ИЗ ИСТОРИИ КОРСИКИ

ИЗ ИСТОРИИ КОРСИКИ «Как можете вы остаться бесстрастным к красоте бескрайней свободы в этом чудесном климате, как наш» спрашивает бандит Кастрикони в «Коломбе» Проспера Мериме. Свобода

«Как можете вы остаться бесстрастным к красоте бескрайней свободы в этом чудесном климате, как наш» спрашивает бандит Кастрикони в «Коломбе» Проспера Мериме. Свобода обязательная составляющая корсиканского вида, как и горы. Наверное и вправду часть климата.
На протяжении всей летописи острова свобода была основной темой дискуссий местного народонаселения. Волна за волной захлестывали полуостров завоеватели. С римских пор до наших дней на Корсике 19 раз (на основе даже предварительных подсчетов) изменялась администрация, полуостров пережил 39 этнических восстаний и 7 периодов совершенной анархии. Блаженство и катастрофа Корсики состояли в том, что полуостров постоянно имел в Средиземном море доминирующее положение, и поэтому обладавший им имел возможность надзирать за огромным, одним из важнейших во вселенской летописи регионом. В древности греки, карфагеняне, потом римляне по очереди захватывали Корсику. Однако они никак не были первыми: на полуострове присутствуют останки поселений VII тысячелетия до н.э., а в IV тысячелетии до н.э. неизвестный народ уставил целый полуостров мегалитическими статуями неиссякаемым родником воодушевления для археологов
Все завоеватели сталкивались с жестоким противодействием местных жителей, которые перед натиском превосходящих сил отступали в недоступные горы.
После 500-летнего правления римлян на Корсику совершили нападение вандалы, коих в 534 году сокрушили византийские войска, однако удержать полуостров византийцы опять не сумели его отбили лангобарды, которых в свою очередь атаковали мавры. Повелитель франков Пепин Маленький отдал Корсику Папе Римскому, однако мавры никак не угомонились, они продолжали свои атаки и в результате заимели полуостров в свое владение на 200 лет.
Корсика издавна привлекала интерес и Генуи. Начав войну в IX веке, генуэзцы полностью установили собственную администрация над ней только к 1453 году. До этого Корсика непрерывно переходила из рук в руки то пизанцев, то испанцев. Генуэзцы серьезно подошли к дилемме охраны собственности вдоль побережья всего острова были построены сторожевые вышки. 91 вышка сообразно окружности Корсики по сих времен напоминает о тех временах, когда на нее непрерывно нападали пираты. Пираты-сарацины из Северной Африки захватывали мирных обитателей и продавали их сотнями в рабство в мусульманские державы. Любопытен один факт — будто бы, к примеру, в середине XVI века из 10 тыс. алжирских пиратов 6 тыс. по происхождению были сами корсиканцами. А все потому, что для получения свободы достаточно было принять ислам, чем многие и воспользовались.
Сторожевые вышки отлично использовались и по прошествии веков. В XVIII веке они настолько удачно отражали атаки британского флота, будто британцы сами построили эти постройки по всему побережью Британии для защиты от французов.
XVIII столетие осталось в памяти корсиканцев, как единственное время, когда они были свободны. Вспыхнувшее в 1731 году восстание против генуэзцев привело к тому, что повстанцы провозгласили национальную самостоятельность и обрели конституцию. Корсиканцы очень гордятся этим прецедентом, так как он состоялся на 50 лет ранее, нежели во Франции! «Мы были первыми, кто принес в мир свободу и демократию» данные слова можно нередко услышать от корсиканцев. Генуэзцы обратились за поддержкою к французам, которые, добившись некоторых успехов, тем не менее были обязаны отойти. В 1752 году была принята новая конституция, а крепость Корте, в которой скрывались генуэзцы, была захвачена Джан Пьетру Гаффори (несмотря на то, что там удерживался в заложниках его отпрыск).
После убийства Гаффори, произошедшего в 1753-м, корсиканцы призвали Паскаля Паоли. Паскаль Паоли главная фигура корсиканской летописи.
Он, имевший неплохое воспитание и воодушевленный современными мыслями французских философов, принял на полуострове новую конституцию, наделив всех граждан (естественно, мужчин) старше 25 лет правом выбирать собственных сторонников в Управленческий Комитет. Данные шаги вызвали восхищение у либералов на континенте Жан Жак Руссо, например, намеревался приехать на полуостров и написать его историю. Паоли утвердил столицу острова в городке Корте, так как он был удален от рискованного побережья, где хозяйничали генуэзцы. Было задумано осушение, постройка дорог, исследование новых карьеров и создание торгового флота. Это был период настоящей автономии Корсики, к огорчению для корсиканцев, продолжавшийся непродолжительно.
Осмыслив, что Корсику обратно им никак не заполучить, генуэзцы передали собственные «права» на полуостров французам.
8 мая 1769 года в сражению при Понте-Нуово корсиканцы потерпели сокрушительное поражение от превосходящей французской армии. А Паскаль Паоли бежал в Великобританию В «Общественном договоре» Руссо писал: «Имеется в Европе еще одно государство, способное принять свод законов, это Корсика. Достоинство и упорство, с какими этот мужественный народ отстоял свою свободу, вполне заслужили того, чтобы какой-нибудь мудрец увековечил ее для него. Меня никак не оставляет предчувствие, что когда-нибудь данный небольшой полуостров еще удивит Европу».
Предчувствие не обмануло философа.
15 августа 1769 года в год поражения корсиканцев в городке Аяччо, в семье аристократов, скорее тосканского происхождения, появился на свет Наполеон Бонапарт.
(Потом, а конкретно в 1814 году, когда Наполеон больше не был необходим Франции, дата его рождения оспаривалась Сенатом, так как ее перенесение только на полгода обратно делало правителя иноземцем-узурпатором)
В начале собственной политической деятельности Наполеон был восхищенным почитателем Паскаля Паоли, который назначил его отца, Карло Бонапарта, на очень серьезные должности. Сам ведь Паоли к юному Наполеону относился, мягко говоря, прохладно
Тот же в послании к Паоли от 1789 года так откликался о собственных будущих подданных: «Я возник на свет в день кончины моей отчизны. 30 тыс. французов, заполонивших мою территорию и потопивших в крови престол свободы, такая жуткая мозаика, открывшаяся моему ребяческому взгляду. Моя колыбель оглашалась кликами умирающих, стонами угнетенных, печальными рыданиями. Вы покинули наш полуостров, и вкупе с вами нас оставила вера на блаженство, рабством оплатили мы за собственную кротость. Придавленные тройным гнетом солдатского сапога, легиста и сборщика налогов, мои сограждане мучаются от повального презрения».
Данные слова Наполеона непроизвольно наводят на странную идею: а не поэтому ли грядущий правитель с легкостью отправлял на погибель тысячи французов, будто пускай и интуитивно, мстил Франции за Корсику
1789 год стал годом Великой французской революции. После свержения короля Корсика сама обратилась в Конвент с пожеланием включить ее в состав Французской республики. После этого обращения на Корсике почти все поменялось. Паскаль Паоли торжественно возвратился на отчизну и встал во главе корсиканского правительства.
Французы уже не неприятели, а собратья, и Паоли объявил о поддержке Республики, казалось бы, уже не думая об автономии. Наполеон преданный паолист.
А уже через 4 года, в 1793-м, Наполеон Бонапарт, уже конкретный соперник Паскаля Паоли, бежал со всей семьей на континент. Дом Бонапартов, как и здания их сторонников, разгромлены.
Эти 4 года, а еще провалившаяся боевая экспедиция на Сардинию (где грядущий большой военачальник потерпел невольную неудачу) забросили Наполеона с Корсики под Тулон, раскрыв ему тем самым путь к исторической известности.
За те 4 года Паскаль Паоли разонравился революционному Конвенту, которым и был выдан ордер на его арест. В протест корсиканцы назвали Паоли Отцом нации, а все профранцузски, прореспубликански настроенные корсиканцы бежали с острова.
Паоли, отлично понимая неосуществимость идеи совладать с Францией в одиночку, обратился за поддержкою к британцам. Последние в то время основные конкуренты французов и сами давно уже пробовали зафиксироваться на таковой безупречной стратегической базе. Именно в поединках за Корсику адмирал Нельсон утратил собственный глаз в 1794 году. В том же году после захвата мегаполисов Бастия, Кальви и Сен-Флоран было провозглашено Англо-корсиканское королевство. Оно просуществовало 2 года, после чего Корсика вошла в состав Французской республики.
Дальше же Наполеона заинтриговали другие принципиальные дела, нежели Корсика

ИЗ ИСТОРИИ КОРСИКИ «Как можете вы остаться бесстрастным к красоте бескрайней свободы в этом чудесном климате, как наш» спрашивает бандит Кастрикони в «Коломбе» Проспера Мериме. Свобода

 

ИЗ ИСТОРИИ КОРСИКИ «Как можете вы остаться бесстрастным к красоте бескрайней свободы в этом чудесном климате, как наш» спрашивает бандит Кастрикони в «Коломбе» Проспера Мериме. Свобода

ИЗ ИСТОРИИ КОРСИКИ «Как можете вы остаться бесстрастным к красоте бескрайней свободы в этом чудесном климате, как наш» спрашивает бандит Кастрикони в «Коломбе» Проспера Мериме. Свобода

.

 

Предыдущая запись Биржевая площадь (Бордо)
Следующая запись Киллер … Это звучит так экзотично … Я всего лишь был убийцей

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *