ЯКУТСКИЙ СЛЕД В ТАЙМЫРСКОЙ ЗАГАДКЕ

ЯКУТСКИЙ СЛЕД В ТАЙМЫРСКОЙ ЗАГАДКЕ В 1940-х годах на острове Фаддея советскими гидрографами были найдены остатки лагеря русских полярных мореходов: склад пушнины и охотничьего снаряжения. Чуть

В 1940-х годах на острове Фаддея советскими гидрографами были найдены остатки лагеря русских полярных мореходов: склад пушнины и охотничьего снаряжения. Чуть позднее недалеко от места первой находки, в заливе Симса была обнаружена избушка с останками трех человек. Они принадлежали двум поморам-мужчинам и женщине из коренного населения Сибири, судя по остаткам одежды на ней, нганасанки, ненки или тундровой энки. Кроме того, здесь же был найден клад с монетами.
Так как уникальные и в то же время странные по своему происхождению находки были сделаны еще до начала Великой Отечественной войны, то только после ее окончания они были изучены специальной экспедицией. Экспедицией руководил А. Окладников — крупный ученый, археолог и этнограф.
И так что же было перед учеными: останки трех человек, внушительный клад из монет разных годов — от времен Ивана III до Михаила Романова, оружие и утварь. Причем останки женского костюма и украшений были найдены в обеих точках на о. Фаддея и в заливе Симса, а сами останки женщины в избушке около залива. Так может, женщин из представительниц коренных народов Сибири было несколько И сколько вообще человек принимало участие в этом трагически закончившемся морском походе, кроме трех, найденных в избушке И куда они шли — с запада на восток, из Архангельска на Лену, или наоборот
Еще в 1948 году Окладников выпустил книгу по следам своей экспедиции на восточный Таймыр: «Русские полярные мореходы XVII века у берегов Таймыра». Но и в последовавших научных исследованиях и работах не были даны точные ответы на события, произошедшие более чем за 300 лет до находок.
Более современной работой, посвященной разгадке таймырской загадки, считается одноименная книга Л. Свердлова, выпущенная в 2001 году. Ее автор — член ученого совета Московского центра Русского географического общества, почетный полярник. Автор уточняет, что морской поход погибших поморов, скорее всего, был предпринят после закрытия Мангазейского морского хода, т.е. после 1619 года. Этот путь, связывавший Сибирь с Европой, закрыли, дабы преградить доступ иностранным торговым компаниям на богатый пушниной рынок. А первые сведения о р. Лене, богатой пушниной, но протекавшей восточнее, поступили в 1621 году. Следовательно, туда и стремились мореходы, вышедшие из устья Енисея к Лене, но погибшие, преодолев лишь четверть пути до цели. Так считает автор книги «Таймырская загадка» Л. Свердлов.
Свою версию трагических событий дал упомянутый А. Бурыкин — доктор исторических наук, языковед, ведущий научный сотрудник Словарного отдела Института лингвистических исследований РАН.
Примерно в 1619-1620 гг. вблизи о. Фаддея сел на мель или был затерт льдами коч, деревянное парусное судно поморов, промышленников. Вероятно, он шел из устья Оби через устье Енисея далее на восток, до Лены. При безуспешных попытках снять его с мели мореходы погнули ствол одной пищали (в 1940-х г. найдена на о. Фаддея). Имущество экспедиции пушнина, ранее добытая или выкупленная по берегам Оби и Енисея, а также стрелы, порох, часть личных вещей — была укрыта на острове. Далее, три человека остались у аварийного коча на острове. Вскоре коч был унесен дрейфующими льдами в море, при этом три помора пропали без вести (остатки коча не были обнаружены, но на о. Фаддея были найдены части лодки). А четверо, в том числе женщина, дошли до залива Симса и построили избушку. С наступлением зимы один из членов отряда с единственной исправной пищалью ушел на поиски людей, но в итоге бесследно исчез в тундре полуострова Таймыр.
В течение какого-то времени оставшиеся в избушке питались мясом добытых песцов (возле остатков избушки в заливе Симса было найдено множество песцовых черепов и костей). Последние дни обитателей одинокой избушки были трагичны: одна человеческая кость была найдена в котле или около котла (в кости было повышенное содержание меди).
Видимо, женщина-самоедка умерла последней ей принадлежит больше половины найденных останков, женские кости значительно преобладают над найденными мужскими. После того как все умерли, избушка была разворочена белыми медведями. Таков был трагический конец последних участников морского похода 17 века.
Но есть еще две гипотезы, относящиеся к таймырской загадке.
Вполне возможно, что мореходы, оставшиеся у аварийного, застрявшего у о. Фаддея коча, стали первыми русскими людьми, ступившими на промерзлую землю острова, который впоследствии был назван Котельным.
Откуда такая гипотеза
Из воспоминания полярного путешественника М. Геденштрома: «На западном берегу сего острова (Котельный) найдена тогда же могила неизвестного человека, от которого остались только несколько разбросанных костей: вероятно, тело было вырыто белым медведем. По найденным тут вещам: кресту, стрелам, форме для литья пуль, ношеным котам и мочалам можно судить, что покойник был архангельский промышленник, заброшенный сюда с товарищами бурею на пути их в Шпицберген. Древнее днище судовое, неподалеку от сего места, подтверждают сию догадку».
После изучения находок в 1950-х годах таймырская загадка вновь напомнила о себе — в начале 1970-х годов гидрограф В. А. Троицкий обнаружил на острове Фаддея еще некоторые предметы, относящиеся к тому же комплексу находок на острове Фаддея и в заливе Симса.
Но и еще далее, восточнее Таймыра, почти у побережья Якутии были обнаружены вещественные находки, которые могли быть отнесены к походу погибших мореходов…
Так кто был на Котельном По распространенной версии, этот остров был так назван потому, что его первооткрыватели спутники Ивана Ляхова — в 1773 году забыли на нем медный котел. Но тогда откуда в безымянной могиле на острове, описанной М. Геденштромом, тоже взялся медный котел Да не один, а целых две штуки Плюс недалеко было найдено деревянное днище лодки, которому на момент находки их Яковом Санниковым в начале 1800-х годов было 100 лет. А форма для отлития пуль, найденная в безымянной могиле
Есть версия, что в могиле похоронен Иван Ляхов, а его спутники погибли при переходе через пролив, и они и есть, те самые трое мореходов, которые были оставлены на затертом во льдах коче у острова Фаддея. Возможно, что их коч был снесен дрейфующими льдами к острову, который в будущем и назовут Котельный.
Есть и другие доказательства и свидетельства, что русские мореходы и промышленники в самом начале 17 века искали путь на восток в устье Лены. Так, русский мореплаватель и географ Федор Литке в историческом обзоре плаваний в Арктике приводит следующий факт. В 1625 году голландец Корнелий Босман встретил в Карском море русских мореходов. В ответ на расспросы об условиях морского плавания дальше на восток от устья Оби получил ответ, что «несколько лет назад» отряд из трех судов отправился морем на восток. Одно из них, «претерпев великие опасности», вернулось через год, а два других пропали без вести.
Для 1625 года «несколько лет назад» это может быть и 1619 год — год закрытия Мангазейского морского хода и год выхода в море пропавших мореходов.
Карское море, где голландец встретил мореходов, находится достаточно далеко, учитывая скорость кораблей того времени, от восточного побережья Таймыра, где в 1940-х годах были найдены останки погибших мореплавателей. Следовательно, три коча вышли из устья Оби с грузом имущества в виде медных котлов, украшений и медных монет, предназначенных для обмена и покупки пушнины, коей была богата Лена. Туда, на восток по ледяному морю и держали путь мореходы начала 17 века. Но потерпели неудачу, предвосхитив участь некоторых полярных исследователей, нашедших свою погибель среди льдов и снегов.
В память о себе, о своих последних днях они оставили лишь находки, покрытые завесой тайны.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *