ЧТО ЕЛ РУССКИЙ КРЕСТЬЯНИН

ЧТО ЕЛ РУССКИЙ КРЕСТЬЯНИН Традиционно крестьянская пища отличалась простотой и грубостью (была сурова, как говорили в XVIII веке). Однако под простотой и грубостью надо иметь в виду лишь степень

Традиционно крестьянская пища отличалась простотой и грубостью (была сурова, как говорили в XVIII веке). Однако под простотой и грубостью надо иметь в виду лишь степень реализации экономических возможностей русского крестьянского хозяйства. Поэтому главный момент, определяющий структуру и качество пищи, можно свести к следующему: максимум пользы в минимум затраченного времени.
Рожь отличалась неповторимыми экономическими достоинствами как наиболее выгодная в хозяйстве зерновая культура. Ее отличала наиболее надежная урожайность, что для крестьянина Европейской России с ее резкими климатическими колебаниями мокроты и сухоты было важнейшим качеством. Отличала рожь и рациональность затрат труда по ее возделыванию. Отсюда ясно, что главный хлеб русских крестьян был ржаной черный хлеб.
Хлеб в русской печи пекли отнюдь не каждый день, а лишь раз в неделю, ибо у крестьянки не было иной возможности . К тому же считалось, что свежевыпеченный хлеб тяжел и вреден для желудка.
В реальной жизни нередко бывали случаи, когда капризы природы в лице непогодных, ненастных дней в период жатвы приводили к тому, что зерно прорастало, портилось либо, наоборот, не дозревало. А жатва — есть жатва! Зерно надо убирать! Мука в итоге из него получалась клейкая и солоделая, а тесто расплывается, плохо всходит. Поэтому хлеб не выпекается и по сути просто вреден для здоровья.
Необходимо добавить, что хлеб из проросшей или зеленоватой ржи — не единственный хлеб, вредный для здоровья. Нередко зерно ржи невозможно одним веянием отделить от спорыньи. Мука со спорыньей бывает синеватая, темная, дурно пахнет. Тесто из нее также расплывается, а хлеб разваливается. Но на Руси, видимо, из-за острой нехватки времени, спорынью оставляли в муке, то есть ее из ржаных зерен не выкидывают, мелют вместе.
В голодные годы в крестьянстве широко употреблялись разного рода фальсификации хлеба в виде самых различных, а порою даже страшных, на наш взгляд, добавок к ржаной муке.
Среди наиболее доброкачественных, так сказать, безобидных для здоровья добавок была трава-сорняк лебеда или ее пищевые разновидности. В жестокие голодные годы в ряде районов России не бывало и лебеды. Например, в Архангельской губернии, когда не хватало муки, толкли
сосновую кору, так называемый березовый дуб, траву вахку.
Так же как и в Архангельской губернии, здесь во многих погостах Повенецкой округи пекут весною лепешки ис корня травы, называемой вехки, которую мешают с хлебной мукою. Трава сия родится на берегах больших ручьев и вырастает в вышину до трех четвертей аршина (ок. 54 см). Листье имеет похожее на березовые. По наступлении весны поселяне вырывают ее корень, сушат оной и толкут в муку. Вкус сих лепешек, хотя и горек, но жители, приобыкнув по нужде к употреблению их в пищи, ядят без отвращения и большого вреда.
Описывающий этот горестный обычай автор топографического описания доказывает сравнительную безвредность этого хлебного заменителя тем, что, несмотря на продолжающийся семь лет подряд неурожай хлеба, жители 30-ти деревень не испытали увеличения смертности. Однако последствия принятия такой пищи, употребляемой в России более или менее регулярно, однозначны: крестьяне бывают малосильны и к работе неспособны.
В конце века начинается активная пропаганда нового весьма добротного заменителя хлеба в голодные годы — картофеля. Его рекомендовали класть вареными и очищенными яблоками прямо в замес теста, чтобы оно (тесто) стало очень густым. Далее, как обычно, тесто месят и пекут хлебы. Такой хлеб, как знали уже в XVIII веке, белее обычного ржаного, не скоро черствеет, столь же сытен, к тому же может дать экономию до половины объема ржаной муки. Но знакомство русского крестьянства с картофелем растянулось на многие и многие десятилетия.
Наряду с хлебом в крестьянском питании очень популярны были быстро изготовляемые блины и оладьи из овсяной, яшной, а в южных районах и из гречневой муки.
Самой основной едой, кроме хлеба, были у крестьянина щи из рубленой кислой капусты — то есть кислая капуста, вареная в воде с добавлением растительного масла (чаще всего так называемого конопляного сока) в постные дни и сметаны — в скоромные дни. Для этого капусту квасили: заготовляя на зиму, ее рубили и клали в кадку, пересыпая слой за слоем ржаною мукой и солью.
Щи (или шти) входили в круг всегдашней грубой ествы. Щи да щи, капуста кислая да соломата — вот и вся еда крестьянина. Главная и всеобщая крестьянская пища, — читаем мы в описании Краснохолмского уезда Тверской губернии, — состоит во щах, которые варят в скоромные дни с салом, забеливая сметаною, а в постные дни с овсяными крупами, заливая соком (то есть конопляным маслом). В постные дни в щи добавляли грибы, соленую рыбу, иногда снетки, сушеную плотву.
В старом черноземном центре, как и во многих иных регионах, мясо было редким блюдом. В Деревенском зеркале, этой своеобразной энциклопедии крестьянской жизни, А.Т. Болотов пишет, что даже в очень богатой крестьянской семье пища была хотя и сытная, но очень простая. Мясо на столе кроме праздников и пирования у него (то есть богатого мужика) не бывало. Щи с салом, забеленные сметаной, да каша с маслом — вот и все. В этой книге А.Т. Болотов описывает своего рода бунт детей крестьянского богача Матвея: Скотом и другим прочим бог нас одарил, а мясо едим редко! На предложение детей съедать хотя бы по барану в неделю отец сделал расчет, что только на год нужно 34 барана! А где их взять Вывод был однозначный: однако ж мы едим и без мяса хорошо. Правда, на Севере, в частности в Олонецком крае, богатые крестьяне нередко ели жареную дичину и яичницу. Хотя кур здесь недоставало, но была практика специального устройства колод с дуплами для птиц. В итоге крестьяне брали из них и яйца, и молодых уток.
Мясная еда в будни чаще всего для основной массы крестьян являлась едой сезонной. В Черноземье «осенью или зимою, убив скотину, едят мясо сплошь, пока ево не станет; после того хлебают пустыя щи». В пищу мясо шло обычно спустя 2 дня после битья скотины (говядина и свинина) и ее хранения на льду (баранина и телятина — спустя одни лишь сутки). Зимою
убойное мясо лежало не менее пяти суток (а баранина и телятина — не менее 3-х суток). В летнее время мясо клали, чтоб не испортилось до готовки, в воду, или в уксус, или в пиво, или в кислое молоко. Телятину или молодую свинину, баранину и т. д. варить клали сразу в кипяток.
Помимо капусты в XVIII веке засаливали в кадках также редьку, свеклу и хрен; так же как капусту, их шинковали (шитковали), клали довольно соли, посыпали сеяною ржаной мукой и квасили в течение 7 дней в теплой избе. Свеклу не только солили, но и на самом деле квасили, т. е. заливали квасом.
В постные дни в пище крестьян огромную роль играли овощи (огородные овощи употребляют сырые, пареные и вареные). На первом месте здесь была пареная репа, популярность которой была огромна: и вкусна, и спеет за два месяца. На Севере это важнейший продукт, ибо большая часть пищи состояла в рыбе, репе и грибах. Крестьяне засевали репой огромные площади земли в полях, при усадьбах и на новинах. Часто и много ели редьку, нарезанную кружками с конопляным маслом и луком.
В праздничные дни крестьян-тружеников на столах ждали иные ествы. Это, во-первых, мясные щи или похлебки (например, варить баранину с луком, морковью или репой; и после подправить подпалкой). Это — жареное мясо, студень, птица (разумеется, у состоятельных крестьян). Это, наконец, яичницы простые, с ветчиной и так называемые драчены (вот один из рецептов: Разбить в чашку несколько яиц и, сбивши их, прибавить туда молоко и масло и опять сбивать, подбавляя понемногу пшеничной или крупичатой (ржаной) муки до тех пор, покамест зделается наподобие блинного теста. После чего, немного осоля, поставить в печь в вольной дух). В праздники крестьянки каши варили на молоке, готовили также сырники и т. д.
Праздничные яствы были довольно редким явлением крестьянской жизни, и в будние дни они были лишь желанной мечтой.
Помимо личных, семейных празднеств, крестьяне отмечали большие церковные праздники и храмовые праздники своего погоста. Большие церковные праздники отмечают визитом в церковь к обедне, после чего следует домашний праздничный обед. Так характеризует наблюдатель обычный праздник крестьян Тверской губернии: Работающий до пота крестьянин и семья его задолго наперед радуется таким праздникам и ожидает с нетерпеливостью лучших еств, соделывающих им отменное удовольствие. В этих-то условиях резко контрастирующей будничной и праздничной еды и сложился у русских крестьян довольно печальный обычай переедать на праздники.
Недостаток в мясной пище делает крестьян до нее алчными, так что они на пирушках, на приклад, на свадьбах и на крестинах обжираются, а чрез то получают болезни…. Все наши мужички и женки едят охочо, да после сильно и хворают… протянувшись пластом, а иногда, скорчася в дугу, лежат на скамье денька по два, а иногда от могучей боли в животе на брюхе ужом вертяться. Таковы иногда случающиеся печальные следствия этого контраста, в основе которого лежат недостаточная продуктивность сельского хозяйства, сверхтяжкий труд и крепостной гнет.
Итак, краткий обзор материалов по крестьянской пище лишь подтверждает главную мысль о том, что в условиях суровой природы с коротким земледельческим сезоном работ весь быт, весь уклад жизни великорусского населения Европейской России носил четко выраженный мобилизационно-кризисный характер. Такой быт заставлял выбирать и крайне рациональный тип питания. Прежде всего это обилие хлебопекарных изделий, заготовляемых сразу на большой срок, преобладание в пище не скоропортящихся продуктов поварского мастерства (щи, каша, квас), обилие солений (солонина мясная, коренные сорта рыбы, то есть крутого соления, сушеная, вяленая рыба и т. п.), наконец, большая роль даров природы (лесные ягоды, грибы и т. п.). Существенную роль играли и огородные заготовки и заготовки диких поваренных трав (серая листовая капуста, репа, редька, ботвиньи свежие и квашеные, щавель, сныть и т. д.). В целом рацион пищи был весьма однообразен, хотя в итоге способствовал поддержанию сил и здоровья населения.
Конечно, сравнительно небольшой слой зажиточного крестьянства имел более разнообразную пищу, но и она всегда была далека от изысканности.
Из книги Милова Л.В. «Великорусский пахарь».

ЧТО ЕЛ РУССКИЙ КРЕСТЬЯНИН Традиционно крестьянская пища отличалась простотой и грубостью (была сурова, как говорили в XVIII веке). Однако под простотой и грубостью надо иметь в виду лишь степень

ЧТО ЕЛ РУССКИЙ КРЕСТЬЯНИН Традиционно крестьянская пища отличалась простотой и грубостью (была сурова, как говорили в XVIII веке). Однако под простотой и грубостью надо иметь в виду лишь степень

ЧТО ЕЛ РУССКИЙ КРЕСТЬЯНИН Традиционно крестьянская пища отличалась простотой и грубостью (была сурова, как говорили в XVIII веке). Однако под простотой и грубостью надо иметь в виду лишь степень

ЧТО ЕЛ РУССКИЙ КРЕСТЬЯНИН Традиционно крестьянская пища отличалась простотой и грубостью (была сурова, как говорили в XVIII веке). Однако под простотой и грубостью надо иметь в виду лишь степень

ЧТО ЕЛ РУССКИЙ КРЕСТЬЯНИН Традиционно крестьянская пища отличалась простотой и грубостью (была сурова, как говорили в XVIII веке). Однако под простотой и грубостью надо иметь в виду лишь степень

ЧТО ЕЛ РУССКИЙ КРЕСТЬЯНИН Традиционно крестьянская пища отличалась простотой и грубостью (была сурова, как говорили в XVIII веке). Однако под простотой и грубостью надо иметь в виду лишь степень

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *