История из детства писателя Хантера Томпсона.

История из детства писателя Хантера Томпсона. Когдa Хантер С. Томпсон был мальчиком, они с другими пацанами решили проучить мерзкого водителя школьного автобуса, который был «свиньей и садистом»

Когдa Хантер С. Томпсон был мальчиком, они с другими пацанами решили проучить мерзкого водителя школьного автобуса, который был «свиньей и садистом» и, например, не ждал ребят, когда они опаздывали на автобус и бежали. Так вот, ребята с большим трудом шкивы, тросы, все такое сорвали с места почтовый ящик и кинули его под колеса автобусу.
И через несколько дней к маленькому Хантеру пришли полицейские:
«Мое первое столкновение с ФБР произошло, когда мне исполнилось 9 лет. Двое агентов с мрачными рожами явились к нам домой и до оторопи напугали родителей, заявив, что я являюсь «главным подозреваемым» в деле о вышвыривании ящика Федеральной Почты под колеса мчащегося на полной скорости автобуса. Это ни что иное, как Государственное Преступление, твердили они, оно влечет за собой тюремное заключение сроком на пять лет.
Нет, нет! взвыла тогда моя матушка. Только не в тюрьму! Это безумие! Он же всего лишь ребенок, он не знал, что делал.
Предупреждение совершенно ясно напечатано на ящике, сказал агент в сером костюме. Он достаточно взрослый, чтобы уметь читать.
Совершенно необязательно, резко возразил мой отец, откуда вы знаете, что он не слепой или не слабоумный
Ты слабоумный, сынок спросил меня агент. Или ты слепой Может ты только притворялся, что читал газету он указал на Louisville CourierJournal, валявшийся на кровати.
Только спортивную страницу, объяснил я ему. Остальное читать невозможно.
Ну, вот видите, сказал отец. Я же говорил, что он слабоумный.
Незнание законов не освобождает от ответственности, парировал агент, щеголявший в коричневом костюме. Порча имущества почты Соединенных Штатов это преступление, попадающее под действие уголовного кодекса. Почтовому ящику нанесен серьезный ущерб. ()
К чему запираться, Хантер спросил меня один из агентов ФБР. Мы отлично знаем, что в субботу происходило на этом углу. Твои дружки уже во всем признались, сынок. Они донесли на тебя. Мы знаем, что ты сделал это, так что не стоит врать нам и пуще прежнего ухудшать свою участь. Ведь приличным деткам, вроде тебя, нечего делать в тюрьме нашего штата, он снова улыбнулся и подмигнул моему отцу.
Тот немедленно зарычал:
Скажи же Правду, черт побери! Не лги этим людям. У них есть свидетели!
Агенты ФБР мрачно кивнули и чуть двинулись вперед, как будто уже изготовились тащить меня в темницу.
Так пришел один из волшебных моментов моей жизни, определивший многое из того, что случилось позже. Как и любой 9-летний мальчик, выросший в 40-е годы после Второй Миро¬вой Войны, я, как сейчас помню, подумал: «Да, ну вот теперь и все. Они из ФБР и»
ШВАХ! Словно недалекая молния ярко разрезает небо и все вокруг, проходит несколько секунд, прежде чем до вас докатится раскат грома Однако, когда тебе 9 лет, и перед тобой стоят двое взрослых вооруженных агентов ФБР, собирающихся тащить тебя в Федеральную тюрьму, несколько секунд могут показаться всей оставшейся жизнью. Именно таким теперь я вспоминаю то мгновение как миг между молнией и раскатом грома. Они держали меня прямо за яйца. Я был Виновен. К чему отрицать это Сознаться Прямо Сейчас, отдаться на их милость, или
А если А если я не признаюсь Интересный ведь какой вопрос. Я был любопытным мальчиком и решил извернуться ужом и опробовать и эту возможность.
Кто конкретно спросил я. Кто показал на меня
()
Насколько я помню, этим все и закончилось. Мы обозрели мгновенье тишины, как выражался мой старый друг Эдвард Беннетт Уильяме. Никто не издавал ни звука особенно я пока, наконец, мой отец не нарушил напряженную тишину, и теперь в его голосе слышалось изрядное сомнение:
Думается, мой сын прав, офицер. С кем именно вы говорили Я и сам собирался об этом осведомиться.
Не Дьюк же! вскричал я меж тем. Он с батей уехал в Лексингтон! И не Чинг! И не Джей!
Заткнись! шикнул на меня отец. Сиди тихо и дай мне спокойно со всем этим разобраться.
Так все и кончилось, пацаны. Мы больше никогда уже не видели этих агентов ФБР. Никогда. Тогда я получил отличный урок: никогда не верить первым словам, с которыми мусора подкатили к тебе, особенно если речь идет о том, что ты виновен в преступлении. Возможно, все не так очевидно, как они говорят. Возможно, они просто блефуют. Возможно, ты просто невиновен. Возможно. Закон ведь до того туманная штука Так что никогда не верьте легавым.
Так или иначе, никого тогда не арестовали. Агенты убрались восвояси, ящик водрузили на его крепкие железные ноги, и мы уже никогда больше не видели ту пьяную свинью, что подменяла нашего прежнего водителя».
(перевод Д. Вебера)

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *