ОДНОРУКИЙ ГЕРОЙ АВТОГОНОК

ОДНОРУКИЙ ГЕРОЙ АВТОГОНОК За пределами Великобритании Арчи Скотт Брауна знают мало: большую часть своей короткой спортивной карьеры он провел на родине, а за границей проехал всего несколько

За пределами Великобритании Арчи Скотт Брауна знают мало: большую часть своей короткой спортивной карьеры он провел на родине, а за границей проехал всего несколько гонок. Но у себя на родине в пятидесятые годы он стал настоящим героем…
Уильям Арчибальд Скотт Браун — таково его полное имя — родился в 1927 году в шотландском городе Пейсли, недалеко от Глазго. Когда он появился на свет, речи не шло не то что о карьере в автоспорте было трудно поверить, что мальчик когда-нибудь сможет просто ходить.
Его мать во время беременности перенесла краснуху: в 20-е годы об опасности этой инфекции еще не знали, и Арчи родился с тяжелой деформацией конечностей неполным предплечьем правой руки и недоразвитой кистью, с искореженными болезнью ногами.
Потребовалось двадцать операций и многие месяцы в гипсе, чтобы он смог ходить. Но даже повзрослев, Арчи так и остался очень низкорослым — имея туловище хорошо сложенного мужчины, он был лишь немного выше полутора метров.
Природа наградила его выдающимся чувством баланса: например, в школе он четыре года подряд выигрывал соревнования по «медленному велосипеду», дольше всех удерживая свой велосипед неподвижным.
А не увлечься автогонками он просто не мог с такими-то родителями: его отец Уильям был заводским гонщиком Alvis, и даже мама Жанетт несколько раз выступала в гонках на овале в Бруклендс.
К тому же, с автомобилями он познакомился гораздо раньше сверстников: однажды отец, чтобы как-то облегчить сыну передвижение, приспособил к его педальной машинке 125-кубовый моторчик Villiers с трехступенчатой коробкой передач. А когда мальчику было всего 12 лет, отец прокатил его по трассе в Бруклендс на мощной Lagonda V12, и начал обучать его вождению на «больших» машинах — Арчи смог сдать на права на следующий день после своего 17-летия.
Переехав после войны в Кембридж, Арчи устроился в табачную компанию, купил дешевенький Standard Eight с чахлым 30-сильным моторчиком, и немедленно отправился на «водительские тесты» так у англичан назывались соревнования по фигурному вождению. И сразу же выиграл три этапа подряд!
А вскоре Арчи пересел на машину посерьезнее: полученное от бабушки наследство он потратил на спорткар MG TD, на котором принялся осваивать окрестные «тесты», слаломы и подъемы на холм — с большим успехом.
Там-то он и познакомился с будущим конструктором гоночных машин Брайаном Листером.
Машина Брайана была куда быстрее самоделка Asteroid на шасси Джона Тожейру c 1100-кубовым мотором V-Twin от гоночного мотоцикла JAP. Но Арчи раз за разом опережал ее на своем совершенно стандартном MG!
Так завязалась дружба, определившая спортивную карьеру Скотт Брауна: Арчи стал выступать на машинах, которые готовил в своей мастерской Брайан Листер. В сезоне-1953 он выиграл все двенадцать гонок, в которых участвовал причем зачастую его «Астероид» пересекал финишную линию с отрывом от соперников в целый круг!
К следующему сезону Листер заручился финансовой поддержкой отца владельца металлообрабатывающего бизнеса, и подготовил простенькую машину собственной конструкции с двигателем MG. На ней Арчи сразу же выиграл две гонки в Снеттертоне.
После такого успеха команда нацелилась на новую высоту престижный «Трофей Британской империи» в Оултон-Парке, где выступали многие известные гонщики, а уровень конкуренции (и автомобилей) был гораздо выше. Несмотря на мотор, заметно уступавший соперникам по мощности, Арчи неплохо провел квалификацию, но… решением стюардов был отстранен от гонки обнаружив его физический недостаток, они отозвали гоночную лицензию.
На этом гоночная карьера могла бы и завершиться. Но его заметил Френсис Керзон, пятый граф Хау политик, знаменитый гонщик, победитель «24 часов Ле-Мана» и президент Британского гоночного клуба. Для него недуг шотландца оказался неожиданностью.
Его вмешательство и поддержка журналиста Autosport Грегора Гранта и врача Дадли Бенджафилда (одного из «Бентли-бойз», побеждавшего в Ле-Мане) позволили восстановить лицензию. После этого беспроблемный допуск на гонки на родине был практически гарантирован, хотя за рубежом его и после не раз «заворачивали» по тем же основаниям.
Гоночные машины в те времена уже располагали довольно мощными моторами, но требовали иных умений, чем сейчас тормоза были слабенькие, а узкие и скользкие шины диагонального типа диктовали особенный стиль езды с глубоким скольжением всех колес. И Арчи с его фантастическим чувством равновесия отлично к этому приспособился.
В это трудно поверить, но Арчи управлял машиной без помощи специальных приспособлений. Механики Листера просто ставили удлиненную рулевую колонку, и переносили педали. За счет правого расположения руля он мог переключать передачи здоровой левой рукой, придерживая руль правой (хотя современники припоминают, что он ухитрялся ездить и на машинах с рычагом трансмиссии на правой стороне). И даже в длинных гонках, где машину приходилось делить с другим пилотом, Арчи умудрялся адаптироваться, подкладывая под поясницу подушки. Если ему чего и не хватало, так это физической выносливости журналист Билл Бодди вспоминал, что даже не слишком длинные заезды выматывали его, а увечная рука до крови сбивалась об руль.
Переход на двухлитровый мотор фирмы Bristol позволил Арчи бороться за победу в своем классе а порой претендовать и на победу в «абсолюте», опережая лучших пилотов своего времени.
Одной из таких гонок стал «Трофей Британской Империи» 1955 года, где маленький шотландец в финале оставил позади более мощные Астон Мартины Рега Парнелла и Питера Коллинза, и Jaguar D Type Дункана Хэмилтона. «Феноменальный пилот со сверхъестественным контролем над машиной» говорил Хуан-Мануэль Фанхио, видевший его в деле.
Арчи жить не мог без гонок ездил на чем только возможно. Кроме Листеров, он гонял на своем Ford Zephyr, на Austin A35 и на DW, на Bugatti и на Lotus XI, на Jaguar D Type… А однажды на соревнованиях Международного трофея в Сильверстоуне он ухитрился в один день принять участие в гонках сразу трех классов, пересаживаясь то в гоночный Connaught, то в серийный седанчик DW, то в спорткар Lister-Maserati.
Коллеги и соперники говорили о Скотт Брауне как об обаятельном и исключительно тактичном человеке не давая собеседнику времени заметить свой недуг, он всегда первым подавал левую руку. Сюда нужно добавить сюда искрометное чувство юмора. Одна из любимых гонщиком баек про маршала, упавшего в обморок: работник трассы прибежал помочь Арчи после вылета, но решил, что правую руку ему оторвало в аварии.
Другая история про школьника, просившего у него автограф после аварии. «Сейчас, сынок. Сперва дай мне минутку, чтобы выбраться отсюда» отвечал вежливый шотландец из-под перевернутой машины.
Отметился Арчи и в Формуле-1. Правда его достижения там не впечатлят. На его счету значится всего одна гонка Гран-при Великобритании 1956 года, в котором он сошел: машины британской команды Connaught, которая наняла Арчи, никогда не были ни особенно удачными, ни мощными.
Хотя в нечемпионатной гонке Формулы-1 в Гудвуде ему удалось блеснуть выйти победителем из битвы с самим Стирлингом Моссом (правда, до финиша Арчи все равно не доехал из-за поломки мотора). «Я знаю немало гонщиков, у которых в двух руках меньше способностей, чем у Арчи в одной» говорил потом Мосс.
Моторы Maserati, на которые команда Lister перешла в 1956-м, оказались мощными, но очень хрупкими. А вот «шестерки» Jaguar, доступ к которым появился после прекращения ягуаровской заводской программы, дали и скорость, и надежность и в конечном итоге прославили марку Lister. В сезоне-1957 Арчи не раз побеждал: самой заметной стала победа в «Трофее Британской Империи», где он одержал верх над заводскими Астон Мартинами!
В этом эпизоде, случившемся на гонке в американском Себринге, Арчи очень повезло: из-за внезапной поломки мотора на него налетел Ferrari соперника, но шотландец отделался ушибом и отметиной от шины на комбинезоне
Тогда же у Арчи состоялся дебют в континентальной Европе: он выступил сперва в Швеции (правда, не слишком успешно из-за ошибки напарника), а потом на 1000-километровой гонке на Нюрбургринге.
Благодаря сильным выступлениям к Брайану Листеру потянулись покупатели за его спорткарами, и к сезону-1958 он разработал новую машину с мотором Jaguar тогда безымянную, но сейчас известную как Lister nobbly («Шишковатый Lister»).
У Арчи же последовали выступления в Новой Зеландии и США; ему собирались предложить место в команде Формулы-1 BRM.
Этого не случилось…
Еще в Англии у Арчи наметилось противостояние с молодым и талантливым американцем Мастеном Грегори: на гонке в Оултон-Парк Скотт Браун победил, но в Сильверстоуне Грегори подловил его, обогнал и финишировал с полуминутным отрывом.
Брайан Листер вспоминал: «Проигрыш выбил его из колеи. Мне кажется, его шокировало, что кто-то может побить его на одинаковой технике. Он периодически проигрывал гонщикам на машинах других марок, но не на Листерах. Несомненно, в Спа он хотел доказать, что на наших машинах он лучший».
…Это была неистовая гонка никто не хотел уступать, и на протяжении первых кругов Грегори и Скотт Браун несколько раз обгоняли друг друга (шотландец даже слегка задел машину американца). Все это продолжалось шесть кругов, когда вырвавшийся вперед Арчи влетел на участок влажного асфальта в сверхскоростном вираже Clubhouse, что перед шпилькой La Source (сейчас на месте этого виража стартовая прямая). Машина задела столб с дорожным знаком, ее отбросило на обочину и перевернуло, вспыхнул бензин…
Мужественные жандармы смогли вытащить гонщика из пылающих обломков, но ожоги были слишком велики на следующее утро шотландец умер на руках у отца. Ему лишь недавно исполнился 31 год.
Листер, потрясенный потерей друга, недолго продолжал занятия спортом: выполнив обязательства перед клиентами, он навсегда закрыл команду в середине 1959 года…

ОДНОРУКИЙ ГЕРОЙ АВТОГОНОК За пределами Великобритании Арчи Скотт Брауна знают мало: большую часть своей короткой спортивной карьеры он провел на родине, а за границей проехал всего несколько

ОДНОРУКИЙ ГЕРОЙ АВТОГОНОК За пределами Великобритании Арчи Скотт Брауна знают мало: большую часть своей короткой спортивной карьеры он провел на родине, а за границей проехал всего несколько

ОДНОРУКИЙ ГЕРОЙ АВТОГОНОК За пределами Великобритании Арчи Скотт Брауна знают мало: большую часть своей короткой спортивной карьеры он провел на родине, а за границей проехал всего несколько

ОДНОРУКИЙ ГЕРОЙ АВТОГОНОК За пределами Великобритании Арчи Скотт Брауна знают мало: большую часть своей короткой спортивной карьеры он провел на родине, а за границей проехал всего несколько

ОДНОРУКИЙ ГЕРОЙ АВТОГОНОК За пределами Великобритании Арчи Скотт Брауна знают мало: большую часть своей короткой спортивной карьеры он провел на родине, а за границей проехал всего несколько

ОДНОРУКИЙ ГЕРОЙ АВТОГОНОК За пределами Великобритании Арчи Скотт Брауна знают мало: большую часть своей короткой спортивной карьеры он провел на родине, а за границей проехал всего несколько

ОДНОРУКИЙ ГЕРОЙ АВТОГОНОК За пределами Великобритании Арчи Скотт Брауна знают мало: большую часть своей короткой спортивной карьеры он провел на родине, а за границей проехал всего несколько

ОДНОРУКИЙ ГЕРОЙ АВТОГОНОК За пределами Великобритании Арчи Скотт Брауна знают мало: большую часть своей короткой спортивной карьеры он провел на родине, а за границей проехал всего несколько

ОДНОРУКИЙ ГЕРОЙ АВТОГОНОК За пределами Великобритании Арчи Скотт Брауна знают мало: большую часть своей короткой спортивной карьеры он провел на родине, а за границей проехал всего несколько

ОДНОРУКИЙ ГЕРОЙ АВТОГОНОК За пределами Великобритании Арчи Скотт Брауна знают мало: большую часть своей короткой спортивной карьеры он провел на родине, а за границей проехал всего несколько

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *