КРЕТЬЕН ДЕ ТРУА.

КРЕТЬЕН ДЕ ТРУА. Кретьен де Труа. Самый знаменитый средневековый поэт. Французский мастер куртуазного романа. (1135- 1185) Его творения,прославляющие великую любовь,честь и чистоту, возвышенные

Кретьен де Труа. Самый знаменитый средневековый поэт. Французский мастер куртуазного романа. (1135- 1185)
Его творения,прославляющие великую любовь,честь и чистоту, возвышенные подвиги во имя защиты слабых, служение Богу и своему сюзерену явились воплощением самой прекрасной мечты человека- о Рыцарстве.
» Теперь бы нам послушать были
О том, как в старину любили.
Любовь, по правде говоря,-
Подобие монастыря,
Куда строптивые не вхожи.
Уставов мы не знаем строже.
Тот, кто в служении ретив,
И в пылкой нежности учтив.
Они, конечно, были правы,
Грубее нынче стали нравы.»
Кретьен де Труа.
О личности Кретьена, одного из самых знаменитых средневековых поэтов, мы почти ничего не знаем: отдельные ее черты отразились в творчестве, однако иных сведений о нем практически не сохранилось. Сам он в романе «Эрек» именует себя «Кретьен де Труа»; в других произведениях просто «Кретьен»; имя это часто встречается в XII веке, а потому недавняя гипотеза о тождестве поэта с неким каноником из Сен-Лу де Труа, чья подпись (Christianus) фигурирует на одном из актов 1173 г., не вполне убедительна.
Судя по обнаруженным в языке Кретьена следам шампанского диалекта, прозвище «де Труа», или «из Труа», возможно, обозначало его происхождение; в посвящении «Ланселота» говорится, что произведение это написано по просьбе Марии Шампанской: отсюда следует, что он был довольно тесно связан с двором графини. Напротив, посвящение «Персеваля» Филиппу Эльзасскому, графу Фландрскому (1168-1191), не обязательно предполагает, что поэт побывал во фламандских землях: Филипп, претендовавший в 1182 г. на руку овдовевшей Марии, был довольно хорошо известен в Труа.
На основании некоторых пассажей романов Кретьена ученые сделали вывод о том, что он совершил путешествие в Англию и какое-то время жил в Нанте, но никаких доказательств этому нет. Немецкий собрат и подражатель Кретьена Вольфрам фон Эшенбах величает его Meister, «Магистр»: так называли человека, получившего законченное школьное образование; впрочем, судя по его творчеству, он хорошо знал тривиум и даже квадривиум.
Годы жизни Кретьена де Труа мы можем установить лишь очень приблизительно, исходя из датировки сохранившихся текстов. Первые его произведения написаны, по-видимому, до 1165 г., следовательно, можно предположить, что он родился около 1135-1140 гг.; умер он, как известно, в ходе работы над «Персевалем», адресат посвящения которого окончательно покинул Францию в 1190 г.
«Любовь, по правде говоря,
Подобие монастыря,
Куда строптивые не вхожи.
Уставов мы не знаем строже.
Тот, кто в служении ретив,
И в пылкой нежности учтив.
Они, конечно, были правы.
Грубее нынче стали нравы.
Теперь уже любовь не та:
Слывет побаской чистота,
Забыта прежняя учтивость,
Нет больше чувства, только лживость,
Притворный торжествует пыл,
Порок влюбленных ослепил.
Оставив это время злое,
Давайте всмотримся в былое.
Строга была любовь тогда
И строгостью своей горда.
Повествовать мое призванье.
Я рад начать повествованье
О безупречном короле…»
Ранние тексты Кретьена относятся, судя по всему, к тем годам, когда уроженец Тура Бенуа де Сен-Мор слагал, по заказу королевы Альенор и в подражание «Энею», объемистый «Роман о Трое»; но тогда же создавались и другие произведения, свидетельствующие о широте интересов владетельных особ и активных поисках новой тематики. Кретьен де Труа черпает из всех источников вдохновения, предоставленных ему эпохой, и сводит их воедино благодаря абсолютному владению формой, которую он подчиняет вполне сознательному замыслу: ответом на вызов извне становится у него не растерянность, но литература, которая тем самым перестает исполнять свою первоначальную функцию прославления цельного коллектива. Отныне она адресуется особой аудитории, замкнутой касте, достаточно утонченной, чтобы отличить мечту об иной реальности от действительности повседневной жизни.
Знание латыни позволяет Кретьену соприкоснуться с поэтическим искусством древних. В то время распространяется мода на Овидия. Он читает его, перелагает на французский. Его мастерство основано и на изучении классиков, и на умелом использовании всех тонкостей риторики. Он сознает свою образованность и гордится ею. Но его творчество свидетельствует и о тесном знакомстве с современной поэзией на народном языке: ему известна кансона трубадуров по-видимому, он одним из первых перенес ее в поэзию северной Франции; он читал «Энея» и помнит об этом. Он ценит очарование сказок, первые образцы которых, вероятно, вынесли из Греции крестоносцы: историй о похищениях и узнаваниях, где юная неодолимая любовь побеждает все препятствия, а фоном ей служит условный средиземноморский или восточный колорит.
В молодости Кретьен, по-видимому, слышал легенду о Тристане, и она произвела на него глубокое впечатление. Его поколение одним из первых во Франции познакомилось, при посредстве валлийских и армориканских декламаторов, с «бретонским материалом». Всему этому множеству элементов Кретьен де Труа придал особый стиль.
Судя по всему, он почти сразу отошел от античных и «византийских» источников: похоже, что только «бретонские» темы представлялись ему достаточно податливым материалом. Он берет его без изменений, подчиняя собственным, подчас ироническим целям; но иногда, словно из чистого удовольствия от самого рассказа, он на миг позволяет сюжетам идти своим чередом, ветвиться в силу чисто литературной амплификации. Два-три пассажа в его произведениях, возможно, представляют собой цельные фрагменты валлийских сказаний.
Так же стоит отметить тесную связь Кретьена с дворами графини Марии Шампанской, по указаниям которой написан роман о Ланселоте и графом Фландрским, для которого написан роман о Персифале, незаконченный из-за смерти автора. У него были свои ученики, и одному из них, Годфруа де Ланьи, он препоручил закончить повествование о Ланселоте. Это уже было создание » школы». Начало ее победоносного шествия по миру!
» Я- рыцарь,- говорю мужлану,-
Искать весь век я не устану
Того, чего найти нельзя.
Вот какова моя стезя!»

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *