ОЛИВЕР КРОМВЕЛЬ.

ОЛИВЕР КРОМВЕЛЬ. Оливер Кромвель пережил периоды безграничной народной любви и столь же безграничной ненависти, но никем ни разу не был побежден при жизни. И лишь после смерти столь ненавидимые

Оливер Кромвель пережил периоды безграничной народной любви и столь же безграничной ненависти, но никем ни разу не был побежден при жизни. И лишь после смерти столь ненавидимые им аристократы в бессильной ненависти надругались над его останками. Ничто в его биографии сельского сквайра вплоть до начала гражданской войны не свидетельствовало о скрывавшихся в нем талантах выдающегося полководца и искусного политика и даже после ее начала не предвещало, на какую высоту его вознесет волна революционных событий. Впоследствии, когда жизнь Кромвеля уже клонилась к закату, а слава его достигла общеевропейского зенита, он сам объяснил случившееся по обыкновению истых пуритан того времени «волей Всевышнего», сравнив себя с человеком, ведомым «по темной тропе Провидением».
Кромвелю удалось стремительно взлететь на политическую вершину страны, в результате чего его личная судьба слилась воедино с судьбой Англии. Но вскоре из «штурмовавшего небо» революционера начала 40-х годов XVII века он превратился в консервативного и, более того, в контрреволюционного диктатора 1650-х годов; из организатора свержения монархии, суда и казни «коронованного тирана» Карла I в лорда-протектора Англии, готового было возложить на себя английскую корону и основать новую династию взамен низложенной.
Современники, наблюдавшие за этими превращениями, чаще всего считали Кромвеля «бесстыдным лицемером» и «великим обманщиком», «учеником Макиавелли», будто бы изначально замыслившим то, чем он завершил свою карьеру, установление своей диктатуры.
Когда в Англии началась революция, Оливер Кромвель вступил в армию парламента капитаном и пользовался все это время любовью и уважением солдат за отчаянную смелость и заботу о подчиненных. Всем очевидна была его решимость бороться против короля. Отряд Кромвеля не знал поражений, его солдат прозвали «железнобокими».
Он был одним из инициаторов смертного приговора королю и установления республики в Англии. Он завоевал для своей страны Ирландию, чего ирландцы до сих пор не могут ему простить. Увидев, что Англия не в состоянии выкарабкаться из экономического кризиса без крепкой власти, он взваливает на свои плечи титул (и полномочия) диктатора лорда-протектора.
Первая и последняя в Англии республика держалась лишь на его железной воле. Протектор явно не смог ни экономически, ни политически закрепить свой успех. Народ побаивался его и не доверял. И потому, в общем-то, не сопротивлялся возвращению династии Стюартов.
Когда протектору исполнилось 58 лет, его здоровье сильно пошатнулось. Усилилась одутловатость лица, шаркающей стала походка, тряслись руки он едва мог писать. Вне семьи он был почти одинок и в делах государства мог полагаться только на близких: младшего сына Генри наместника Ирландии, своего зятя Флитвуда фактически командовавшего армией, родственников, задававших тон в Государственном совете.
Летом 1658 года тяжело заболела его любимая дочь Элизабет, и Кромвель две недели не отходил от ее постели. Смерть ее была для него тяжелым ударом. В середине августа он сам заболел, и 3 сентября умер.
«Узурпатора» похоронили в древней усыпальнице английских королей в Вестминстерском аббатстве. Однако уже спустя три года, вскоре после реставрации Стюартов, по постановлению верноподданнического парламента 30 января 1661 года, в день казни Карла I, прах Кромвеля был извлечен из могилы, и после варварской процедуры «повешения цареубийцы» от трупа отсекли голову, туловище было зарыто в яме, выкопанной под виселицей, а голову, насаженную на копье, выставили у Вестминстерского дворца «на обозрение»…

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *