КИБЕРОНСКОЕ СРАЖЕНИЕ

КИБЕРОНСКОЕ СРАЖЕНИЕ Вспыхнувшая в середине XVII-го столетия Семилетняя война опять поставила вопрос о владении морем между Францией и Великобританией. Через 3 года с начала Семилетней войны

Вспыхнувшая в середине XVII-го столетия Семилетняя война опять поставила вопрос о владении морем между Францией и Великобританией.
Через 3 года с начала Семилетней войны положение Франции начало резко ухудшаться. Француз Этьен Франсуа Шуазёль решил, что вместо того что бы рассеивать армию во всех направлениях, её стоит наоборот сконцентрировать и направить против самого сильного врага Англии.
По задуманному плану надо было переправить 20-тысячное войско на берега Шотландии, а оттуда уже начать оккупацию всего острова. Но транспортные суда с французской армией на борту следовало сопроводить к месту высадки военными кораблями. Однако они были блокированы Британским флотом в Бресте.
Получив приказ прорывать блокаду и направляться в залив Морбиан, маршал де Конфлан 14 ноября 1759 года снимается с якоря и ложится на заданный курс.
В начале ноября в водах вблизи Бискайского залива разыгрался сильный шторм, и Английскому флоту, под командованием адмирала Хоука, пришлось отойти подальше от берега. Именно на это де Конфлан и рассчитывал, надеясь быстро и не заметно улизнуть. Уже недалеко от бухты Киберон он заметил несколько британских кораблей. Точно убедившись в том, что это не основная эскадра, маршал решает напасть. Но крейсирующий у Бреста британский фрегат «Актеон» заметил французов и срочно послал куттер с донесением к Хоку
Эдвард Дафф, командир замеченной группы британских кораблей, принимает решение разделить корабли и часть из них направить на север, а другую на юг. Де Конфлан стал преследовать обе колонны, разделив свою эскадру на три группы, две из которых должны были сразиться с противником, а третья остаться в качестве сторожа входа в бухту.
Но внезапно смотровой на мачте доложил, что видит на горизонте паруса, и, понимая, что это подходят главные силы англичан, маршал дал приказ выстроить всю свою эскадру в одну линию. Планам французов способствовал нужный ветер, но с началом боевых действий его направление изменилось, что очень серьезно повлияло на исход сражения.
Увидев Хоука, Конфлан, именно с точки зрения человека, командовавшего малыми соединениями (2-5 кораблей), решил гениально выполнить задачу — он в штормовом море идет по известным ему проходам между скалами Кардиналов и заходит в бухту Киберон, изобилующую мелями и скалами. В случае, если Хоук его преследует, англичане на скалах и мелях оставляют кучу своих кораблей. Тем самым Конфлан сберегает свои корабли для выполнения главной задачи — транспортировки войск в Англию — и наносит существенные потери англичанам без боя.
И, скорее всего, командуй Конфлан соединением из 3-4 кораблей, ему бы его задумка удалась.
Но в своем плане он не учел, что при беге к Морбиану его линия безусловно растянется и что часть кораблей безусловно отстанет. И что англичане вполне могут использовать этих отставших, как проводников в незнакомых водах.
Именно это и произошло. Хоук оказался настолько отчаянным, что не имея штурманов, знакомых с этими водами, смело пошел за концевыми кораблями французов и миновал все рифы. Как говорил лорд-адмирал Георг Датский — «только идиот или алкоголик во время войны будет увеличивать опасность преднамеренно». Тем более удивительно, что две самые большие победы Роял Неви в Семилетней войне одержаны нормальными и трезвыми командующими, которые, однако, преднамеренно подвергли свои эскадры большой навигационной опасности, преследуя противника.
Одно из них — это конечно же сражение при Кибероне.
Хоук приказал преследовать французов, находясь в подветренной позиции, ночью, со стороны берега, причем об этом побережье англичане имели мало понятия и не имели штурманов, знающих эти воды. Он рисковал всем, по сути поставив на выучку не английских, а французских пайлотов, которые, без сомнения, должны были вывести его либо на большую якорную стоянку, либо в открытое море. Вероятно более ни один английский адмирал не рисковал более, чем Хоук в тот день, но Хоуку удалось выиграть.
И совершенно понятно недоумение Конфлана — он просто не ожидал, что его в общем-то разумный план сработает на руку англичанам, а его приведет к вечному позору до конца своих дней.
Наутро у Конфлана осталось только 8 кораблей, причем к ужасу французского адмирала «Солей Рояль» встал на якорь среди английских линкоров! Конфлан решил выбросить корабль на мель, англичане не смогли помешать этому из-за течения и ветра. «Эссекс», пытавшийся перехватить французский флагман, вылетел на скалы и потерял фок- и бизань-мачты. Попытки спасти корабль закончились ничем, «Эссекс» был потерян. Вечером 21-го числа англичане сожгли «Солей Рояль» и «Эро».
Хоук приказал идти в устье реки Вилэн, но поднялся очень сильный северо-западный ветер. Французы, видя приготовления англичан, выбросили грузы и даже пушки, пытаясь подняться вверх по реке. Затопили в устье два фрегата, чтобы загромоздить вход в реку.
22 ноября Хоук, пользуясь улучшением погоды, попробовал войти в устье Вилэн, но из-за противного ветра и загроможденного входа был принужден отказаться от этого плана.
25-го Хоук свез французских раненых с «Формидабля» на берег. Часть английских кораблей была послана к Рошфору блокировать отряд Бофремона. Еще несколько кораблей осталось у Киберона. Хоук же с 11 линкорами прибыл 15 января в Торбэй, а 18-го в Лондон.
В это время на флоте, где остро ощущался недостаток провианта, появилась песенка примерно такого содержания:
«Прежде, когда Хоук стерег мосье Конфлана,
вы присылали нам говядину и пиво,
теперь же, когда Хоук поколотил мусье,
нам нечего есть, потому что вам некого бояться».
Победа оказалась очень кстати для Хоука, портреты которого уже начали жечь в Англии из-за того, что он позволил вырваться флоту из Бреста и тем поставил страну на грань вторжения.
Позднее Хоук перешел на береговую службу. Он был первым лордом адмиралтейства с 1766 по 1771 год. В 1776 году его удостоили титула барона. Скончался адмирал в Санбюри (Миддлсекс) 17 октября 1781 года.
Американский военно-морской историк Мэхэн назвал Киберонское сражение Трафальгаром Семилетней войны, ибо после него англичане могли не бояться высадки и больше сил направлять против колоний Франции и ее союзников. В целом превосходство английского флота на море в Семилетней войне (1756-1763) заставило Францию уступить Англии большинство своих колоний в Америке.

КИБЕРОНСКОЕ СРАЖЕНИЕ Вспыхнувшая в середине XVII-го столетия Семилетняя война опять поставила вопрос о владении морем между Францией и Великобританией. Через 3 года с начала Семилетней войны

КИБЕРОНСКОЕ СРАЖЕНИЕ Вспыхнувшая в середине XVII-го столетия Семилетняя война опять поставила вопрос о владении морем между Францией и Великобританией. Через 3 года с начала Семилетней войны

КИБЕРОНСКОЕ СРАЖЕНИЕ Вспыхнувшая в середине XVII-го столетия Семилетняя война опять поставила вопрос о владении морем между Францией и Великобританией. Через 3 года с начала Семилетней войны

КИБЕРОНСКОЕ СРАЖЕНИЕ Вспыхнувшая в середине XVII-го столетия Семилетняя война опять поставила вопрос о владении морем между Францией и Великобританией. Через 3 года с начала Семилетней войны

КИБЕРОНСКОЕ СРАЖЕНИЕ Вспыхнувшая в середине XVII-го столетия Семилетняя война опять поставила вопрос о владении морем между Францией и Великобританией. Через 3 года с начала Семилетней войны

КИБЕРОНСКОЕ СРАЖЕНИЕ Вспыхнувшая в середине XVII-го столетия Семилетняя война опять поставила вопрос о владении морем между Францией и Великобританией. Через 3 года с начала Семилетней войны

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *