КУЛЬМСКИЙ КРЕСТ. Часть 2

КУЛЬМСКИЙ КРЕСТ. Часть 2 Непонятным образом в Мемеле награды пролежали невостребованными до февраля 1816 года (возможно, эта задержка была связана с некоторой сумятицей, вызванной реформой

Непонятным образом в Мемеле награды пролежали невостребованными до февраля 1816 года (возможно, эта задержка была связана с некоторой сумятицей, вызванной реформой военного управления, о которой было объявлено Указом Александра I Сенату от 12 декабря 1815 г.). 15(27) февраля генерал Шеллер обратился к Волконскому (оба они в это время были уже в Петербурге) с письмом: «В прилагаемой копии письма, отправленного по Вашему указанию в прошлом году из Вены князю Горчакову, сообщалось решение Его Величества короля Пруссии о пожаловании наград генералам, офицерам и нижним чинам Императорской Гвардии, принимавшим участие в сражении под Кульмом. Эти предназначенные русским награды находятся в Мемеле. Не имея чести получить ответ от Военного министра Его Величества Императора (то есть от Горчакова), я прошу Вас, князь, не отказать в доброй воле дать указания, чтобы эти награды возможно скорее были забраны из Мемеля и вручены лицам, которым они предназначены» (Документ на франц.языке).
На письме есть резолюция Волконского: «Высо повелено послать за крестами в Мемель фельдъегеря, снесясь Шеллером», есть также помета: «Писано Шеллеру 24-го февраля 40».
4(16) апреля 1816 года в Мемеле фельдъегерю Боброву были переданы шесть опечатанных ящиков. Документ, составленный при их передаче, указывал, что три обшитых холстом ящика содержат в себе королевско-прусские орденские знаки, назначаемые для русской императорской гвардии на сумму 18 тыс. рейхсталлеров (в них находились 668 прусских наград, в том числе 4 ордена Красного орла первой степени, 39 второй степени, 11 третьей степени, 594 ордена Pour le Mérite («За заслуги») и др.), а три обшитых черной клеенкой ящика заключают в себе «443 креста серебряных для ношения на груди и 11.120 таковых же, выбитых из жести, для Российской Императорской гвардии, бывшей в сражении при Кульме».
14 апреля 1816 года дежурный генерал Главного штаба императора генерал-адъютант А.А.Закревский доложил Волконскому, что отправленный в Мемель фельдъегерь «для доставления сюда находившихся там Знаков отличия Железного креста, пожалованных Его Величеством королем прусским для Российской Гвардии бывшей в сражении под Кульмом» прибыл «и привез таковых знаков для генералов, штаб и обер офицеров 443 серебряных и для нижних чинов 11.120 выбитых из жести». Далее Закревский запрашивал: «не благоугодно ли будет Вашему Сиятельству исходатайствовать Высочайшую Волю об отправлении всех сих знаков, вместе с имеющимися у меня списками, к командующему гвардейским корпусом господину генералу от инфантерии графу Милорадовичу, для раздачи кому следует».
На рапорте резолюция: «Повелено исполнить. 16 апреля 1816».
24 апреля 1816 года, в связи с получением пожалованных прусским королем наград состоялся парад гвардии. По этому случаю 26 апреля 1816 года военная газета «Русскiй инвалидъ» писала: «…24 числа сего месяца получены здесь отличия «Железного креста». Его Величество Король Пруссии Высочайше соизволил определить оные для раздачи тем из Гвардейских частей, которые с отличным мужеством сражались при Кульме в 17 день августа 1813 года. По случаю вручения сих лестных наград командующий Гвардейским корпусом Господин Генерал от Инфантерии Милорадович отдал следующий приказ: «Государь Император и Союзные монархи вместе с целой Европою отдали полную справедливость непреодолимому мужеству, оказанному войсками Российской Гвардии в знаменитом бою при Кульме в 17 день августа 1813 года. Но Его Величество Король Прусский, желая особенно ознаменовать уважение Своё к отличному подвигу сих войск, соизволил наградить их Знаком Отличия Железного креста. Государь Император, отдавая им ту же справедливость, Высочайше соизволил, да увенчается мужество их столь лестною наградой. Вам достойные офицеры и храбрые солдаты Гвардии, сражавшиеся в 17 день августа, принадлежат сии новые знаки отличий. Да умножат они на груди вашей число тех, которые трудами и кровью приобрели вы в битвах за спасение Отечества, за славу имени Русского и свободу Европы». подлинный подписал ген. От Инф. Граф Милорадович. Верно ; ген. Сипягин.»
В некоторых случаях кресты посылались тем генералам и офицерам, которые значились в списках, но в 1816 году служили вне Петербурга. Так, генерал-лейтенанту И.И.Дибичу, в 1816 году начальнику штаба 1-й армии, крест был послан в Могилев, где в то время находился штаб этой армии. Туда же по представлению Дибича послали крест для его адъютанта капитана Обручева в августе 1813 года штабс-капитана Преображенского полка, раненого в Кульмском сражении.
Однако не всем героям удалось получить свою награду. Так 4 мая 1816 года начальник Главного штаба Гвардейского корпуса генерал-адъютант Сипягин обратился к начальнику Главного штаба императора генерал-адъютанту Волконскому с запросом:«Командир 1-го Кавалерийского резервного корпуса генерал от кавалерии князь Голицын вследствие представления к нему командира 1-й Кирасирской дивизии г. генерал-лейтенанта Депрерадовича, испрашивает: следует ли выдавать пожалованные от Его Величества короля прусского за Кульмское сражение знаки Железного Креста тем из нижних чинов, кои хотя и находились в сем сражении, но после за дурное поведение из Гвардейских полков в Армию выписаны, или тем, кои за сделанные им штрафы награды сей не заслуживают. Представляя обстоятельство сие Вашему Сиятельству, я долгом поставляю покорнейше просить о испрошении Высочайшего разрешения как повелено будет в сем случае поступать».
Вопрос представлялся столь важным, что Волконский доложил о нем Александру I немедленно, и на другой день, 5 мая, Закревский отправил Сипягину ответ: «Государь Император Высочайше повелеть соизволил: тем из нижних чинов гвардейских полков, которые были штрафованы и за дурное поведение выписаны в армейские полки, не выдавать пожалованных от Его Величества Короля прусского за сражение при Кульме знаков Железного Креста».
Таким образом часть знаков оказалась «лишними». Во втором томе четырехтомного труда Йорга Ниммергута «Немецкие ордена и знаки отличия до 1945 г.» автор указывает, что 24 декабря 1816 года (5 января 1817 года) прусский посланник в Петербурге генерал Шеллер доложил в Берлин, что он получил от начальника Главного штаба императора Александра I князя П.М.Волконского 1.051 крест, оставшийся в излишке после раздачи награжденным, и, кроме того, один офицерский и три солдатских креста, оставшиеся после смерти награжденных. Ниммергут считает, что кресты эти по указанию Министерства иностранных дел Пруссии Шеллер вернул Волконскому, и они, а также кресты впоследствии умиравших награждённых, длительное время использовались русским командованием для выдачи награжденным нижним чинам взамен утраченных или поврежденных. Он также указывает, что в Германии остались и долгое время хранились 878 крестов, два из которых были переданы для музейного хранения, а остальные 876 Вильгельм II в конце 1904 года приказал уничтожить.
Есть много свидетельств того, что награжденные Кульмским крестом дорожили и ценили эту награду. Ее с гордостью носили и нижние чины, и офицеры, и генералы, при этом не только в первые годы после награждения, но и много лет спустя. Тут имеет место типичный случай уважительного отношения к награде, созданной для участников сражения, в силу чего такая награда становится как бы опознавательным знаком, удостоверяющим личное участие в этом знаменательном событии. Косвенным выражением уважительного отношения к Кульмскому кресту является и тот факт, что ряд полков, участвовавших в Кульмском сражении (например л.-гв. Егерский, л.-гв. Конно-Гренадерский, л.-гв. Уланский Его Величества, л.-гв. С.-Петербургский, Гвардейский экипаж), при создании своих полковых знаков за основу взяли Кульмский крест.
Что касается места Кульмского креста в общей иерархии иностранных наград, полученных русскими, то оно было весьма скромным и длительное время не совсем определенным: в послужных списках он значился в единичных случаях в числе орденов, но почти всегда на последнем месте, в преобладающих же случаях после русских медалей. Этому способствовало и то обстоятельство, что данная награда не имела никакого официального акта об учреждении и вручении и весь ее «статут» сводился лишь к одной фразе о правилах ношения. Неопределенность пожалованной награды чувствовал, по-видимому, и сам Фридрих-Вильгельм III. Об этом можно судить по тому, что он, независимо от Кульмского креста, очень щедро награждал русских генералов и офицеров, в том числе участников Кульмского сражения, различными прусскими орденами, особенно военным орденом Pour le Mérite. Все это делало Кульмский крест наградой несколько неопределенной, как что-то среднее между орденом и медалью.
Такая ситуация в статуте награды продолжалась длительное время, пока Николай I не уравнял её с российской медалью, издав разъяснение в императорском указе от 20 апреля 1827 года: «По встретившемуся вопросу: следует ли нижних чинов, имеющих Знак отличия Прусского Железного креста, за маловажные вины наказывать телесно без суда Государь Император Высочайше повелеть соизволил: Знак отличия Прусского Железного креста считать наравне с Российскими медалями».
Сейчас известно несколько вариантов Кульмских крестов: одни пришивались к мундиру, другие прикалывались булавкой, третьи имели шарики на концах за которые и пришивались. Известны случаи их ношения и на кирасах. Не исключено, что некоторые русские генералы получили вместо Кульмских крестов Железные, ибо по лицевой стороне их практически невозможно различить.
Значительную трудность вызывает идентификация и определение подлинности Кульмских крестов присланных из Пруссии, от их дубликатов, изготовленных по заказам награжденных, либо знаков изготовленных кустарным или самодельным способом участниками (или для участников) сражения.
Относительно просто обстоит дело с определением подлинности Кульмских крестов для нижних чинов. Присланные из Пруссии знаки представляют собой кресты из очень тонкой жести (около 0,4 мм), покрытые черной краской с незакрашенными на лицевой стороне краями, имеющими серебристого цвета покрытие и по четыре отверстия на каждом плече креста для пришивания к мундиру. Размеры солдатских знаков (около 40х40 мм) близки к размерам Железных крестов.
Гораздо сложнее с офицерскими крестами. Присланные из Пруссии знаки были изготовлены из листового серебра и покрыты на лицевой стороне черным лаком с оставленными выступающими серебряными краями, на обороте они имеют булавку для крепления к мундиру. Однако в музейных и частных собраниях эти «стандартные» офицерские кресты (как, впрочем, и солдатские, которые из-за специфики изготовления очень быстро ломались) встречаются крайне редко, гораздо реже, чем их многочисленные модификации. Многие офицеры заказывали себе дубликаты крестов, которые часто имели уменьшенные или, наоборот, увеличенные размеры и нередко отличались тщательной, ювелирной отделкой. Вместе с тем изготавливались и дешевые дубликаты без применения серебра. Известны, например, офицерские знаки с шариками на концах креста. По сведениям Рихтера, существовали офицерские серебряные кресты с отверстиями для пришивания наподобие солдатских. По его же данным встречались офицерские кресты не с булавками, а с «острыми шпильками» для крепления к мундиру или, возможно, кирасе.
Что касается крестов кустарного или самодельного производства, изготовленных «из конского снаряжения», то некоторую уверенность в их подлинности может дать только наличие более или менее надежной «родословной» в виде, например, данных о поступлении этих крестов в музейное собрание из полковых музеев или от потомков награжденного. Иногда эти кресты имеют совершенно причудливый вид. Так, в ВИМАИВ и ВС (Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи) есть экземпляр с ушком и на ленте Железного креста.
К сожалению, доподлинно неизвестно, как точно выглядел офицерский Кульмский крест, изготовленный на прусском монетном дворе. К примеру, в немецкой литературе сообщается, что единственный оригинал до Второй мировой войны хранился в коллекции одного из замков. В годы войны коллекция погибла, но осталась фотография планшета с наградами. Кульмский крест на этом планшете по форме и размерам вполне похож на те, что изображены на портретах галереи героев 1812 года. Но есть одна деталь: на офицерском кресте имеются отверстия для пришивания, но несколько иные, чем на солдатском кресте (не двойные). В принципе, это логично: изготовить солдатские и офицерские кресты упрощенно, без сложного крепления, так как партия была большая, а времени на изготовление мало. К сожалению, на портретах героев художники не стали вырисовывать эти отверстия поэтому загадка сохраняется.

КУЛЬМСКИЙ КРЕСТ. Часть 2 Непонятным образом в Мемеле награды пролежали невостребованными до февраля 1816 года (возможно, эта задержка была связана с некоторой сумятицей, вызванной реформой

КУЛЬМСКИЙ КРЕСТ. Часть 2 Непонятным образом в Мемеле награды пролежали невостребованными до февраля 1816 года (возможно, эта задержка была связана с некоторой сумятицей, вызванной реформой

КУЛЬМСКИЙ КРЕСТ. Часть 2 Непонятным образом в Мемеле награды пролежали невостребованными до февраля 1816 года (возможно, эта задержка была связана с некоторой сумятицей, вызванной реформой

КУЛЬМСКИЙ КРЕСТ. Часть 2 Непонятным образом в Мемеле награды пролежали невостребованными до февраля 1816 года (возможно, эта задержка была связана с некоторой сумятицей, вызванной реформой

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *