ОБ ИНКВИЗИЦИИ

ОБ ИНКВИЗИЦИИ Охота на ведьм в Европе насчитывает два столетия. Её апогей пришёлся на период с 1580 по 1650 гг. Колдовство было осуждено ещё в библейские времена, но истерия чёрной магии

Охота на ведьм в Европе насчитывает два столетия. Её апогей пришёлся на период с 1580 по 1650 гг. Колдовство было осуждено ещё в библейские времена, но истерия «чёрной магии» распространилась в разных уголках Европы. Наибольшее количество еретиков были преданы суду инквизиции в некоторых регионах современной Германии, Франции, Нидерландов и Швейцарии, а затем в остальных частях Священной Римской империи.
Точное число казнённых по обвинению в колдовстве неизвестно и вызывает дискуссию среди историков-медиевистов. Количество пострадавших варьировались от 10 тысяч до 9 миллионов. Большинство историков оценивают жертв инквизиции от 40 000 до 100 000, в три раза больше людей формально обвиняли в колдовстве.
Хотя мужчин также обвиняли в колдовстве, около 75-80 процентов казнённых были женщины. Из-за предрассудка, что по своей природе они более слабые, чем мужчины, и, таким образом, более восприимчивыми к суевериям и злу. В Европе идея слабости женщин была связана с искушением Евы Дьяволом.
В 1829 году одно парижское издательство выпустило книгу Histoire de l’Inquisition en France («История инквизиции во Франции»). Написавший её Этьен-Леон де Ламот-Лангон (1786-1864), как предполагали, получил беспрецедентный доступ к церковным архивам города Тулузы, который якобы предоставил ему епископ Антуан Паскаль Гиацинт Сермет.
Чересчур драматические и порой леденящие кровь истории об ужасах французской инквизиции в качестве основного источника были включены в исторические труды и штудии других историков, в частности, Йозефа Хансена (1862-1943), автора опуса Quellen und Untersuchungen zur Geschichte des Hexenwahns und der Hexenverfolgung im Mittelalter («Источники и исследования по истории мании охоты на ведьм в средние века»), на которую в свою очередь также стали ссылаться.
В конечном счёте, книга Ламота-Лангона стала единственным и наиважнейшим первоисточником для значительной части популярных и исторических заблуждений двадцатого века об инквизиции, колдовстве, пытках и юриспруденции в период Средневековья.
Если ранее специалисты по средним векам в своих трудах часто ссылались на литературные описания случаев ведовства, а не акты самих судебных процессов, то, начиная с середины 1970-х годов, зарубежные медиевисты перестали полагаться на россказни об «охоте на ведьм» и свои версии начали обосновывать тщательно собранными фактами и систематическим изучением документов всех судебных процессов над ведьмами.
В начале 1970-х годов историки Норман Кон в труде «Внутренние демоны Европы. Демонизация христиан в средневековом христианском мире» (Europe’s Inner Demons: The Demonization of Christians in Medieval Christendom) и Ричард Кикхефер в своей книге «Процессы над ведьмами в Европе. Их обоснования в популярной и учебной культуре, 1300-1500» (European Witch Trials: Their Foundations in Popular and Learned Culture, 1300-1500) независимо друг от друга пришли к заключению, что «История инквизиции во Франции» была мистификацией.
Никакого архива Ламот-Лангон никогда не посещал, поскольку не обладал палеографическими навыками для чтения средневековых манускриптов и книг. Некоторые важные события, им описанные, вообще не происходили да и не могли произойти, а его произведение пестрело анахронизмами.
До изготовления своей столь нашумевшей в научных кругах фальшивки, Ламот-Лангон был автором готических романов ужасов. Впоследствии он написал несколько автобиографий французских исторических деятелей.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *