«ГОЛУБАЯ» АРМИЯ.Печальная радуга гражданской войны .ЧАСТЬ 2

ГОЛУБАЯ АРМИЯ.Печальная радуга гражданской войны .ЧАСТЬ 2 Жаль, что в Еманжелинке нет собственной киностудии. Мог бы получиться отличный боевик, реши кто-нибудь экранизировать события,

Жаль, что в Еманжелинке нет собственной киностудии. Мог бы получиться отличный боевик, реши кто-нибудь экранизировать события, происходившие в станице и окрестностях в 1917 1921 годах. До той поры Еманжелинка неоднократно посылала воинов в сражения от Парижа до Порт-Артура, но сама оставалась в стороне от больших битв. Не считая приграничных стычек в первые годы после основания крепости, она не видела ни осад, ни штурмов. Даже Пугачев со своими сторонниками прошел чуть западнее поселения на речке Яманзельге. Даже казаки, самовольно вернувшиеся с фронтов I мировой, ехали сюда с надеждой на отдых и покой.
Гром грянул в конце 1917, уже после октябрьского переворота. Осенью к казакам с воззванием обратился атаман Дутов, настаивая на поддержке Временного правительства и призывая бороться с большевиками, которые, по его словам, осуществили «преступный захват власти». Еманжелинцы отнеслись к воззванию довольно апатично. Люди, не видевшие семьей с 1914-го, а кое-кто из ушедших на очередную службу и с 1910-го, хотели пахать землю и восстанавливать хозяйство, а не воевать за временщиков. Тем не менее, в станицу вошли для отдыха и пополнения первые отряды дутовцев под началом хорунжего Потапова. На улицах замелькали васильковые лампасы и околышки оренбуржской казачьей формы, а над штабом, наверное, поднялся бело-сине-красный флаг, доставшийся новой республике от царской России. Местные гостей встретили мирно, хотя записываться в добровольцы не спешили.
Покой нарушил командир Северного летучего отряда мичман Павлов, который на бронепоезде прибыл на железнодорожную станцию в трех километрах от станицы. По официальной версии, он завязал бой с дутовцами и 23 декабря 1917 года выбил их из станицы, установив здесь Советскую власть. Однако старожилы упорно рассказывают, что матросы только потребовали от казаков продукты, а после отказа обстреляли Еманжелинку из корабельных орудий, установленных на платформах, и убыли восвояси. Тогда еманжелинцы отделались испугом: снаряды до изб не долетели.
Но война уже приближалась к станице. В марте 1918 года казаки, наконец, раскачались и решили обсудить призыв Дутова. В Еманжелинке объявили казачий съезд. Собирались в школе. Вел заседание станичный атаман Н Я Потапов, помогали ему местный священник, отец Александр Павлович Дроздов, прапорщик, бывший фронтовик, Шиховцев и два вахмистра. До чего бы договорились казаки, неизвестно, потому что вечером того же дня Еманжелинку занял один из отрядов Блюхера, и противники большевиков вынуждены были бежать.
Вскоре даже маленькие дети выучили слова «белые» и «красные». Жизнь стала разноцветной, но невеселой. Постоянные митинги и собрания, агитаторы неизвестно от кого и за что это ясности не добавляло. Сначала люди наслаждались вседозволенностью. Первым делом разграбили магазин Абрама Яковлевича Бруслевского. Тащили все. Кому не достался товар, принялись выламывать полки, двери и крушить стены. У Марии Васильевны Катковой отец, Василий Яковлевич Казанцев, служил у Бруслевского помощником. Василий Яковлевич говорил, что от магазина по улицам потянулся след из брошенных в спешке вещей, кирпичей и досок.
Кто-то из новых начальников приказал прекратить безобразия. Мария Васильевна утверждала, что распоряжение пришло от самого Ленина. От Ленина или нет, но приказ на какое-то время возымел действие. Вообще, в те годы властью становился всякий, у кого было оружие. И всякий стремился поживиться за счет крестьян и казаков. Так со слов родителей говорила Гиль Анастасия Александровна, кстати, двоюродная сестра Марии Васильевны. Ее отец, Александр Яковлевич Казанцев, в отличие от брата, открыто симпатизировал коммунистам. Но даже он постоянно рассказывал о беспорядках, происходивших в станице. Беззакония были вынуждены признать и сами большевики. Челябинская газета «Советская правда» за эти годы полна жалобами с мест. К примеру, в 16-м номере от 11 декабря 1919 г. некая Скворцова из с. Белоярского пишет заметку «Самозванцы». «В наше село приехали однажды две какие-то полупьяные личности, побуянили и удрали, прежде чем их успели задержать. Недавно они явились снова, пьяные, с револьверами, безобразничали и грозили револьверами всякому, кто пробовал на них подействовать. Один из них кричал, что он командир Н-го полка, а другой его адъютант. После некоторого колебания военком задержал «грозных незнакомцев», и они оказались просто дезертирами. Они уже отправлены в Губчека».
Равнодушие, с которым в Оренбургском войске многие встретили первые революционные события, вскоре сменилось озлоблением. Недалеко от Еманжелинской водокачки стояли казармы, место сбора казачьих частей. Весной 1918 г. военных там не было, зато пряталось шестеро таяндинцев. Не выдержав преследований большевиков, они бежали в леса и задумали отомстить обидчикам. План был простой, но действенный раскрутить гайки на железнодорожных путях. Задумано сделано. Вот только одного не учли мстители: пока они бегали по лесам и болотам, власть успела смениться, и в поезде ехали белые громить красных под Троицком. Эту историю сохранила уникальная память Варвары Ивановны Куликовой, главного «осведомителя» еманжелинских краеведов. О происшествии Варвара Ивановна знала не понаслышке. В поезде должен был находиться зять ее отчима, Ивана Блюденова, Левонтий, и вся семья уже оплакивала его смерть. Но он вскоре прибыл живой и здоровый: задержался в Челябинске, покупал гостинцы детишкам и опоздал к отправке. А незадачливых террористов расстреляли на главной площади у церкви и даже их сыновей выселили из Таяндов: слишком много было погибших и раненых, чтобы простить ошибку.
Известна примерная дата катастрофы. Советская власть в Челябинске была ликвидирована 27 мая 1918 г. в результате чехословацкого мятежа. Значит, аварию местные казаки устроили в конце весны в начале лета. Но ни могилы жертв, ни захоронения диверсантов неизвестны. Впрочем, хоронить в 1918 г. стали слишком часто. Ни антибольшевистские власти Челябинска при поддержке чехов, ни, чуть позже, колчаковцы мира обеспечить не смогли. В станице и окрестностях остались убежденные сторонники советской власти, люди предприимчивые и смелые.
Тут и начался настоящий детектив.
Жили в Еманжелинке выходцы из крестьян Вятской губернии, братья Воробьевы. Своей земли не имели: кругом только казачьи наделы, но не бедствовали. Сами братья, Николай Иванович и Яков Иванович, слыли отличными скорняками, их мать держала лавку, сестра вышла замуж за местного казака в общем, еманжелинцы их пришлыми уже не считали. В марте 1918-го, когда создавался первый Совет, Воробьевы горячо поддержали большевиков. Однако после разгона коммунистов казаки «красные» настроения братьям простили.
Пошло все, как и прежде: Николай с Иваном шкуры выделывают, шубы с шапками шьют, мать в лавке торгует, сестра в гости бегает. И покупатели заходят как же без них. Издалека приезжают: из Троицка, Челябинска, даже Верхнеуральска. И не догадываются белые власти, что под носом у них действует настоящая большевистская явка, братья налаживают связь с партизанами и ведут разведку. Где есть подпольщики, там найдется и провокатор. Осенью 1918 года кто-то сообщил о тайной деятельности Воробьевых в штаб колчаковской части. Интрига вышла на новый виток. Среди колчаковцев в свою очередь нашлись «засланные казачки», и братьев предупредили о готовящемся аресте. Им бы бежать, а они то ли улики прятали, то ли передавали важные сведения, но выскочить из дома успел только один из них, и того схватили на пути к железнодорожной станции. Николая и Якова допросили в Еманжелинке и отправили в Троицкую тюрьму.
Туда несколько раз приезжала их мать, на последнее свидание даже взяла с собой внучку, дочь Николая. Маша, так звали девочку, пообещала отцу, что его скоро освободят: ведь в станице все больше слухов о приближении красных. Однако всех арестованных по железной дороге отправили в Омск. Когда проезжали через станцию Еманжелинскую, братья сумели выбросить записку. Родные ее получили. Но это было прощальное известие от Николая и Якова. В Омске их расстреляли. Вместе с Воробьевыми в подполье входили Вениамин Егорович Белоусов, Синеглазов (имя и отчество забылось) и еще трое бедняков. Они вернулись из тюрьмы избитые, но живые.
Белоусов сразу ушел к красным партизанам, а остальные предпочли уехать из станицы. В большевистском партизанском отряде числились и жители Таяндов. Удивительно, но в этом поселке, оплоте местных староверов, тоже нашлись сторонники перемен. Тринадцать казаков из Таяндов и Скутино прятались в лесу вместе с семьями. Повод опасаться за свою жизнь у них был: они принимали участие в аресте и расстреле земляков, жителей Таяндов и Долговки, ранней весной 1918 года взорвавших железнодорожный мост, чтобы задержать продвижение красных. Что ж, рельсовая война примета не только Великой Отечественной. Неизвестно, вели местные большевики бои или просто отсиживались в глуши, но крестьяне есть крестьяне, и Алексей Ефимович Миронов вместе с женой Матреной Егоровной пришел в Таянды проведать подворье. Там его и схватили. Били, чтобы узнать, где скрываются остальные. Он никого не выдал. Однако все тринадцать беглецов были пойманы и убиты. Кроме Миронова, известны имена еще двух: Путилова Павла Ивановича и Мальцева Кузьмы. Их братская могила до сих пор сохранилась на Таяндинском кладбище. А воспоминания о партизанах записаны со слов дочери и сына Мироновых, Натальи Алексеевны и Егора Алексеевича, краеведами из г. Еманжелинска В. Ефановой и П. Ефимовым.
Стоит начать убивать и остановиться уже трудно. Идейные, преданные сторонники были и у Ленина, и у Верховного правителя Колчака. Ученики и учителя Шумаковской поселковой школы Еманжелинской станицы шлют в 6-й Оренбургский казачий полк 23 рубля, собранные на литературно-вокальном вечере. Это пасхальный подарок детей своим родственникам, сражающимся с «красной заразой». В тех же Шумаках 19 апреля 1919 г. проходят торжественные похороны урядника Матвея Ивановича Иноземцева, убитого «безумными кустанайскими мятежниками». Если верить выспренному слогу автора заметки, раненый в ногу Иноземцев отказался покидать строй и ринулся в бой со словами: «Нет! Я еще силен! Еще могу отомстить красным предателям и за Родину, и за свою рану!»
А 6 мая 1919 г. в честь Дня Георгия Победоносца в Еткуле собирается элита местных казачьих частей, там проходит торжественный молебен о здравии Всероссийского и Войскового правительства, чести и славе казачества. Впрочем, были и те, для кого красные и белые смешались, как в калейдоскопе. Георгий Андреевич Овсянников коренной еманжелинец. Он рано остался без отца. Его воспитывал отчим, Карпей Петрович Томин, сам лихой казак. И стал Георгий отличным наездником, одним из лучших в станице. Знал толк в лошадях, выигрывал соревнования по джигитовке. Своей младшей дочери, Прасковье Георгиевне, он потом рассказывал, как в боях много раз укрывался от пуль и ударов шашек, на полном скаку соскользнув лошади на бок. В 1918 г. по своей ли воле или по приказу попал в одну из колчаковских частей. На службе в Троицке Георгий Андреевич заболел тифом. Отлеживался дома. Когда выздоровел, оказалось, власть уже у большевиков. И снова призыв, на этот раз в Красную армию. Так послужил казак и Верховному правителю, и коммунистам, а погиб уже в Великую Отечественную, в 1943-ем.
А в Еманжелинке, в Еткуле, в Коелге было неспокойно. Новый 1919 г. мира не принес. Ползли слухи, газеты без устали писали о зверствах красных. В Коельской станице появились подметные письма с описанием конца света. Многие верили. Старый казак Прокопий Анфимович Попов, человек для своего времени грамотный и начитанный, под впечатлением от писем и газет решил бежать. А как же Сыновья у Колчака, порядок рушится хоть бы что-то спасти. Погрузил все имущество на телеги, скотину за рога Даже выходные юбки у жены и снох отобрал! Повез прятать. Вернулся через пару дней гол, бос и без поясу. Кто ограбил белые, красные сам не знает.
В это время его сын, Логин Прокопьевич Попов, вместе со своей частью через Среднюю Азию шел в Афганистан. На границе офицеры обратились к рядовым: «Все, ребята, кто хочет, пусть возвращается. Вас простят, а нас нет». Логин Прокопьевич вернулся. Судьба тех, кто перешел границу, неизвестна, а его ждало разрушенное хозяйство и голодная семья. Летом 1919 г., наверное, многим на Южном Урале казалось, что конец света все-таки наступил. Бои повсюду. Белые собирают последние силы. Предположительно в это время в Еткуле формируется 4-й Эткульский (Еткульский) пеший казачий полк под командованием сотника Болотова, куда призывают казаков 45 55 лет, прежде считавшихся нестроевыми. По линии «Коркино Еманжелинка» на отряды V армии красных под командованием Тухачевского ведут наступление части генерала Каппеля в составе III армии белых. 25 июля 3-я Симбирская стрелковая дивизия во главе с генерал-майором Подрядчиком и Волжская кавалерийская бригада полковника Нечаева занимают Таянды. 27 28 июля каппелевцам удается потеснить красных из Еманжелинки. Берут станицу отряды полковников Нечаева и Сотникова.
Продолжение следует…

ГОЛУБАЯ АРМИЯ.Печальная радуга гражданской войны .ЧАСТЬ 2 Жаль, что в Еманжелинке нет собственной киностудии. Мог бы получиться отличный боевик, реши кто-нибудь экранизировать события,

ГОЛУБАЯ АРМИЯ.Печальная радуга гражданской войны .ЧАСТЬ 2 Жаль, что в Еманжелинке нет собственной киностудии. Мог бы получиться отличный боевик, реши кто-нибудь экранизировать события,

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *