ГЕНЕРАЛЫ БУЛЬВАРНЫХ РОМАНОВ

ГЕНЕРАЛЫ БУЛЬВАРНЫХ РОМАНОВ Ноябрь 1941 года. Полыхает Вторая мировая война. Европа повержена к ногам Гитлера. В осадном положении Москва. Мир, затаив дыхание, следит за событиями в Старом

Ноябрь 1941 года. Полыхает Вторая мировая война. Европа повержена к ногам Гитлера. В осадном положении Москва. Мир, затаив дыхание, следит за событиями в Старом свете.
Но только не американские домохозяйки. Они по-прежнему живут в мире рекламы, журнальных романов и «сенсаций» из жизни звёзд. Европа это ведь где-то так далеко. И хотя уже совсем скоро японские бомбардировщики сбросят свой смертоносный груз на американскую военно-морскую базу Пёрл Харбор, массовому американскому читателю дела до этой войны пока нет. А её главные «герои», если и привлекают его внимание, то лишь в виде привычного жанра бульварного чтива. Такого как заметка «Гитлер и жена Геббельса» из журнала «Liberty» от 22 ноября 1941 года..
В наши дни такую заметку в американском таблоиде с подобной репутацией наверняка отнесли бы к разряду «информационной войны». Жёлтая пресса, как известно, хоть и не отличается глубиной подачи материала, зато обладает большими тиражами и неплохо влияет на мировоззрение граждан. А значит, тоже может служить оружием.
Едва ли талантливый немецкий журналист и писатель Курт Рисс (urt Riess, настоящее имя Курт Мартин Штайнам), до прихода Гитлера к власти возглавлявший крупный немецкий еженедельник «12 часов дня», а затем эмигрировавший в США, помнил хорошо известную советскому читателю фразу Маяковского «Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо». Но сделал он именно это, опубликовав развёрнутый пасквиль на тему личной жизни фюрера и его ближайшего сподвижника Й.Геббельса в одном из самых читаемых американских журналах для домохозяек «Liberty».
Издание это, изначально основанное в 1881 году как анархическое, в 1920-е годы превратилось в типичный образец «жёлтой» прессы из империи американского медиамагната Уильяма Херста, которого многие считают изобретателем индустрии новостей и искусства делать деньги на сплетнях и скандалах. Именно Херст первым в мировой журналистике провозгласил принцип: «Главный и единственный критерий качества газеты её тираж». Этому принципу сам он следовал неукоснительно. Такая беспринципность была свойственна Херсту не только в бизнесе. До начала второй мировой войны он водил дружбу не с кем-нибудь, а с главным идеологом нацизма Альфредом Розенбергом, о чём позже старался не вспоминать.
Можно предположить, что Курт Рисс не знал об этой дружбе своего американского издателя с одним из главарей Третьего Рейха. Зато о Геббельсе своём несостоявшемся начальнике (как глава Министерства пропаганды, Геббельс курировал всю немецкую прессу, впрочем, как и культуру в целом) знал очень много. Через несколько лет, уже после войны, Курт Рисс напишет не одну серьезную книгу о Геббельсе и о становлении Третьего Рейха, происходившем у него на глазах.
Но для журнала «Liberty» журналист выбрал тему, вполне отвечавшую стилистике этого издания: скандальную и широко известную на кухнях Третьего Рейха историю о любовных похождениях Йозефа Геббельса в должности шефа имперской пропаганды, а также куда менее известные слухи о тайных чувствах, которые якобы испытывала Магда Геббельс к Адольфу Гитлеру.
Что касается фигуры Геббельса, то американскому читателю он уже был известен как герой трагикомической истории, связанной с его увлечением известной чешской актрисой Лидой Бааровой, бывший ухажёр которой известный немецкий актер Густав Фрёлих (Gustav Frohlich) в 1936 году отважился дать своему высокопоставленному сопернику пощёчину. Пощёчину эту, поставившую крест на актерской судьбе Фрёлиха в Германии, американская желтая пресса быстро превратила в избиение, даже «отправив» Геббельса в больницу, чего в реальности, разумеется, не было.
Но тема «любимых женщин Гитлера» и в самой Германии, и за её пределами всё ещё была табуирована. И хотя к моменту публикации статьи Курта Рисса уже второй год воевавшие с нацистской Германией английские солдаты вовсю горланили неприличную песню времён Первой мировой войны, известную как Марш полковника Боуги со словами:
Hitler has only got one ball
Göring has two but very small
Himmler is rather simlar
ut poor old Goebbels has no balls at all,
личная жизнь Адольфа Гитлера оставалась тайной за семью печатями.
Официальная пропаганда Третьего Рейха широко тиражировала собственное высказывание Гитлера о том, что он «обвенчан с Германией». В народе, правда, гуляли слухи о его трагическом романе с собственной племянницей Гели Раубаль, о непристойных связях с английской сторонницей национал-социализма Юнити Валькирией Митфорд, о загадочно погибшей в сумасшедшем доме актрисе Ренате Мюллер, будто бы вообще помолвленной с Гитлером, а также о его «неофициальной жене» Еве Браун, отношения с которой он узаконит лишь за несколько часов до их совместного самоубийства в апреле 1945 года.
Но имя Магды Геббельс в этих слухах не фигурировало. По крайней мере, до публикации в «Liberty». Тем не менее, последующие события продемонстрировали, что предположения Рисса были, скорее всего, оправданными. По крайней мере, в той части, что касалась преклонения Евы Браун перед Гитлером и того очевидного факта, что преклонение это вполне можно назвать всепоглощающей любовью. Любовью, которая заставила эту женщину дать всем своим детям имена, начинающиеся на немецкую букву «H» (в честь Hitler), а в последние дни войны добровольно приехать с детьми в осаждённый бункер Гитлера с единственной целью разделить с фюрером смерть и принести жизни собственных детей на алтарь этой любви.
Когда-то Магда Геббельс (по фамилии своего первого мужа Квандт) была миловидной и образованной женщиной, в своё время покорившей сердца не одного известного деятеля мировой истории, включая племянника президента США Герберта Гувера и видного деятеля сионистского движения Хаима (Виктора) Арлозорова, который на какое-то время даже увлёк её идеями сионизма. Расставшись в 1929 году со своим мужем крупным немецким промышленником Гюнтером Квандтом, она попала на выступление Йозефа Геббельса и, как и многие женщины того времени, была покорена его ораторским искусством. В 1930 году она вступила в ряды НСДАП и близко сошлась с Геббельсом, который и познакомил её со своим шефом Гитлером. В 1931 году Магда и Йозеф поженились, причём свидетелем на их свадьбе был сам фюрер.
Участие Гитлера стало решающим фактором в дальнейшей судьбе этой образцово-показательной многодетной семьи министра пропаганды. Когда в сердце Геббельса вспыхнет настоящая любовь к «расово неполноценной» (по меркам Третьего рейха) чешской актрисе Лиде Бааровой, именно Гитлер как человек, «женивший» их, заставит Геббельса решительно прервать эту связь и не лишать немецкий народ образцовой нацистской семьи.
Этот уже известный «любовный треугольник» Геббельс Магда Лида Баарова журналист переворачивает с ног на голову. По мнению Курта Рисса, любовные похождения Геббельса объясняются страстной любовью его супруги к Гитлеру, причём любовью, как намекает журналист, не только платонической. Какой восхитительный поворот сюжета и какая богатая пища для разговоров американских домохозяек!
Расчет тут, безусловно, тоньше. Вся американская пресса, как прекрасно осведомлён Курт Рисс, тщательно отслеживается немецкой пропагандой, и выжимки из неё ежедневно ложатся на стол Геббельсу. Но перед этим проходят многоступенчатую обработку переводчиками, машинистками и секретарями. Это значит, что о неверности жены министра и о том, что фюреру «ничто человеческое не чуждо» узнают десятки, а через них и тысячи людей. Именно на это, собственно, и делает ставку Курт Рисс в своей журналистской войне с ненавистным гитлеровским режимом. И для этого вставляет в самый последний абзац своей статьи намёк о возможной связи Гитлера с молодой женой другого своего сподвижника Германа Геринга.
Ну, а издатель журнала Уильям Херст позаботился о том, чтобы сделать этот материал максимально доступным для понимания его основных читателей. Тех, для кого идущая в Европе война пока что легче воспринимается через призму «любовных треугольников».

ГЕНЕРАЛЫ БУЛЬВАРНЫХ РОМАНОВ Ноябрь 1941 года. Полыхает Вторая мировая война. Европа повержена к ногам Гитлера. В осадном положении Москва. Мир, затаив дыхание, следит за событиями в Старом

ГЕНЕРАЛЫ БУЛЬВАРНЫХ РОМАНОВ Ноябрь 1941 года. Полыхает Вторая мировая война. Европа повержена к ногам Гитлера. В осадном положении Москва. Мир, затаив дыхание, следит за событиями в Старом

ГЕНЕРАЛЫ БУЛЬВАРНЫХ РОМАНОВ Ноябрь 1941 года. Полыхает Вторая мировая война. Европа повержена к ногам Гитлера. В осадном положении Москва. Мир, затаив дыхание, следит за событиями в Старом

ГЕНЕРАЛЫ БУЛЬВАРНЫХ РОМАНОВ Ноябрь 1941 года. Полыхает Вторая мировая война. Европа повержена к ногам Гитлера. В осадном положении Москва. Мир, затаив дыхание, следит за событиями в Старом

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *