ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ВЁРСТ ПО ШПАЛАМ

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ВЁРСТ ПО ШПАЛАМ Он прошёл пешком вдоль железной дороги 10 тысяч вёрст за 10 «ходовых» месяцев... Его имя и выдающееся достижение были бы преданы забвению, если б не журналисты с

Он прошёл пешком вдоль железной дороги 10 тысяч вёрст за 10 «ходовых» месяцев…
Его имя и выдающееся достижение были бы преданы забвению, если б не журналисты с берегов Волги, которые совершенно случайно наткнулись на заметку в «Саратовском листке» за 27 сентября 1914 года.
«Вчера в Саратов пришёл 19-летний пешеход-путешественник Лев Конев, — говорится в старой публикации. — По предложению Рижского спортивного общества он за приз (10 тысяч рублей) должен был пройти в течение 10 месяцев 10000 вёрст. Конев уже прошёл 8500 верст за 8 месяцев, но в Астраханской губернии был заподозрен в том, что он «германец», и арестован…».
Лев Петро́вич Ко́нев родился 8 февраля 1895 года в городе Екатеринбурге. Позднее его родители переехали из Екатеринбурга в Пермь, где весной 1913 года Лев окончил Пермскую торговую школу. С ранних лет Лев очень увлекался книгами о путешествиях и приключениях. Он мечтал о путешествии, но обязательно пешем. Начав готовиться к своему первому путешествию, он закалял себя ежедневными тренировками. Сразу же после окончания школы он отправился в пешеходное путешествие по маршруту Пермь Вологда Москва Санкт-Петербург, около 2000 километров, которое заняло 38 дней.
Вот он, 18-летний Лев Петрович на апрельском фото. Так и написано: «Путешественник-пермяк». На левой руке повязка с триколором не с бело-сине-красным, а с бело-желто-черной «имперкой», через все пальто кожаная перевязь, а на ней чайник, в руках тросточка для пешеходного дела, легкая и прочная. А вот лаковые, до блеска ботинки совершенно не вписываются в образ пешего путешественника, но это необходимая дань эстетике парадного портрета из фотоателье. На обороте надпись: «Дорогому отцу от его сына. Смотри, гордись и восхищайся / Своим ты сыном навсегда. / Об нем ты сильно не убивайся, / И любит он тебя всегда». Благодаря этому рифмотворчеству имеется единственный точный образец почерка путешественника. Кроме фото, от первого путешествия никаких материалов не осталось.
После этого похода Лев был принят в члены Рижского интернационального спортивного общества «Аматер», совместно с которым был разработан новый пешеходный маршрут на 10000 вёрст. По условиям, на маршрут отводилось 10 месяцев чистого хода, при этом больничные и пребывания в крупных городах в зачётное время не входили (на основании подтверждающей справки). Запрещались какие-либо заработки по дороге, в том числе переводы от родителей, единственным допустимым источником существования в дороге были фотографии с самим путешественником и пожертвования (хлеб, одежда и деньги). За успешный переход было обещано крупное вознаграждение 10000 рублей.
14 (27) ноября 1913 года 18-летний Лев Конев отправился в пеший переход со станции Пермь I, который продлился 16 календарных месяцев. За 9 месяцев и 28 ходовых дней он прошёл пешком 10019 вёрст, перекрыв на 22 дня предыдущее мировое достижение американского спортсмена. За свой необычный поступок получил прозвище «Уральский орёл».
Пешеходный маршрут Конева проходил вдоль железных дорог, что было наиболее безопасно и позволяло лучше контролировать переход. На всех станциях и полустанках в «Книге для ставки штемпелей и маршрутов Льва Конева» обозначалось точное время визита, подтверждённое штампами начальников станций: «прибыл» «убыл». Таким образом, сотни железнодорожников внесли свой вклад в фиксацию удивительного рекорда.
Кстати, труженики стальной магистрали относились к Коневу весьма благосклонно, ведь у него имелись при себе охранные грамоты от начальников железных дорог, вдоль которых пролегал маршрут путешествия. Так, по прибытии на территорию сегодняшней Приволжской дороги Лев Конев получил охранную грамоту с гербовой печатью за подписью начальника Рязано-Уральской железной дороги Фёдора Ивановича Шмидта. «Прошу господ начальников станций предоставлять помещения господину Коневу для отдыха, а также оказывать ему возможное содействие», значилось в ней.
С этим документом Лев Конев побывал на многих станциях Рязано-Уральской магистрали. В книге его путешествия имеются отметки о посещении станций Астрахань, Эльтон, Красный Кут, Новоузенск, Урбах, Безымянная, Анисовка, Покровка Слобода (ныне Покровск), Нахой (Наливная), Саратов, Трофимовский-1, Кологривовка, Красавка, Аткарск, Капеллы, Лопуховка, Екатериновка, Благодатка, Ртищево и других.
Жил путешественник всё это время пожертвованиями и продажей своих фотокарточек с автографами, которые он нёс с собой из Перми. Каждый портрет стоил три рубля довольно большие по тем временам деньги.
При этом согласно условиям пари, никаких переводов от родителей. Любая возможность каким-то образом заработать денег по дороге также исключалась. Правда, фотографии были основой для походной казны лишь в первые месяцы. В конце концов, «пожертвования» понятие весьма растяжимое…
Поначалу путь Льва Конева из Перми пролегал через Вятку, Санкт-Петербург, Ригу в Царство Польское самую западную точку маршрута. Путешественник достиг её в апреле 1914 года. В Варшаве он отметился в штабе военного округа и в спортивном обществе «Русский сокол».
На всех станциях и разъездах «Книга для ставки штемпелей и маршрутов» пополнялась новыми записями в стиле: «путешественник Конев прибыл…», «путешественник Конев отправился…».
На третьем месяце пешего перехода печати различных финансовых и коммерческих учреждений стали появляться на страницах книги путешествия чаще, чем штемпели железнодорожных предприятий.
В начале лета 1914 года Лев Петрович добрался до Киева (5500 вёрст, май 1914). В киевской «Вечерней газете» от 16 мая в заметке за подписью Александра Вешке было сказано, что «Конев поставил себе целью побить рекорды хождения, установленные американцами». Там же, в связи с маршрутом Конева, приводилось и имя западного ходока: «Вильям Пухлер в 1905 году прошёл 3264 километра за 24 дня 16 часов, причём время для отдыха и сна входит в эти 24 дня… Конев идёт на таких же условиях».
Через десятки страниц с печатями, в том числе такими, как «Русский торгово-промышленный банк, Жмеринское отделение» или «Начальник станции Крыжополь», после Винницы и Одессы, где Конев чётко по плану впервые воспользовался транспортом, путешественника принял на борт и доставил в Крым пароход «Великий князь Алексий» Российского общества пароходства и торговли. Здесь Лев Конев посетил Севастополь, Симферополь и Джанкой, где он провёл некоторое время из-за болезни. Затем последовал переход в Екатеринодар, который Лев Конев покинул 1 августа 1914 года, вскоре после начала Первой мировой войны. Преодолев 300 км, он оказался в Ростове-на-Дону, откуда продолжил своё пешеходное путешествие по Российской империи.
Вероятно, из-за начала войны в маршрут были внесены коррективы: вместо Закавказья, Каспийского моря и Астрахани, в конце августа Лев Конев прибыл пешком в Новочеркасск, а в сентябре в Царицын. Отсюда на судне «Белевец» акционерного общества «Русь» он вниз по Волге добрался до Астраханской губернии: Солончак, Эльтон, Баскунчак. В газете «Саратовский листок» от 27 сентября сообщалось, что «на днях в Астраханской губернии он был арестован, его заподозрили в том, что он «германец»», из-за чего в путешествии случился перерыв на три дня, не закрытый справками о болезни.
Посетив в Саратове коллег из гимнастического общества «Сокол» и множество других учреждений, Лев Конев продолжил свой путь. На разъезде Абдулино доктор А.М. Дьяков осмотрел путешественника и «задержал до излечения» на месяц, таким образом, Лев Конев встретил Новый 1915 год на больничной койке.
В январе 1915 года путешественник добрался до Уфы, где в это время проходил чемпионат по борьбе. В книге путешественника оставили свои подписи чемпионы Иван Чуфистов, Клеменс Буль и Иван Поддубный. К тому времени Лев Конев уже был знаменит и назывался в газетах Уральским Орлом. Участвовал в благотворительных вечерах в пользу раненых и семей погибших на войне.
Последняя точка маршрута город Златоуст была достигнута 13 февраля 1915 года. По сведениям издания «Челябинский листок», «всемирно известный рекордсмен-пешеход» прибыл в Златоуст «на два дня ранее срока. Таким образом, он побил рекорд Америки на 22 дня ранее». Домой в Пермь Лев Конев отправился пешком, по дороге принимая поздравления от различных организаций и обществ: «Желаем кроме американского побить и все остальные рекорды», «Железной энергии и хорошего здоровья», «Пусть Уральский Орёл послужит русской молодежи примером настойчивости и энергии, пусть побольше будет таких Орлов в России».
Всего в его «Книге для ставки штемпелей и маршрутов» отмечено около тысячи названий железнодорожных разъездов, станций и населённых пунктов.
19 марта Лев Конев вернулся в Пермь. Задуманное исполнено, но ни о призе, ни о славе речи нет: война не просто списала, но вычеркнула коневский рекорд из всех возможных повесток.
Все остальное о путешественнике известно уже из послереволюционных документов. Конев женился, обзавелся двумя сыновьями Владимиром и Львом. Послужной список:
— с 1919-го: внештатный инструктор всеобуча в Мотовилихинском спортклубе, инспектор по допризывной подготовке при пермском военкоме, заведующий райспортцентром в Лысьве,
— в 1922 году председатель Пермского горуездфизкультцентра.
В разделе «Бытность в походах и делах против неприятеля, с объяснениями, где именно, с какого и по какое время; оказанные отличия и полученные в сражениях раны и контузии» запись: «Награжден подарком Начупрвсеобуча тов. Подвойского, кожаной тужуркой». На странице с отпусками «в месячный по болезни», «в двухмесячный по болезни». Поверх послужного списка штамп: «Настоящее представлялось в Пермскую райстрахкассу для исходатайства пенсии».
Юный возраст пенсионера в смущение никого ввести не должен. Еще во время путешествия кровотечение из горла в медицинских справках едва ли не более частый диагноз, чем болезни ног. Лев Петрович Конев умер в Перми от чахотки весной 1924 года, 29 лет от роду.
Путешественник Лев Конев не получил ни приза, ни прижизненного признания: начавшаяся Первая мировая война, а затем революция и гражданская война вычеркнули его рекорд из жизни современников…

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ВЁРСТ ПО ШПАЛАМ Он прошёл пешком вдоль железной дороги 10 тысяч вёрст за 10 «ходовых» месяцев... Его имя и выдающееся достижение были бы преданы забвению, если б не журналисты с

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ВЁРСТ ПО ШПАЛАМ Он прошёл пешком вдоль железной дороги 10 тысяч вёрст за 10 «ходовых» месяцев... Его имя и выдающееся достижение были бы преданы забвению, если б не журналисты с

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ВЁРСТ ПО ШПАЛАМ Он прошёл пешком вдоль железной дороги 10 тысяч вёрст за 10 «ходовых» месяцев... Его имя и выдающееся достижение были бы преданы забвению, если б не журналисты с

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ВЁРСТ ПО ШПАЛАМ Он прошёл пешком вдоль железной дороги 10 тысяч вёрст за 10 «ходовых» месяцев... Его имя и выдающееся достижение были бы преданы забвению, если б не журналисты с

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ВЁРСТ ПО ШПАЛАМ Он прошёл пешком вдоль железной дороги 10 тысяч вёрст за 10 «ходовых» месяцев... Его имя и выдающееся достижение были бы преданы забвению, если б не журналисты с

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ВЁРСТ ПО ШПАЛАМ Он прошёл пешком вдоль железной дороги 10 тысяч вёрст за 10 «ходовых» месяцев... Его имя и выдающееся достижение были бы преданы забвению, если б не журналисты с

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ВЁРСТ ПО ШПАЛАМ Он прошёл пешком вдоль железной дороги 10 тысяч вёрст за 10 «ходовых» месяцев... Его имя и выдающееся достижение были бы преданы забвению, если б не журналисты с

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *