СТРАСТИ ПО САЛОМЕ

СТРАСТИ ПО САЛОМЕ 12 февраля 1861 года в доме на Дворцовой площади Санкт-Петербурга родилась девочка, которую ожидала удивительная судьба. Собеседница Тургенева и Толстого, Ибсена и Гамсуна,

12 февраля 1861 года в доме на Дворцовой площади Санкт-Петербурга родилась девочка, которую ожидала удивительная судьба. Собеседница Тургенева и Толстого, Ибсена и Гамсуна, Шницлера и Гофмансталя, она стала живой иконой Европы — прообразом ницшевского Заратустры, Пигмалионом для Райнера Марии Рильке, Галатеей для Зигмунда Фрейда, роковой сердцеедкой Лулу, вдохновившей Франка Ведекинда на пьесу «Ящик Пандоры».
Белокурая дама с тигриным взором, звезда литературных салонов — Лу Андреас Саломе.
Луиза была последним, шестым ребенком четы балтийских немцев 57-летнего Густава фон Саломе и 38-летней Луизы (в девичестве Вильм), наследницы владельцев «сахарной империи». Жили на широкую ногу: балы, пикники, семейные праздники. В доме говорили по-французски и по-немецки. При этом папа Густав был большим патриотом России, гордился юношеской дружбой с Лермонтовым. А также дворянством, пожалованным за усмирение польского восстания 1830 года. Он пошел навстречу дочке, категорически не желавшей посещать уроки Петершуле (немецкой гимназии): «Школьное принуждение тебе ни к чему». И оказался прав ненасытная жажда самообразования, окрылявшая Луизу всю жизнь, определила ее судьбу. Отец и братья обожали девочку, не могли отказать ей ни в чем. Не наказали и тогда, когда она швырнула на пол семейную икону, заявив, что не будет ходить в церковь, потому что Бога нет иначе как он мог допустить смерть ее любимой кошки
В самом деле «как же» Спустя пару лет это объяснил ей домашний учитель детей Александра II, голландский пастор Хендрик Гийо. Плененный красотой и непосредственностью 17-летней прихожанки, втайне от всех этот модный проповедник познакомил ее с идеями Канта, Спинозы, Кьеркегора, Шопенгауэра, подарил короткое имя «Лу» и… попросил у недавно овдовевшей госпожи Саломе руку и сердце дочери.
Обе Луизы были шокированы Гийо был женат, воспитывал собственных дочерей немногим младше избранницы, но упорно не желал «расстаться с этим ребенком»… В общем, когда не помышлявшая о браке Луиза пожелала получить высшее образование за границей, Саломе-старшая не нашла, что возразить.
Лу поступила на философско-теологического факультет в университете Цюриха. Кроме того, она посещала лекции по истории искусства. Учение давалось ей легко, она жадно впитывала в себя всю информацию, казавшуюся ей полезной. При этом она не просто слушала, но и порой вступала с профессорами в прения, часто ставила их в неловкое положение своими неожиданными вопросами или замечаниями.
В университете не все преподаватели терпели поведение и неординарный ум независимой и смелой девицы. Несмотря на хорошую учебу, ее, наверняка бы скоро выгнали, но, на их счастье, горный климат Цюриха не подходил Лу у нее были больные легкие. Через полтора года из-за влажности климата она начала кашлять кровью.
В 1881-м Лу переезжает в Рим и становится звездой салона писательницы-феминистки Мальвиды фон Майзенбуг. Статная красавица стала там «русской сенсацией». Почему Позже ответ попробует сформулировать Фрейд. По его мнению, простодушие и ясность ума сочетались в ней с даром моментально схватывать и подробно описывать самые сложные вещи.
Познакомившись у Мальвиды с философом-позитивистом Паулем Рэ, а позже с его другом Фридрихом Ницше, Лу отвергла быстро последовавшие разговоры о браке. Предложила нечто более экстравагантное жизнь втроем. Светский монастырь, основанный во имя «Идеальной дружбы» и имевший в уставе единственный обет: вето на сексуальную близость. Сказано сделано. К великому огорчению фон Майзенбуг, мечтавшей подыскать Фридриху достойную партию и превратить Лу в икону эмансипации, трио обосновалось в Париже.
Ницше переживал трудные времена. Оставив кафедру из-за приступов невыносимых головных болей, сочинял афоризмы, сверхусилием воли собранные в букет «Веселой науки». Неразговорчивый, сторонившийся людей мыслитель встретил то, о чем и не мечтал — чуткого друга, который воплощал при этом «чудесный, искушающий, губительный идеал». Ту единственную и невероятно опасную игрушку для настоящего мужчины. Ариадну, заставляющую забыть о выходе из лабиринта собственного «я».
Работа в «монастыре» спорилась: Фридрих, Пауль и Лу много писали, обсуждали, спорили, путешествовали. Саломе порой сочиняла вызывавшие восторг афоризмы, но повестку дня задавал Ницше. «Я никогда не забуду тех часов, когда он открывал мне свои мысли; он поверял мне их, как если бы это была тайна, в которой невыразимо трудно сознаться, он говорил вполголоса с выражением глубокого ужаса на лице. И в самом деле, жизнь для него была сплошным страданием: убеждение в ужасной достоверности «вечного возвращения» доставляло ему неизъяснимые мучения», сообщала Лу, посвятившая своему ментору лаконичный гимн «Молитва жизни», к которому адресат немедленно дописал партитуру. Лу не осталась в долгу: общение с ней вдохновило Ницше на главный философский роман ХХ века.
В 1882 году в Люцерне­ они фотографируются ­втроем идея для фотопортрета принадлежала Ницше: это он до мельчайших деталей продумал композицию скандально известного снимка. Так на фоне знаменитой горы Юнгфрау (что в переводе означает «девственница») стоит тележка, в которую впряжены «смелые умы», а ими управляет, сидя в тележке, Лу Саломе с украше­нным фиалками кнутом в руке.
Это фото возмутило сестру Ницше, Элизабет. Именно она сделала все для того, чтобы рассорить Саломе и Ницше. Посредством сплетен, лжи, угроз и всевозможных интриг в конце концов ей это удалось. Ницше возненавидел свою любовь, как вскоре возненавидел свою необдуманную ненависть к единственной любви в своей жизни. Итогом их драматического разрыва станет «Так говорил Заратустра».
Лу и Ре какое-то время еще жили вместе. От этого союза родился первый роман Лу «Борьба за Бога», написанный под псевдонимом Генри Лу. Роман вызвал восторг и ажиотаж во всем мире, и был настолько хорош, что думали, будто его автор Пауль Ре.
Позднее Рэ, также получив отставку, подастся из позитивистов в доктора. Через пять лет Фридрих сойдет с ума, до последних дней проклиная коварную русскую дьяволицу. Пауль, ставший врачом для бедных, погибнет, сорвавшись со скалы в начале нового века, и в этом «самоубийстве» молва обвинит Лу.
Неожиданно в 26 лет Лу вышла замуж за 41-летнего профессора Берлинского университета Фридриха Карла Андреаса — чудака-лингвиста германо-армяно-малайских кровей. В брачном договоре неизменный пункт: «no sex». Но, судя по ее дневникам, Андреас в первые десять лет несколько раз пытался овладеть ею силой. Дело доходило до драки, и однажды супруга едва не задушила мужа, пытаясь отстоять условия их брака. Она уверяла, что супруги должны уважать друг друга и держать свое слово вне зависимости от того, кто из них носит штаны. Свою позицию о сексе Лу высказала в нашумевшей книге «Эротика», где недвусмысленно заявила, что женщина сама вольна распоряжаться, с кем жить, с кем спать, от кого и когда рожать.
Не тяготясь «узами брака», Лу много путешествовала, прославилась как литератор издала книги исследований творчества Ницше и Ибсена, автобиографический роман «Рут».
Лишь в 36 лет Лу познала физическую сторону любви — в объятиях немецкого политика, марксиста Георга Ледебура. Короткая связь не стала для нее откровением, подкарауливающим за углом.
«…Ищу я ту, которая раскачает колокола и невидимые веревки возьмет в свои руки», писал начинающий поэт Рене Мария Рильке в апреле 1897 года за месяц до встречи с Саломе.
Получив на следующий день после знакомства письмо, Лу с удивлением узнает почерк автора анонимных стихов, вот уже месяц как приходивших на ее адрес. Теперь влюбленный юноша атаковал откровенными лирическими излияниями: «Моя весна, я хочу видеть мир через Тебя, потому что тогда я буду видеть не мир, а Тебя, Тебя, Тебя!»
И пока ни капли не веря в то, что их автор гений, она не устояла перед напором рвавшихся из души строк.
Но разглядев в ребячливом, страстном, застенчивом Рене дар смирения и мужественного самопожертвования, Лу «усыновила» 22-летнее дитя, не отступавшее от нее ни на шаг. В двойственном положении сына и возлюбленного таилась боль, которая была вознаграждена пробудившимся голосом. Райнер благодарно посвящал этой музе все свои стихи.
Под влиянием Лу Рильке упорно учит русский язык, зачитывается Пушкиным, Лермонтовым, Достоевским. Их неудержимо тянет в Россию. Чтобы оплатить путешествие, фон Саломе публикует дюжину рассказов и более двух десятков статей.
1 июня 1900 года на перроне Курского вокзала со случайными попутчиками знакомится десятилетний Борис Пастернак в будущем он станет одним из лучших переводчиков Рильке. Пара сходит в Ясной Поляне… Затем восхищается Киевом, путешествует по Волге. Лу, никогда не ездившая дальше Санкт-Петербурга, покорена впервые открывшимися ей просторами. А Рильке навсегда останется предан этой земле, которую назовет своей Родиной.
Вернувшись из путешествия, они расстанутся. Рильке переведет Лермонтова и Чехова, напишет удивительные «Рассказы о Господе Боге», прославится как величайший германоязычный поэт ХХ века и до последних дней будет переписываться с Саломе.
«…Мы стали супругами раньше, чем друзьями, а сдружились не по выбору, а повинуясь узам заключенного в неведомых глубинах брака. Это не две нашедшие друг друга половины, а тот случай, когда целое с трепетом узнает себя в другом целом. Нам суждено было стать братом и сестрой, но еще в те мифические времена, когда инцест не превратился в грех…» напишет Лу.
Она переживет его на 10 лет…
Через 20 лет супружества с Андреасом у него появилась дочь от их служанки. Саломе уволила и выгнала служанку, оставила девочку и воспитывала ее как родную. А все рождавшиеся в ней от этой ситуации эмоции она попробует разъяснить с помощью психоанализа, которым увлечется благодаря тому, что ею увлечется Фрейд. Тот стал единственным мужчиной, который держался с ней на равных, не пытался перевести их духовно-интеллектуальную связь в сферу интимности. Но, с другой стороны, ему было уже за 70, а ей под 50. Лу бросила литературу и целиком погрузилась в работу с пациентами по методу Фрейда. Добилась успехов…
К 30-м годам ХХ века ее литературное наследие составляло около 30 томов…
Но! Из-за того, что сестра Ницше пользовалась расположением фюрера и всячески охаивала ту, которая, по ее словам, сломала Ницше жизнь, после смерти Саломе в 1937 году нацисты сожгли всю ее библиотеку.

СТРАСТИ ПО САЛОМЕ 12 февраля 1861 года в доме на Дворцовой площади Санкт-Петербурга родилась девочка, которую ожидала удивительная судьба. Собеседница Тургенева и Толстого, Ибсена и Гамсуна,

СТРАСТИ ПО САЛОМЕ 12 февраля 1861 года в доме на Дворцовой площади Санкт-Петербурга родилась девочка, которую ожидала удивительная судьба. Собеседница Тургенева и Толстого, Ибсена и Гамсуна,

СТРАСТИ ПО САЛОМЕ 12 февраля 1861 года в доме на Дворцовой площади Санкт-Петербурга родилась девочка, которую ожидала удивительная судьба. Собеседница Тургенева и Толстого, Ибсена и Гамсуна,

СТРАСТИ ПО САЛОМЕ 12 февраля 1861 года в доме на Дворцовой площади Санкт-Петербурга родилась девочка, которую ожидала удивительная судьба. Собеседница Тургенева и Толстого, Ибсена и Гамсуна,

СТРАСТИ ПО САЛОМЕ 12 февраля 1861 года в доме на Дворцовой площади Санкт-Петербурга родилась девочка, которую ожидала удивительная судьба. Собеседница Тургенева и Толстого, Ибсена и Гамсуна,

СТРАСТИ ПО САЛОМЕ 12 февраля 1861 года в доме на Дворцовой площади Санкт-Петербурга родилась девочка, которую ожидала удивительная судьба. Собеседница Тургенева и Толстого, Ибсена и Гамсуна,

СТРАСТИ ПО САЛОМЕ 12 февраля 1861 года в доме на Дворцовой площади Санкт-Петербурга родилась девочка, которую ожидала удивительная судьба. Собеседница Тургенева и Толстого, Ибсена и Гамсуна,

СТРАСТИ ПО САЛОМЕ 12 февраля 1861 года в доме на Дворцовой площади Санкт-Петербурга родилась девочка, которую ожидала удивительная судьба. Собеседница Тургенева и Толстого, Ибсена и Гамсуна,

СТРАСТИ ПО САЛОМЕ 12 февраля 1861 года в доме на Дворцовой площади Санкт-Петербурга родилась девочка, которую ожидала удивительная судьба. Собеседница Тургенева и Толстого, Ибсена и Гамсуна,

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *