ТЁТУШКА «Ю» С «МЫШИНЫМ ХВОСТИКОМ»

ТЁТУШКА Ю С МЫШИНЫМ ХВОСТИКОМ В 09:02 в Данцигской бухте севернее маяка Хела два самолета Як-9 (ведущий - старший лейтенант Кузьмин) обнаружили один траливший Ю-52: Учитывая ценность

«В 09:02 в Данцигской бухте севернее маяка Хела два самолета Як-9 (ведущий — старший лейтенант Кузьмин) обнаружили один траливший Ю-52: Учитывая ценность самолета-тральщика, наши летчики приняли решение привести Ю-52 на свой аэродром: вражеский самолет несколько минут летел в указанном направлении, но потом стал разворачиваться к своим кораблям. Опасаясь ухода, наши истребители произвели по нему несколько пушечно-пулеметных очередей, в результате чего Ю-52 загорелся и, разваливаясь на части, упал в воду восточнее порта Данциг. Чуть позже, в 14:30 два других Як-9 встретили и сбили еще три Ю-52, производившие траление на подходах к Либаве.»
Так описывает «Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Балтийском море и Ладожском озере» события 18 февраля 1945 года.
Это первое упоминание о применении самолетов — тральщиков «Мауси» в официальном издании Военно-морского министерства СССР, посвященном войне на Балтике.
Немецкие самолеты-тральщики активно применялись уже с 1940 года, в том числе и на советско-германском фронте. Идея самолетов-тральщиков родилась в ответ на массированное применение Королевскими ВВС Великобритании неконтактных мин против Германии. Мелководные бассейны Северного и юго-западной части Балтийского морей позволяли почти повсеместно применять авиационные магнитные мины. Хотя первые английские образцы с одноканальным магнитным взрывателем без особых проблем вытраливались почти всеми известными способами, масштабы минной войны постоянно увеличивались. Германским силам противоминной обороны, действовавшим со все большим напряжением, настоятельно требовался новый, высокопроизводительный тральщик, способный в сжатые сроки, неоднократно, с учетом возможного наличия у выставленных мин приборов кратности, обработать значительные площади.
В конце 1939 года в одном из подразделений Кригсмарине в г.Киль, служил Теодор Бенеке, выпускник Кильского университета по специальности «экспериментальная физика». Вместе с сослуживцем, физиком из Мюнхена, профессором Герлахом он предложил проект оборудования транспортного самолета Ju52 устройством, генерирующим магнитное поле такой силы, чтобы мины взрывались на безопасном расстоянии после пролета над ними. Как и положено, доклад ушел «по команде» на рассмотрение в Техническое управление Министерства авиации. Видимо, английская минная война уже изрядно попортила нервы германскому командованию, потому что ответ пришел очень быстро. Было приказано немедленно развернуть работы по изготовлению самолета-трала.
Первый самолет-тральщик был оборудован в течение пяти недель. Сам трал представлял собой дюралевое кольцо диаметром 14,6 метра с 44 витками алюминиевой проволоки, крепившееся на подкосах под крылом и фюзеляжем. В качестве источника питания использовали 150-киловаттный генератор, позаимствованный на прожекторной батарее ПВО. За характерный внешний вид излучателя трала, который у немцев почему-то вызвал ассоциации с мышиным хвостиком, самолет получил кличку «Мауси-флюгцойг».
Пробный вылет был совершен для уничтожения мин у входа в голландский порт Флиссинген. Экспериментаторы изрядно волновались, когда «юнкерс» с огромным кольцом на малой высоте пошел над морем. Однако система работала нормально. Мины взрывались в 200-300 метрах за кормой, на безопасном расстоянии для самолета, летящего на высоте всего 10-20 метров. Несмотря на нештатную конструкцию солидных размеров, летные характеристики машины ухудшились незначительно.
За первым опытом в сентябре 1940 года последовало развертывание первого подразделения самолетов-тральщиков — «Sonderommando Mausi», предназначенное для выработки тактики боевого применения нового противоминного оружия.
Кроме Ju52 в роли летающих тральщиков немцы использовали устаревшие бомбардировщики Do23, а в 1942-1943 гг. — летающие лодки BV138 и Do24, а также один из прототипов гидросамолета Ha139. Но основным «искателем мин» (Minensuher, сокращенно MS) Люфтваффе стала именно «Тетушка Ю». Всего переоборудованию в вариант MS подверглись около 70 Ju52/3m. Работы выполнялись на аэродроме Дрезден-Нойштадт.
В октябре 1942 года, на основе «Sonderommando Mausi» была создана 1-я группа самолетов-тральщиков (Minensuchgruppe 1). Ее эскадрильи, с 1-й по 5-ю, базировались на различных морских театрах.
Конечно, основную массу забот немцам доставили массированные минные постановки Королевских ВВС Великобритании. Масштабы минно-заградительной деятельности Советского ВМФ были скромнее, однако, и на восточно-европейском театре «мышкам» пришлось тоже потрудиться.
В немецком отчете о боевых действиях на Балтийском море в 1941 году в разделе о минной войне есть интересный пассаж. Там с изрядной долей иронии сказано, что единственным фактом, вызвавшим удивление у германских моряков, было полное отсутствие применения неконтактного минного оружия Советским ВМФ. Действительно, чуть больше десятка мин МИРАБ, выставленных советскими самолетами и катерами в 1941 году, вряд ли причинили серьезный урон Кригсмарине.
Однако, оккупировав почти все побережье Советской Прибалтики, немцы столкнулись с тем, что их же собственные минные банки стали мешать как судоходству, так и действиям боевых кораблей. Так что для очистки от мин районов проведения десантной операции по захвату Моонзундского архипелага самолеты-тральщики были вынуждены обезвреживать собственные мины. Казалось бы, ожидать каких-либо проблем при тралении своих же мин можно было меньше всего. Однако, как выяснилось, так называемые мины-бомбы ВМ1000, выставленные бомбардировщиками He111 в районе Моонзунда, преподнесли неприятный сюрприз — они взрывались почти под самолетом. Как следствие, в течение одного дня (26 октября 1941 года) были потеряны два самолета-тральщика «Мауси».
После этого неприятного для немцев эпизода в истории применения нового оружия в Восточной Балтике наступает перерыв.
Масштабы минной войны со стороны Краснознаменного Балтийского флота были скромными. Постановки ограничивались районами Финского залива. Работы для Ju52MS практически не было, так как было выставлено всего 70 неконтактных мин. Вполне хватало сил обычных тральщиков.
Но на следующий год войны ВВС КБФ приступили к более широкомасштабным действиям, расширив район постановок до Таллинской бухты. И немцам волей-неволей, пришлось перебросить в Восточную Балтику несколько самолетов Ju52MS. В 1944 году районы минных постановок постепенно смещались к западу, вслед за продвижением Красной Армии. Старые мины АМГ-1 почти не использовались, большинство из 650 выставленных за 1944 год мин были неконтактные (в том числе отечественные АМД-1000 и английские А.МкV).
Теперь о черноморцах. Они нередко добивались успехов, гораздо больших, чем их североморские и балтийские коллеги.
Вообще, черноморцы приступили к ведению активной минной войны чуть ли не раньше всех. Первыми они начали и применение неконтактных мин. Еще в июле 1941 года при оставлении Дуная ее корабли выставили в Потаповском гирле десять мин типа МИРАБ. На этом заграждении год спустя погибло румынское вспомогательное судно. Также первыми черноморцы освоили и импортное минное оружие. В сентябре-октябре 1941 года тральщики и торпедные катера поставили в северо-западной части Черного моря 157 магнитных мин типа А.MI/IV. Потери на этих заграждениях противник понес как в 1941, так и в 1942 году. Ситуация для немцев осложнялась еще тем, что в этих же районах ставила мины их же авиация, поэтому в первой половине сентября 1941 года на Черное море прибыли два Ju52MS. В середине декабря обе «мауси» вернулись на Запад, вытралив за три месяца в районе Очаков-Одесса 31 мину.
Летом 1942 года моряки Азовской флотилии выставили на подходах к занятым противником портам северного побережья Азовского моря 40 мин типа А.MI/IV и 38 отечественных МИРАБ. При оставлении баз на Таманском полуострове дополнительно были использованы 14 МИРАБ и 178 А.MI/IV. Эти заграждения причинили довольно много хлопот командованию Кригсмарине. После того как с 10 по 16 августа на Азовском море было потеряно четыре судна, из состава «Sonderommando Mausi» на юг России был переброшен первый самолет-тральщик. Основное внимание в этот период уделялось борьбе с минной опасностью на судоходных фарватерах между Мариуполем и Ейском. По этому маршруту «мауси» ежедневно совершали 1-2 контрольных вылета.
Через месяц после начала боевой карьеры на новом театре «мауси» понесли первые потери. 19 сентября Ju52MS потерпел катастрофу по техническим причинам, а 7 октября еще один самолет Ju52MS погиб при взрыве неконтактной мины вместе с 4 членами экипажа.
В октябре 1942 года при создании Minensuchgruppe 1 на Черном море, в Варне, была сформирована третья эскадрилья группы.
К возможностям Черноморского флота вести эффективную минную войну немцы относились все-таки довольно скептически. Достаточно сказать, что в составе вновь сформированного подразделения числился всего один Ju52MS, а до апреля 1943 года число этих машин в эскадрилье не превышало 2-3 единиц.
Все изменилось в новом 1943 году. В начале года основные усилия миноносной авиации ЧФ были сконцентрированы на Керченском проливе, через который шло снабжение блокированной на Таманском полуострове 17-й немецкой армии. За февраль-май в проливе было поставлено 78 мин (из них половина английских неконтактных A.MIV). В результате немцы были вынуждены отказаться от свободного плавания в проливе, перейти к движению конвоев из 2-4 быстроходных десантных барж под охраной электромагнитных тральщиков. Для борьбы с минной опасностью на коммуникации Крым-Тамань привлекли и «мауси»» из 3./MSGr1. Уже 28 февраля в Керченском проливе производил траление весь наличный состав эскадрильи — 3 самолета-тральщика. Однако, несмотря на это, корабли гибли даже на тщательно контролируемых фарватерах. Всего с 26 февраля по 15 марта 1943 года там подорвалось 6 кораблей и судов, начиная с быстроходных десантных барж и заканчивая саперным десантным катером.
В мае советская авиация перенесла свои усилия в другой район, приступив к минированию Дуная. Постепенно минная опасность распространилась на почти 500-километровый участок важнейшей коммуникации противника. На борьбе с минами кроме румынской речной флотилии и германских судов-прорывателей естественно были сосредоточены и усилия Ju52MS из 3. Minensuchstaffel. Хотя мин было поставлено всего 86, но ликвидировать минную угрозу так и не удалось. До конца года на них подорвалось девять судов противника, а движение по реке несколько раз прерывалось на срок до двух недель.
Кроме Дуная объектами постановок стали Днепр (в ноябре в Днепровском лимане впервые в боевой обстановке применили донные мины АМД-500) и устье Днестра.
Прямым отражением возрастания объема тральных работ стал и рост численности Ju52MS. Если в марте 1943 года 3./MSGr1 имела в своем составе три машины, то в апреле девять, а в июне уже 12 «мауси». Всего за год на Черное море прибыло 25 машин этого типа, что позволило, несмотря на потери, удерживать численность эскадрильи на уровне 16-18 самолетов. Учитывая, что минная опасность распространилась почти на весь бассейн Черного моря и Дунай, работы самолетам-тральщикам хватало.
Напряженная боевая работа не обошлась без потерь. За 1943 год они составили 6 машин. Два Ju52MS погибли в Керченском проливе на вытраленных минах. В обоих случаях экипажи, хотя и получили ранения, но были спасены. Впрочем, от одного спасшегося экипажа удача отвернулась уже через полгода, когда их новая «мышка» была сбита, причем даже не истребителями, а штурмовиками Ил-2 при тралении в Днепро-Бугском лимане 30 ноября. Вероятно, именно этот самолет летом 1944 года был обследован водолазами ЧФ. Однако к этому времени, «мауси» уже сильно занесло илом, поэтому толком разобраться с конструкцией трала нашим специалистам не удалось.
Остальные потери были вызваны не боевыми причинам. Так, 8 июля на аэродроме Галац приземлившемуся румынскому самолету «не хватило» полосы, в результате чего он врезался в «мауси». Ещё одна «мауси» была протаранена на одесском аэродроме теперь уже взлетающим самолетом.
Выход из войны Румынии привел к тому, что 3./MSGr1 потеряла 10 самолетов-тральщиков, уничтоженных или захваченных советскими войсками на аэродромах. Однако к этому времени, англичане начали массированные постановки на Верхнем и Среднем Дунае, куда и было брошено все, способное бороться с минами. Оставшиеся в эскадрилье самолеты Ju52MS перебазировались на аэродром Нойзац (Neusatz).
Надо сказать, что появление у немцев такого высокопроизводительного средства борьбы с неконтактными минами как самолеты-тральщики Ju52MS, не ускользнуло от внимания англичан. Их ответом на «мауси» стало применение мин с двухканальным, индукционно акустическим, взрывателем. Индукционная катушка магнитного взрывателя такой мины, включалась дежурным акустическим каналом только после того, как шум создаваемый винтами корабля достигал определенного, порогового уровня. Такой взрыватель вполне эффективно защищал мину от раздельного вытраливания магнитным или акустическим тралами.
Теперь ход был за немцами, и в 1943 году на аэродроме Данциг-Лангфур начались испытания оригинальной авиационной тральной системы, специально предназначенной для траления магнитно-акустических мин. Система состояла из двух самолетов Ju52. Один был обычным «мауси» с электромагнитным тралом, а вот в фюзеляже второго «юнкерса» крепилась труба со взрывными источниками звука (ВИЗ), так называемыми nalloerpergeraet. ВИЗы вручную сбрасывались с самолета в воду с десятисекундным замедлением и, взрываясь, создавали звуковые колебания, действовавшие на гидрофоны акустического канала мины.
Методика траления магнитно-акустических мин таким тандемом была незамысловата. Первым шел самолет с ВИЗами, за ним на расстоянии 200-300 метров, «мауси» с тралом. Одновременное воздействие акустического и магнитного полей должно было привести к подрыву мины.
Связка «мауси» Ju52 с ВИЗами применялась при боевом тралении в 1944 году, хотя точных данных об её эффективности нет.
История «тетушки Ю» с «мышиным хвостиком» — довольно показательный пример удачной импровизации. Настолько удачной, что «рацпредложение» двух немецких физиков с успехом прослужило всю войну. Боевое применение столь необычного самолета противником не ускользнуло от внимания отечественных военных моряков и авиаконструкторов. Уже в 1943 году появился проект подобного самолета-тральщика ПС-84Т (Ли-2МТ). Но, судя по всему, советский аналог «мауси» так никогда и не поднялся в воздух.

ТЁТУШКА Ю С МЫШИНЫМ ХВОСТИКОМ В 09:02 в Данцигской бухте севернее маяка Хела два самолета Як-9 (ведущий - старший лейтенант Кузьмин) обнаружили один траливший Ю-52: Учитывая ценность

ТЁТУШКА Ю С МЫШИНЫМ ХВОСТИКОМ В 09:02 в Данцигской бухте севернее маяка Хела два самолета Як-9 (ведущий - старший лейтенант Кузьмин) обнаружили один траливший Ю-52: Учитывая ценность

ТЁТУШКА Ю С МЫШИНЫМ ХВОСТИКОМ В 09:02 в Данцигской бухте севернее маяка Хела два самолета Як-9 (ведущий - старший лейтенант Кузьмин) обнаружили один траливший Ю-52: Учитывая ценность

ТЁТУШКА Ю С МЫШИНЫМ ХВОСТИКОМ В 09:02 в Данцигской бухте севернее маяка Хела два самолета Як-9 (ведущий - старший лейтенант Кузьмин) обнаружили один траливший Ю-52: Учитывая ценность

ТЁТУШКА Ю С МЫШИНЫМ ХВОСТИКОМ В 09:02 в Данцигской бухте севернее маяка Хела два самолета Як-9 (ведущий - старший лейтенант Кузьмин) обнаружили один траливший Ю-52: Учитывая ценность

ТЁТУШКА Ю С МЫШИНЫМ ХВОСТИКОМ В 09:02 в Данцигской бухте севернее маяка Хела два самолета Як-9 (ведущий - старший лейтенант Кузьмин) обнаружили один траливший Ю-52: Учитывая ценность

ТЁТУШКА Ю С МЫШИНЫМ ХВОСТИКОМ В 09:02 в Данцигской бухте севернее маяка Хела два самолета Як-9 (ведущий - старший лейтенант Кузьмин) обнаружили один траливший Ю-52: Учитывая ценность

ТЁТУШКА Ю С МЫШИНЫМ ХВОСТИКОМ В 09:02 в Данцигской бухте севернее маяка Хела два самолета Як-9 (ведущий - старший лейтенант Кузьмин) обнаружили один траливший Ю-52: Учитывая ценность

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *