«ВОЗДУШНЫЙ ХУЛИГАН»

ВОЗДУШНЫЙ ХУЛИГАН Будущий ас Валентин Привалов родился в 1935 году в деревне Пятница, на берегу реки Истры. И это тот случай, когда можно с точной уверенностью сказать человек с детства болел

Будущий ас Валентин Привалов родился в 1935 году в деревне Пятница, на берегу реки Истры. И это тот случай, когда можно с точной уверенностью сказать человек с детства болел небом и мечтал летать.
Уже будучи в 10 классе, Валентин ездил чуть ли не каждый день за 60 километров заниматься в одном из московских аэроклубов, где и начался его путь к мечте. В 1953 году он отправляется в город Сумы, что на Украине там велась активная подготовка лётного состава. Закончив учёбу, он поступает в Армавирское училище. И уже в 20 лет Привалов получает звание лейтенанта морской авиации.
«Это были годы очень напряженной учебы. Многие наши командиры прошли войну и учили нас по-военному, готовили очень серьезно.»
А тем временем
Как раз был достроен тот самый мост через реку Обь, под которым Привалов пролетит через 10 лет. Находился он в Новосибирске и назывался Коммунальным. Проект был заказан в 1948 году, в течение двух лет были составлены чертежи и смета.
Уникальный мост по тем временам для Сибири.
Хрущёвская вырубка
Когда до знаменитого полёта оставалось всего пять лет, в 1960 году Валентина Васильевича коснулась военная реформа, проводимая Хрущёвым.
Тут стоит сделать небольшое лирическое отступление. К 1954 году численность вооружённых сил СССР достигала отметки в 5 763 000 человек. И особенное место в них занимала авиация. В своё время Сталин потратил массу энергии для создания отечественного военно-воздушного флота. В стране функционировали больше десятка различных конструкторских бюро, из-под крыла которых выходили великолепные истребители, штурмовики и фронтовые бомбардировщики. После войны в них стали создаваться первые отечественные стратегические бомбардировщики. По всему Союзу работали десятки, если не сотни авиационных заводов и моторостроительных предприятий. Казалось бы не трогай, пока работает. Но в 1955 году Никита Хрущёв начал всё это сталинское наследие разрушать, причём так быстро, что никто даже не успел опомниться. Были ли это планомерные действия, направленные на фактический развал одной из самых мощных армий в мире или всему виной его ракетомания, сейчас уже никому не известно.
Конечно, содержать армию почти по штатам военного времени было сложно И требовались реформы. Но стукнуть кулаком по столу и заявить, что теперь в течение 3 лет ВС СССР сокращаются больше, чем на треть (а если точнее примерно на 2,1 млн чел.) судите сами, было ли это разумно и оправданно. А далее Верховный совет СССР в январе 1960 года практически без обсуждения утверждает ещё одно полномасштабное сокращение на 1,3 млн солдат.
По воспоминаниям многих генералов, самолёты и корабли сотнями забирались из ангаров и доков и отправлялись на слом. Некоторые военные, глядя на такое безумие, плакали, как дети. Всего за пять лет Хрущёв нанёс огромный удар по вооружённым силам, от которого они ещё долго не могли оправиться.
Коснулась эта реформа и Привалова. Его перевели из морской авиации в сухопутную в город Семипалатинск, где у него родилась дочь Елена, а затем в Канск в составе 712 гвардейского полка. Туда он прибыл уже капитаном.
Лётчики полка отрабатывали методику перехвата воздушных целей, ведь их главной задачей была защита северной части СССР. Они постоянно садились на разные аэродромы то на Подкаменную Тунгуску, то на острова Диксон и Хатанги Достаточно часто лётчики участвовали в учениях зенитно-ракетных войск, имитируя действия вероятного противника. Для этого им приходилось из Канска прилетать на новосибирский аэродром Толмачёво и уже оттуда осуществлять вылеты на учения.
Валентин Привалов был искренне убеждён, что на реактивном истребителе можно пролететь так же, как и Чкалов под мостом. И подходящий мост скоро был найден. В перерывах между учениями лётчики отдыхали на пляже на берегу реки Обь между Железнодорожным и Коммунальным мостом. И вот тогда последний был выбран лётчиком для повторения чкаловского хулиганства на реактивном МиГе Валентин Васильевич был уверен в том, что современная техника не уступает в манёвренности своим предшественникам.
И вот наступает тот самый день 4 июня 1965 года. На очередных учениях четвёрка лётчиков с интервалом в 30-40 минут выполняет облёт местности с разным маршрутом для каждого пилота. Маршрут Привалова был такой: Толмачёво Барнаул Камень-на-Оби Толмачёво. Первая часть полёта проходила в облаках, была достаточно сложная погода. Сбросив высоту, ас увидел перед собой Коммунальный мост и решил вот он, шанс.
«Когда мне дали команду на снижение, я пробил облака и смотрю этот мост. И всё. Я уже себе не хозяин был. Как будто мне судьба его подбросила…»
Задача была очень нетривиальной и достаточно сложной. На огромной скорости вписаться в створ арки моста шириной в 120 метров и высотой всего в 30 это ещё полбеды. А сразу после Коммунального моста следовал Железнодорожный, и у лётчика было всего около 5 секунд, чтобы «свечой» уйти в небо, выдержав значительные перегрузки. И он сделал это.
Как вспоминают очевидцы, в тот жаркий летний день на пляже было не протолкнуться. Когда все услышали негромкое гудение в воздухе, никто не обратил внимания учения проходили достаточно часто. Но когда гул начал усиливаться, а потом и вовсе превратился в громкий рёв, всем стало уже интересно. И дальше Картина маслом: из облаков вылетает серебристая молния и начинает падать в Обь, но не отвесно, а по нисходящей. Когда до воды остаётся лишь несколько метров, молния начинает лететь параллельно синей глади, оставляя за собой белые буруны Впереди мост. Мост с сотнями людей, каждый из которых спешит по своим делам, сидя в машине, грузовике или автобусе. Стоит этой молнии отклониться лишь на несколько метров и катастрофы не миновать. Самолёт ныряет прямо под центральную арку и сразу же уходит в небо, подняв большую волну. Толпа, не сговариваясь, аплодирует.
Разумеется, заснять такое никто не мог это не эра мобильных телефонов. Всем известный коллаж был сделан по заказу Музея Новосибирска дизайнером Евгением Социховским. Причём намеренно с нарушениями пропорций, чтобы было видно, что это не реальность.
«Благодаря морской авиации, я понимаю, что такое вода, что такое море, река. Может быть, другие не могут определить расстояние до воды, а у меня это четко все. Метр держать воду, скорость 700 потому что это самая пилотажная скорость. При ней рули управления очень эффективны. И вперед! Самое интересное, что когда подходишь к мосту, то логично предполагать чем ближе, тем шире пространство. А было наоборот сужалось и сужалось это окошко. Но у меня не было никакого волнения. Я был очень спокоен. Для меня этот полет не был сложным. Я был подготовлен. Как только я почувствовал, что мост позади ручку на себя и вверх, в облака…»
Многие, читая про этот, без сомнения, отважный поступок, задаются вопросом: зачем Теорий много. Кто-то говорит, что Привалов сделал это на спор, кто-то что якобы из-за роковой красавицы, которая в этот момент стояла на мосту и была покорена этим поступком. Валентин Васильевич в своих воспоминаниях говорит, что это был своеобразный протест. Против подавления инициативы и новаторства, против хрущёвской «вырубки» армии. Лётчик хотел показать: несмотря ни на что, никогда не будут искоренены чкаловские традиции и лихость советских пилотов.
Всё прошло очень быстро. Видимо, из-за этого, а может, от выброса адреналина Привалов даже не подумал, что его полёт заметили все, кто только мог. На набережной ведь были не только гражданские И, разумеется, о невиданной дерзости со времён Чкалова было доложено командованию, которое тут же собрало комиссию по расследованию ЧП, во главе с полковником Трофимовым. О произошедшем рапортовали напрямую маршалу Малиновскому, бывшему тогда министром обороны.
Проблемы начались утром следующего дня. Прибывших в штаб лётчиков немедленно арестовали, а хулигану отдельно шепнули, что ему грозит исключение из партии и трибунал.
«Звонок. Один из нас взял трубку: «Вы канские летчики Вы арестованы. Оружие сдать, самолеты опечатать». И нас арестовали. Они сразу поняли это я что-то натворил. Ругали меня: «Мы столько благодарностей здесь получили, а ты всё это дело смазал»…».
Сначала Привалова привели к первому секретарю Новосибирского обкома. Тот, несмотря на все ожидания, внимательно его выслушал и не только не стал ругать, а наоборот, даже похвалил отважного лётчика, сказав: «Я хочу, чтобы эти качества у тебя остались!»
Дальше его потащили «на ковёр» к знаменитому асу, маршалу авиации, дважды герою СССР Евгению Савицкому. Наверное, тот понимал его, как человека. Савицкий и сам пилотировал сверхсовременные на тот момент самолёты и, вообще-то говоря, поощрял инициативы. Но, как начальник, покрывать авиахулиганство он не мог (по крайней мере, публично), и при всех, не особо стесняясь в выражениях, устроил Привалову огромный разнос за «чкаловщину», в котором красочно продемонстрировал малое матерное колено русского языка и даже немного процитировал большое. И что самое интересное всё это происходило в стенах Новосибирского авиазавода, носившего имя Правильно, Валерия Павловича Чкалова!
После этого Привалову было приказано оставить самолёт, взять парашют и отбыть поездом в Канск, до принятия окончательного решения.
«Маршала сопровождали два командира на транспортном самолете, и вот они мне потихоньку сказали, что можно не переживать, вопрос, вроде как, решен уже и меня оставят летать. С ним еще был командующий Сибирского военного округа генерал-полковник Иванов под два метра, настоящий русский богатырь. Он везде меня тоже защищал. Я понял, что он опередил авиаторов и первый доложил министру обороны о моем пролете под мостом. Ну и когда это все закончилось, мне сказали взять свой парашют, на поезд и в Канск. Я прибыл туда и стал ждать своей участи. Летать мне не позволяли. А через неделю пришла телеграмма: «Летчика Привалова не наказывать. Ограничиться теми мероприятиями, которые с ним проводились. Если не был в отпуске отправить в отпуск, если был дать 10 суток отдыха при части»».
В итоге, последствий для лётчика практически не было, если не считать формальности строгого выговора с занесением в карточку. Также выговор был объявлен командиру полка и начальнику политотдела…
Потом Привалов был направлен в Армавир, где дослужился до командира эскадрильи. Затем его назначили заместителем командира полка по летной подготовке и он стал инструктором гражданских летчиков из ДОСААФ.
В 1972 году Привалов окончил восьмимесячные офицерские курсы командного состава в Центре боевого применения и переучивания летного состава в поселке Саваслейка. Там и остался служить. Чем он только не занимался! Осваивал все серии Су-15, испытывал ракеты «воздух-воздух» на предельно малых высотах, лазерную систему посадки ночью и многое другое. В 1977 году у Привалова родился сын Евгений. К сожалению, вскоре после рождения сына Валентин Васильевич ушел на «гражданку» из-за сердечно-сосудистого заболевания. Ему предлагали должность, не связанную с авиацией, но он отказался.
Больше полутора лет теперь уже бывший лётчик работал в школе военруком. Но как только он узнал, что в Москве открывается центральная диспетчерская служба гражданской авиации, сразу направился туда и 25 лет(!) работал там, за что его наградили знаком «Отличник воздушного транспорта». После этого неугомонный Привалов всё-таки вышел на пенсию.
Коммунальный мост в Новосибирске до сих пор стоит, вот только называется теперь Октябрьским.
Вообще, сам по себе мост достаточно красив, как летом
Сам Привалов счастлив. Он уже больше 60 лет со своей женой, и утверждает, что их чувства «сохранились до сих пор». У него, как уже было сказано ранее, двое детей и уже трое внуков. Он живёт в Москве и изредка даёт интервью, рассказывая о своём знаменитом полёте.
Дети Валентина Васильевича лишь отчасти пошли по его стопам. Его дочь Елена сейчас доцент и кандидат математических наук, преподаёт в Московском государственном техническом университете гражданской авиации. А сын Евгений возглавляет российское управление международных перевозок в компании DPD.
Что хочется сказать в заключение Никто так и не повторил пролёт Привалова, Коммунальный мост больше не был никем покорён. Но самое обидное там даже нет памятной таблички об этом знаменательном событии, произошедшем в те жаркие июньские дни.

ВОЗДУШНЫЙ ХУЛИГАН Будущий ас Валентин Привалов родился в 1935 году в деревне Пятница, на берегу реки Истры. И это тот случай, когда можно с точной уверенностью сказать человек с детства болел

ВОЗДУШНЫЙ ХУЛИГАН Будущий ас Валентин Привалов родился в 1935 году в деревне Пятница, на берегу реки Истры. И это тот случай, когда можно с точной уверенностью сказать человек с детства болел

ВОЗДУШНЫЙ ХУЛИГАН Будущий ас Валентин Привалов родился в 1935 году в деревне Пятница, на берегу реки Истры. И это тот случай, когда можно с точной уверенностью сказать человек с детства болел

ВОЗДУШНЫЙ ХУЛИГАН Будущий ас Валентин Привалов родился в 1935 году в деревне Пятница, на берегу реки Истры. И это тот случай, когда можно с точной уверенностью сказать человек с детства болел

ВОЗДУШНЫЙ ХУЛИГАН Будущий ас Валентин Привалов родился в 1935 году в деревне Пятница, на берегу реки Истры. И это тот случай, когда можно с точной уверенностью сказать человек с детства болел

ВОЗДУШНЫЙ ХУЛИГАН Будущий ас Валентин Привалов родился в 1935 году в деревне Пятница, на берегу реки Истры. И это тот случай, когда можно с точной уверенностью сказать человек с детства болел

ВОЗДУШНЫЙ ХУЛИГАН Будущий ас Валентин Привалов родился в 1935 году в деревне Пятница, на берегу реки Истры. И это тот случай, когда можно с точной уверенностью сказать человек с детства болел

ВОЗДУШНЫЙ ХУЛИГАН Будущий ас Валентин Привалов родился в 1935 году в деревне Пятница, на берегу реки Истры. И это тот случай, когда можно с точной уверенностью сказать человек с детства болел

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *