МОНГОЛЬСКОЕ ИГО ЗА КИТАЙСКОЙ СТЕНОЙ

МОНГОЛЬСКОЕ ИГО ЗА КИТАЙСКОЙ СТЕНОЙ К 1236 году году вторжения на Русь, а позже и в Восточную Европу монголы уже покорили Китай и большую часть Азии, представляя собой прекрасно обученную и

К 1236 году году вторжения на Русь, а позже и в Восточную Европу монголы уже покорили Китай и большую часть Азии, представляя собой прекрасно обученную и уникально организованную военную силу с колоссальным опытом победоносных сражений.
И своими победами они во многом были обязаны военному и политическому гению неграмотного племенного вождя, ставшего одним из величайших полководцев мира.
От рождения его звали Темучин. Но в историю этот человек вошел под именем Чингисхан, которое он присвоил себе лишь в 51 год. До нас не дошло ни его подлинного изображения, ни того, какого он был роста и сложения. Нам не известно, выкрикивал он приказы, изменявшие жизнь целых народов, или бормотал, заставляя трепетать выстроившиеся перед ним многотысячные войска… Но кое-что о его жизни мы все-таки знаем.
Темучин родился в 1155 году на берегах реки Онон. Его отец Йессугай-багатур был богатым нойоном из рода Борджигин племени тайчжиутов. В походе против монгольских «татар» тот своей рукой умертвил татарского хана Темучина. А вернувшись домой, узнал, что жена родила ему сына. Осматривая младенца, Йессугай обнаружил на его ладошке сгусток крови и решил назвать его именем убитого врага Темучином. Суеверные монголы приняли это как знамение, предвещавшее могучего и жестокого правителя.
Когда Йессугай-багатур умер, Темучину было всего 12. Через какое-то время созданный отцом в долине реки Онон улус распался. Но именно с этого времени началось восхождение Темучина к вершинам власти. Он набрал шайку удальцов и занялся разбоем и набегами на соседние племена. Набеги эти были столь успешны, что к 50 годам ему уже удалось подчинить себе огромные территории всю восточную и западную Монголию. Переломным для Темучина стал 1206 год, когда на Великом Курултае его избрали Ханом Ханов повелителем всей Монголии. Тогда-то он и получил грозное имя Чингисхан, что означает «повелитель сильных». Великий воин, «джеганхир» человек, рожденный под счастливыми звездами, оставшуюся часть жизни, будучи по меркам тех времен человеком пожилым, посвятил одной цели овладению миром.
В сердцах своих потомков он остался мудрым правителем, гениальным стратегом и великим законотворцем. Монгольские воины сыновья и внуки Чингисхана, продолжившие после его смерти завоевание Поднебесной, столетиями жили его наукой покорять. А его сборник законов «Ясы» долгое время оставался правовой основой кочевых народов Азии, конкурируя с нормами буддизма и Кораном.
Ни до, ни после Чингисхана у монголов не было столь могущественного и столь деспотичного правителя, способного направлять энергию неутомимых в бою и грабеже соплеменников на покорение более сильных и богатых народов и государств.
К 72 годам он покорил практически всю Азию, но так и не успел достичь главной цели: дойти до западного моря «страны заката» и покорить «трусливую Европу».
Чингисхан погиб в походе, по одной из версий от отравленной стрелы, по другой от удара при падении с коня. Место, где был погребен Хан Ханов, так и осталось тайной. Согласно легенде последними словами Великого воина были: «Высшее наслаждение состоит в победе: победить своих врагов, преследовать их, лишить их имущества, заставить любящих их рыдать, скакать на их конях, обнимать их дочерей и жен».
Великая Монгольская империя началась с завоевания Китая.
В начале XIII века Китай делился на два государства: северное Цзинь («Золотое царство») и Южное Сун.
С державой Цзинь у монгольских ханов были давние счеты: цзиньский император всячески натравливал на монголов завистливых и жадных соседей-кочевников, к тому же цзыньцы взяли в плен одного из монгольских ханов Амбагая и предали его мучительной казни. Монголы затаили жажду мести… Противник был силен. Китайская армия намного превосходила по численности армию монголов, их солдаты были прекрасно обучены, а города хорошо укреплены.
Кроме устаревших боевых колесниц запряжкой в 20 лошадей армия Цзинь обладала серьезными по тем временам военными орудиями: камнеметами, большими самострелами, для натяжения тетивы каждого из которых требовалась сила десяти человек, а также катапультами, каждая из которых приводилась в действие с помощью 200 человек.
Точное время появления порохового оружия неизвестно. Китайцы использовали взрывчатку еще в IX веке. Возможно, первым в мире пороховым оружием был китайский бамбуковый мушкет, появившийся в 1132 году. Известно, что в войнах с монголами китайцы разработали первые боевые ракеты… Цзиньцы использовали порох как для устройства фугасов, воспламенявшихся посредством привода, так и для зарядки чугунных гранат, бросавшихся в неприятеля с помощью специальных катапульт.
Чингисхан понимал, что к большой войне нужно тщательно и всесторонне готовиться. Дабы усыпить бдительность врага, монголы установили с империей Цзинь «торговые связи». Излишне говорить, что большинство монгольских «торговцев» попросту были шпионами.
В глазах монголов Чингисхан старался придать будущему походу на «Золотое Царство» особый характер. «Вечно Синее Небо» поведет войска мстить за причиненные монголам обиды», сказал он.
Весной 1211 года монгольская армия выступила в поход. До Великой Китайской стены ей предстояло пройти путь длиною около 800 километров. Значительная часть этого пути пролегала через восточную территорию пустыни Гоби, где в те времена еще можно было найти и воду, и корм для коней. В качестве продовольствия вслед за армией гнали многочисленные стада скота.
Чингисхана сопровождали в походе четверо сыновей: Джучи, Чагатай, Угэдэй и Тулуй. Трое старших занимали в армии командные посты, а младший состоял при отце, который непосредственно начальствовал над центром армии, состоявшей из 100 000 лучших монгольских воинов.
Монгольским полководцам приходилось действовать в неприятельской стране, против превосходящих сил, которые к тому же могли быстро восполнять потери.
Но огромным плюсом монголов стала их отличная, достигнутая благодаря разведке осведомленность как о неприятельской армии, так и о стране. Причем разведка не прерывалась и во время военных действий. Главная ее цель заключалась в том, чтобы выявить наиболее удобный участок для захвата Великой Китайской стены.
Чингисхан успешно атаковал наружную стену на слабозащищенном участке, километров на 200 западнее кратчайшего пути. Но наибольшее сопротивление монголы встретили, уже пройдя наружную стену.
В первом же крупном сражении после перехода стены талантливый монгольский полководец Джэбэ нанес цзиньцам тяжелое поражение, зайдя им в тыл. Именно тогда выяснилось, что монголы знакомы с местностью едва ли не лучше противника. Тем временем старшие царевичи, получившие от отца задачу овладеть городами на севере провинции Шаньси в излучине Желтой реки, выполнили ее с успехом.
Таким образом, в течение буквально нескольких месяцев, сломив сопротивление вражеской армии и захватив обширные территории с десятком укрепленных городов, монголы подступили к «Средней столице» государства Цзинь Яньцзин. Она располагалась недалеко от нынешнего Пекина и была крупнейшим из городов Азии. Ее население немногим уступало по численности населению нынешней китайской столицы, а огромные башни и высокие стены могли поспорить своей мощью с любым из городов мира.
Паника, посеянная монгольскими войсками в пригородах столицы, крайне встревожила императора. Все мужчины, способные носить оружие, были в принудительном порядке взяты на военную службу, и ни одному человеку под страхом смерти не разрешалось покидать город…
Чингисхан понимал, что одолеть эту твердыню, пользуясь примитивными осадными орудиями, ему вряд ли удастся. А потому, не рискнув штурмовать город, осенью 1211 года он отвел армию обратно за Великую стену. Затем, обеспечив наиболее выгодные условия для службы, а иногда прибегая к силе, Чингисхан создал собственный инженерный корпус, причем не менее эффективный, чем в армиях Александра Македонского или Юлия Цезаря.
В 1212 году Яньцзин да еще десяток наиболее крепких городов еще продолжали держаться. Менее укрепленные крепости монголы брали либо открытой силой, либо прибегая к хитрости. Иногда, например, они притворно бежали из-под стен, оставляя обоз с имуществом. Если хитрость удавалась, китайский гарнизон решался на вылазку и подвергался внезапному нападению…
В одном из боев под стенами Яньцзин Чингисхан был тяжело ранен в ногу стрелой. Его армия была вынуждена снять блокаду столицы и снова отойти за Великую стену.
В 1214 году монголы опять вторглись в цзиньские пределы. Но на этот раз они действовали по новой схеме. Подходя к укрепленным городам, они гнали перед собой местных крестьян в качестве живого щита. Обескураженные китайцы не решались стрелять по своим, и в результате сдавали город. Чингисхан повелел разрушить многие захваченные северокитайские города, чтобы «монгольские лошади никогда не могли споткнуться на том месте, где стояли крепостные стены».
Но в этом же 1214 году монгольской армии пришлось столкнуться с новым и гораздо более страшным врагом моровой язвой, начавшей нещадно косить ее ряды. Но китайцы не отважились атаковать даже столь обессиленную армию. Более того, император предложил Чингисхану большой выкуп и принцессу императорского дома в жены. Тот согласился, и монгольское войско, изрядно отягощенное несметными богатствами, потянулась обратно в родные края.
Чингисхан вернулся в столицу Каракорум, оставив в покоренных областях полководца Мухали своим наместником, дав ему титул «Го-ван», что по-китайски значит «старший», «почтенный», «государь округа»», и поручив закончить покорение «Золотого Царства» силами оставленного под началом Мухали небольшого отряда…
Прошло очень немного времени, и в 1215 году Чингисхан тремя армиями снова двинулся на царство Цзинь. Полностью разгромив сухопутные силы врага, он осадил, захватил и разграбил Яньцзин. Тогда император Цзинь был вынужден признать владычество монгольского завоевателя…
Следующие полвека монголы продолжали войны в Китае. В конце концов им удалось покорить не только северную империю Цзинь, но и южную Сун. В 1263 году официальная столица обширного монгольского государства была перенесена из Каракорума в Пекин.
К 1279 году завоевание Китая было завершено, и он стал частью огромной Монгольской империи.
Хубилай-хан — первый монгольский правитель Китая — основал там правящую династию Юань. Даже в ее названии монголы не приминули подчеркнуть вселенский характер своей власти: «юань» по-китайски означает «исток мироздания».
Монголы, насаждавшие в Китае свои порядки, презирали и образ жизни китайцев, и их ученость. Они даже отменили традиционные экзамены для поступления на государственную службу, на которую теперь принимались практически только монголы. Китайцам запрещалось передвигаться по ночам, устраивать собрания, изучать иностранные языки и военное дело.
Но именно в Китае монголы впитали в себя многие достижения богатой и высокоразвитой цивилизации, которые позднее применяли, покоряя другие народы.
Монголы одержали лишь временную победу. За время своего господства им так и не удалось уничтожить китайское государство, хотя промонгольская династия Юань правила в Китае чуть более 150 лет. Китайцы не только сумели освободиться от монгольского гнета, но и разрушили столицу захватчиков. Могущество новой, истинно китайской династии Мин как на суше, так и на море стало неоспоримым. Даже далекий Цейлон начал платить дань Китаю. Монголы так никогда больше и не смогли вернуть себе былого влияния на Востоке…

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *