МИРАБО. ГРАФ. ТРИБУН. АГЕНТ КОРОЛЯ. И ВЕЛИКИЙ ЛЮБОВНИК. (17491791) ( ч.2)

МИРАБО. ГРАФ. ТРИБУН. АГЕНТ КОРОЛЯ. И ВЕЛИКИЙ ЛЮБОВНИК. (17491791) ( ч.2) Летом Людовик XVI вступил на престол. Вся страна шумно и радостно праздновала это событие. Де Сен-Морри организовал ужин

Летом Людовик XVI вступил на престол. Вся страна шумно и радостно праздновала это событие. Де Сен-Морри организовал ужин в честь Людовика XVI, изменивший все существование Мирабо. На ужине присутствовала Софи де Монье, очаровательная супруга первого почетного председателя графской палаты Доля. Настоящее имя Софи было Мария-Тереза Ришар де Рюффей. Она вышла за маркиза против воли и уже несколько лет томилась в оковах ненавистного и несчастного брака, не имея к тому же ребенка.
Мирабо и Софи полюбили друг друга с первого взгляда. В отличие от Мирабо, Софи была красавицей: изящной, нежной, сладострастной. Ее слова проникали в сердце, точно тихий ручей. Мирабо стал ее вскоре называть Софи, а себя Гавриилом. Любовь к Софи Мирабо прославил в своих знаменитых письмах. Во время заточения в Венсеннской башне, он писал: «Каждая ночь теперь напоминает мне какие-нибудь события из нашей любви. Часто иллюзия столь правдива, что я слышу тебя, вижу, касаюсь Ведь речь идет о том дне, когда ты согласилась осчастливить меня. Мне все было рассказано в мельчайших подробностях. Мой бог! Я до сих пор дрожу от любви и желания, когда думаю об этом. Твоя голова на моем плече, твоя прекрасная шея, твоя белоснежная грудь, которую я в исступлении ласкал. Твои прекрасные глаза закрываются. Ты дрожишь, Софи Посмею ли я О друг мой! Составишь ли ты мое счастье Ты ничего не отвечаешь. Ты прячешь лицо у себя на груди. Желание снедает тебя, а стыдливость не прекращает мучить. Я сгораю от желания. Я надеюсь. Я рождаюсь. Я беру тебя на руки Бесполезные усилия! Паркет выдает мои шаги Я пожираю тебя и не могу насытиться тобой Какие минуты! Какое наслаждение! Я опускаю тебя на кровать, которая с тех пор стала свидетелем моего счастья и торжества».
Эта всепоглощающая страсть не помешала написать ему «Очерк о деспотизме», опубликованный в Швейцарии. Произведение было отнесено к крамольным, и де Сен-Морри запретил Мирабо покидать стены крепости.
Однако Мирабо удалось выпросить разрешение посетить бал, устраиваемый де Монье. Несколько дней он скрывался в доме любовницы, а 25 февраля 1776 года Габриэль выехал ночью в Дижон, где вскоре к нему присоединилась и Софи. Счастье их было недолгим: во время бала Мирабо, который представился маркизом де Лансордура, узнали. Он был арестован, однако ему удалось бежать из Дижона в Тонон.
Молодая женщина в течение трех месяцев ждала посланцев возлюбленного. Наконец 24 августа ее переправили за границу, где она встретилась с Габриэлем. Под именем маркиза и маркизы де Сен-Матье они направились в Голландию.
Мирабо, не имея средств к существованию, стал зарабатывать на жизнь в революционно настроенных изданиях. Он написал памфлет «Немецкие правители продают Англии свой народ», имевший огромный успех.
14 мая 1777 года Габриэля и Софи выследили и препроводили в Париж, где им было объявлено о заочном решении суда. Мирабо приговорили за побег и обольщение Софи к смертной казни, а Софи к лишению всех прав в качестве жены или вдовы маркиза Монье, пожизненному содержанию под арестом в Мезансонсе, штрафу в 10 луидоров и позорному ношению внешних знаков проституток: одежды из волосяной ткани и подстриженных волос. Мирабо должен был также уплатить штрафы и возместить судебные издержки. София хотела отравиться, но Габриэль умолял ее отказаться от этой страшной мысли.
Ее отправили в монастырь, откуда она начала писать пламенные письма к возлюбленному, заключенному тем временем в Венсенне. Наконец отец Мирабо смягчился и заявил, что простит сына, если тот откажется от Софи. Габриэль условия этого не принял и, представ вновь перед судом в Понтарлие, произнес замечательную речь. В результате ему был вынесен оправдательный приговор, а Софи избежала позорного наказания.
Молодая женщина была беременна. До родов ей позволили находиться в исправительном заведении на улице Шарон. Мирабо заточили в Венсеннскую башню, откуда он вскоре нашел способ посылать Софи эротические пассажи. Она отвечала ему тем же.
По иронии судьбы в Венсеннском замке встретились двое мужчин, любовная жизнь которых имела много общего. В соседней камере находился маркиз де Сад, наводивший ужас на окружающих после известных скандальных оргий.
Если де Сад не вызывал особых симпатий, то Мирабо женщины просто обожали и относились с сочувствием к 27-летнему графу. Габриэль предпринял попытки соблазнить жен офицеров, служивших в крепости. Но выйти из камеры не было никакой возможности, тогда он запел. Будущий пламенный оратор распевал провансальские романсы, пока одной из воздыхательниц не удалось проникнуть к нему в камеру. Восхищенная его ласками, молодая женщина еще не раз приходила потом к нему.
Эти события не помешали Габриэлю продолжать переписку с Софи, которую после родов перевели в монастырь Жьен. Мирабо писал ей чуть ли не ежедневно.
В 1781 году, после трех лет заточения, Габриэлю удалось освободиться, он сразу же переоделся в костюм торговца образами и направился к Софи в Жьен. В ночь с 3 на 4 июля псевдоторговец благодаря участию одной монахини проник в монастырь, а затем и в келью своей возлюбленной. Увы, она так сильно изменилась, причем не в лучшую сторону, что Мирабо поспешил уехать. Через несколько дней несчастная получила письмо с известием об окончательном разрыве, что повергло ее в бесконечную тоску. В 1783 году она овдовела. Софи решила выйти замуж за капитана кавалерии, но незадолго до свадьбы молодой человек неожиданно скончался. Тогда Софи в отчаянии отравилась угарным газом. Мирабо узнал о ее смерти, когда поднимался на трибуну, но ни один мускул не дрогнул на его лице.
Свободный Габриэль нашел новую любовницу красивую, богатую актрису Сен-Юбертен. Какое-то время он находился на ее содержании. Эта связь позволила ему пожить в роскоши, которую он так любил, ничего не делать и оплатить некоторые долги.
В начале 1784 года у одной из своих подруг, маркизы, он встретил 19-летнюю голландку Генриетту-Амелию де Нера, дочь Онно Эвьера ван Харена. Очарованный ее красотой, Мирабо соблазнил ее. По привычке он предложил ей семейный союз. Обладательница солидного состояния не согласилась, и Мирабо смог продолжать приятную жизнь любовника. С новой любовницей он отправился в Голландию, затем на некоторое время в Лондон. Но как только ему вздумалось вернуться во Францию, он узнал, что французское правительство решило арестовать его на границе и снова заключить в тюрьму.
Де Нера отправилась в Версаль, где встретилась с бароном де Бретеем и просила за Габриэля. И вскоре Мирабо уже разгуливал по Парижу, где не хранил верность своей спасительнице. Он увлекся женой букиниста Леже. Амелия же продолжала нежно любить его и окружать своим вниманием. Увы, последние полгода совместной жизни стали настоящим адом для несчастной женщины. Мирабо угрожал ей, говорил, что она только притворяется его возлюбленной
В 1788 году Мирабо продолжал вести бесцельную жизнь. Но в это время Людовик XVI решил созвать Генеральные штаты. Молодой провансалец сразу же понял, что у него появляется шанс через политику добиться славы, о которой он мечтал. Он решил стать депутатом от Экса. Расходы на выборы оплатила, конечно же, преданная ему Амелия. В конце года Мирабо был избран от Экса и Марселя Благодаря женщине ему было суждено войти в историю.
30 марта 1791 года изумленные парижане узнали, что Мирабо тяжело болен. Тысячи женщин немедленно устремились к дверям его дома на Шоссе-д’Антенн, чтобы узнать новости. 2 апреля, в восемь часов утра, вышедший к толпе лакей сообщил, что Мирабо умер.
По столице распространился слух об отравлении. Только потом стала известна истинная причина смерти великого трибуна. Мирабо умер, захотев проявить слишком большую доблесть в постели сразу с двумя дамами
26 марта Мирабо устроил веселый ужин с мадемуазель Кулон, желавшей покорить его. Он пригласил ее к себе, а на следующий день отправился к госпоже Леже, своей любовнице, владелице букинистического магазина. Та устроила ему скандал, однако он ее любезно и успешно успокоил.
По мнению Бриссо, именно м-ль Кулон, танцовщица Оперы, известная своим страстным темпераментом, в компании с еще одной танцовщицей м-ль Элизберг лишили трибуна сил и приблизили его к смерти…

МИРАБО. ГРАФ. ТРИБУН. АГЕНТ КОРОЛЯ. И ВЕЛИКИЙ ЛЮБОВНИК. (17491791) ( ч.2) Летом Людовик XVI вступил на престол. Вся страна шумно и радостно праздновала это событие. Де Сен-Морри организовал ужин

МИРАБО. ГРАФ. ТРИБУН. АГЕНТ КОРОЛЯ. И ВЕЛИКИЙ ЛЮБОВНИК. (17491791) ( ч.2) Летом Людовик XVI вступил на престол. Вся страна шумно и радостно праздновала это событие. Де Сен-Морри организовал ужин

МИРАБО. ГРАФ. ТРИБУН. АГЕНТ КОРОЛЯ. И ВЕЛИКИЙ ЛЮБОВНИК. (17491791) ( ч.2) Летом Людовик XVI вступил на престол. Вся страна шумно и радостно праздновала это событие. Де Сен-Морри организовал ужин

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *