в крынку и томили в печке много часов, затем его оставляли скисать, а ели с сахаром или с фруктами.
Пушкин вовсе не был лакомка, писал Вяземский. Он даже, думаю, не ценил и не хорошо постигал тайн поваренного искусства; но на иные вещи был он ужасный прожора. Помню, как в дороге съел он почти одним духом двадцать персиков, купленных в Торжке.
Из блюд, которые любил Пушкин можно назвать еще моченые яблоки. Порой тригорские барышни посылали ключницу за мочеными яблоками даже после полуночи, потому что поэту очень хотелось их отведать. Еще Александр Сергеевич любил блины. Самыми его любимыми были крупитчатые «розовые» блины, которые пеклись с добавлением свеклы.
Блины, приготовленные ему няней Ариной Родионовной, остались любимым лакомством поэта на всю жизнь. Няня пекла их из пары фунтов (фунт равен примерно 400 граммов) пшеничной муки, восьми яичных желтков, куска хорошего деревенского масла и кислого молока. Взболтав смесь, нянюшка для пущей пышности добавляла в нее взбитые яичные белки. Такие блины Пушкин мог съесть до трех десятков.
После свадьбы Пушкин завел дома собственного повара, поэтому сохранилось много воспоминаний о хлебосольных вечерах в доме поэта.
По воспоминаниям приятельницы Пушкина фрейлины императорского двора Александры Осиповны Смирновой-Россет, поэт любил печеный картофель, моченые яблоки, оладьи «розовые», которые пекли с добавлением свеклы, «двойные» щи, зеленый суп из листьев шпината, щавеля или молодой крапивы с крутыми яйцами, рубленые котлеты со шпинатом, ботвинья — холодная похлебка из кваса с вареными овощами, огурцами, свеклой, луком и осетриной. На десерт он предпочитал варенье с белым крыжовником. А морошку ел горстями. Кстати, эту ягоду гений попросил даже перед смертью.
Как варить «двойные» щи:
Сначала сварите обычные щи из говядины, свежей капусты, двух морковей, одной репы и двух луковиц. На ночь поставьте кастрюлю в холодильник. Утром разогрейте, пропустите сквозь сито жижу, а гущу, то есть овощи и мясо, протрите сквозь частое решето. И на этой жиже, а не на простой воде, варите новые щи с новой капустой, кореньями, говядиной, как обыкновенно. За пять минут до готовности вылейте в щи протертую гущу. В таких настоящих русских щах ложка должна стоять.
Еще Пушкин любил есть ботвинью с осетриной, а еще все те блюда, которые потом вошли в меню «онегинских» пиров: «ростбиф окровавленный», «трюфли» и «Страсбурга пирог нетленный». Часто Пушкин просил брата Льва прислать ему в Михайловское в усадьбу особенный лимбургский сыр с плесенью. Правда, это пристрастие Пушкина почти никто не разделял. А когда Александр Сергеевич уехал в Москву по вызову царя, его няня Арина Родионовна сразу же выбросила этот сыр, от которого «уж очень скверно пахло».
Правда, от простой пищи можно было легко поправиться. Поэтому Пушкин, подражая Байрону бывало не ел весь день, чтобы поужинать часов в 6 7 вечера. Да и «пустой» печеный картофель он ел, тоже подражая Байрону.
Просыпаюсь в семь часов, пью кофей и лежу до трех часов. Недавно расписался, и уже написал пропасть. В три часа сажусь верхом, в пять в ванну и потом обедаю картофелем да гречневой кашей. До девяти часов читаю. Вот тебе мой день, и все на одно лицо, писал как-то Пушкин в письме другу.
Когда Пушкин хотел пить, то чаще он просил чай или холодный черный кофе. Еще ему подавали моченые яблоки, морошку, брусничную воду и клюквенный морс.
Из крепких напитков поэт предпочитал «жженку» (рецепт из семейной поваренной книги Пушкиных-Ганнибалов):
«В серебряную или медную кастрюлю или вазу влить две бутылки шампанского, одну бутылку лучшего рома, одну бутылку хорошего сотерну, положить два фунта сахара, изрезанный ананас и вскипятить на плите; вылить в фарфоровую вазу, положить на ее края крестообразно две серебряные вилки или шпаги, на них большой кусок сахара, полить его ромом, зажечь и подливать ром, чтобы весь сахар воспламенился и растаял. Брать серебряной суповой ложкой жженку, поливая сахар, чтобы огонь не прекращался, прибавляя свежего рому, а между тем готовую жженку разлить в ковшики или кубки».
Сахар должен быть непременно колотый, прессованный не годится. Сотерн белое сладкое вино. Фунт равен 400 г.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *