МАТИАС ГРЮНЕВАЛЬД «ПОРУГАНИЕ ХРИСТА» 1505

МАТИАС ГРЮНЕВАЛЬД «ПОРУГАНИЕ ХРИСТА» 1505 «Бог к нам близок, но мы далеки. Бог внутри, но мы снаружи. Бог в нас дома, но мы чужие!» Мейстер Экхарт Издеваться это весело. Придумывать новые

«Бог к нам близок, но мы далеки. Бог внутри, но мы снаружи. Бог в нас дома, но мы чужие!» Мейстер Экхарт
Издеваться это весело. Придумывать новые издёвки и насмешки, представлять себя остроумным и оригинальным, выделяться из толпы и чувствовать её одобрение.
Избивать это увлекательно. Ощущать своё превосходство и власть, ажиотаж безнаказанности захватывает и приводит в эйфорию, особенно, когда тебе не могут ответить.
Унижать это праведно. Когда человек уже осуждён и на издевательства, избиение и унижение выданы одобрения властью государства в лице прокуратора Пилата и властью церкви в лице первосвященника Каиафы.
Музыкант играет на дудке и стучит в барабан. Настоящий праздник. Но на лицах нет радости. Нет открытости. Нет живых эмоций. Их лица перекошенные гримасы, отталкивающие маски ненависти. Что этими людьми движет Что скрывает своё существование за этими масками
Страх!
Что так напугало этих добропорядочных граждан Человек, у которого нет ни вины, ни чувства вины. Пилат после допроса вывел Иисуса к приведшим Его и сказал им: «Я не нахожу в этом человеке никакой вины». Всплеском слепой, безотчётной ярости ответили Пилату: «Возьми! Распни! Распни его!» Мир этих людей держится на древней и до сих пор актуальной парадигме «Справедливость = вина + возмездие». Когда из формулы исключается один компонент, их мир начинает рушиться, их институты перестают функционировать, их жизнь оказывается ложью. Свой испуг, свой страх ставят они Ему в вину и осуществляют возмездие во имя справедливости.
Они спрашивают: «Так что, если нет вины, то я могу грабить и убивать» А про себя думают: «Так что, если нет вины, то мой ближний может ограбить и убить Кого Конечно же меня!» Они не могут взять в толк, что человек, исцелившийся от болезни под названием «чувство вины» покидает загон рабского слепого подчинения, он не станет грабить и убивать, он включается в миропорядок любви и ответственности.
Страхи личностные собираются в страх коллективный. Страхи отдельных людей помножаются друг на друга, возводятся в степень толпой новым образованием, новым монстром, главный враг которого индивидуальность. Лишь один человек в толпе робко пытается остановить бесчинство. Но толпа оплетает его, цепко охватывает его, что бы поглотить и растворить в кислоте своего всепожирающего желудка.
А что же Спаситель К боли физической прибавляется боль психологическая. Он прекрасно осознаёт мотивы поведения окружающих, их болезнь, их искаженность, их страх. Хотя глаза Его завязаны, Он видит насквозь каждого. Он не играет в их игру «вина и возмездие». Он, незаметно для толпы проходит сквозь неё, сквозь одиночество в толпе к своему триумфу Воскресению. Проторяет дорогу к свободе для идущих за Ним.
Сергей Серебряков.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *