КОРОЛЬКОВ СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ «ДОНСКОЙ РОДЕН» ИЛИ ПРОСТОЙ ПРЕДАТЕЛЬ

КОРОЛЬКОВ СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ «ДОНСКОЙ РОДЕН» ИЛИ ПРОСТОЙ ПРЕДАТЕЛЬ После десятилетий забвения возвращение наследия художника на родину началось после 1991 г. В 1995 году Воениздат выпускает

После десятилетий забвения возвращение наследия художника на родину началось после 1991 г. В 1995 году Воениздат выпускает шолоховский «Тихий Дон» с иллюстрациями Королькова. А в ноябре 2005 года 28 работ художника поступили в фонд Шолоховского музея-заповедника станицы Вешенской. Два года назад на фасаде здания театра имени Горького открыта мемориальная доска в его честь. Это преамбула. А вы судите сами, заслужил ли художник почестей на родной земле
Сергей Корольков родился в 1905 году на Тихом Дону, в хуторе Павлов, станицы Константиновской. Отец Сергея, Григорий Корольков, действительно происходил из семьи известных донских конезводчиков, но конными заводами не владел, а работал по найму.
По одним данным, отец умер от рака, когда Сергею было шесть лет, по другим — погиб в гражданскую войну. К тринадцати годам подросток остается с матерью: к тому времени умер и старший брат. Сергей едва оправился от тифа. От бедствий гражданской войны Сергей с матерью уходят в глушь устья Дона, на хутор Шмат. Подросток устроился в рыбацкую артель. В свободное время делал зарисовки с натуры, лепил фигуры из глины, изображал сцены казачьей истории.
В 1926 году на этюды в окрестности станицы Елизаветинской из Ростова приехала группа художников Первой советской художественной школы Донпрофобра (с 1959 года Ростовское художественное училище имени М.Б. Грекова). Школа эта выросла из художественных классов, открытых в феврале 1896 года выпускником Строгановского училища А. С. Чинёновым — председателем художественного комитета Ростовского-на-Дону артистического общества, и его женой скульптором, живописцем.
Уровень преподавания был высок: художественные классы вели выпускники Академии художеств, Московского училища живописи из мастерской В. Серова. Методы преподавания Чинёнова и его учебные пособия отмечались Российской академией художеств, а в 1900 году на Всемирной выставке в Париже были удостоены почетного диплома и именной бронзовой медали. Образцы моделей учебных пособий приобрело французское Министерство просвещения. В 1914 году Чинёнов получил разрешение Российской академии художеств на открытие в Ростове-на-Дону частной художественной школы класса рисования и лепки. С 1911 по 1918 годы в Ростове проходили «Весенние выставки», где выставляли работы мастеров из Москвы, Петербурга, привозили картины зарубежные художники. В 1920 году школа получила название первой советской. Заведующим был назначен всё тот же Андрей Семёнович Чинёнов.
Внимание ростовских художников, выехавших на пленер, привлекла фигура рыбака в натуральную величину, мастерски вылепленная из глины. Она возвышалась на берегу Дона. Отыскали автора — крепко сбитого парня двадцати одного года. Парнище интереса к заезжим художникам не проявил, но рисунки показал. Живописцы ахнули, увидев портреты станичников, скачущих лошадей, батальные композиции, изображавшие донских казаков в битвах прошлых столетий. Самоучку пригласили в Ростов, в школу Чинёнова. В город Корольков попал в заморозки. В одном из источников сообщается, что казак проделал долгий путь пешком.
В школу ученик пришел в огромном тулупе, в рыбацких сапогах, подпоясанный кушаком из обрезка сети. Для Королькова устроили проверку. Он должен был сделать рисунок наглядного пособия — человеческой фигуры, у которой видны все мышцы. Рисунок его оказался абсолютно точным. В очерке «Его иллюстрации Шолохов считал лучшими» излагается иная версия: «»Что вы хотите рисовать» — спросили его члены приемной комиссии. «А вот этого мужика», — сказал он, ткнув пальцем в скульптуру Гудона. «Ну садитесь, смотрите, рисуйте», — сказали ему. «Что мне его смотреть, я уже его всего высмотрел», — ответил он и пошел в соседнюю комнату. Через некоторое время вернулся с вполне точным рисунком». Имеется в виду «Вольтер в кресле» — самая популярная работа французского мастера XVIII века Жана Антуана Гудона.
Сведений о периоде учёбы в Ростове практически не осталось. Корольков мог рисовать целыми днями, не уставая. А через год, в 1927-м, в Ростове с успехом прошла его выставка.
После окончания школы Корольков поступает в Ленинградскую академию художеств на факультет скульптуры. Педагог М. Г. Манизер вскоре взмолился: «Мне вас нечему учить…». И. И. Бродский, ученик Ильи Репина и один из корифеев изобразительного искусства соцреализма, заявил: — У вас свой сложившийся стиль. Учить вас нечему.
Молодой художник и скульптор учёбу продолжил у выпускника школы Ашби в Мюнхене Э. В. Аусберга и художника-баталиста М. Б. Грекова. Корольков помогал Грекову в создании диорамы «Взятие Ростова Красной Армией», которая в 1932 году была выставлена для обозрения. В скульптуре его наставник — осетин С. Тавасиев, прославившийся мужеством в Гражданскую войну, затем ставший известным ваятелем.
Заказов у молодого скульптора было достаточно. Корольков создавал скульптуры «передовиков социализма»: шахтеров-стахановцев, рабочих-многостаночников, лучших доярок. Ему предложили вылепить бюст Сталина. Отказался: до таких шедевров не дорос
Корольков не скрывал своего отношения к Советской власти. В юности он был свидетелем расказачивания, затем — раскулачивания крестьян… Это привело его в стан идейных врагов социализма. Скульптор мог спеть на городской площади «Боже, царя храни». Королькова вызывали в «контору ОГПУ». За художника якобы заступился Михаил Шолохов: иллюстрации Королькова к «Тихому Дону», сделанные в 30-е годы, он считал до конца жизни самыми лучшими. Возможно, заступничество Шолохова — сказка. Первое издание «Тихого Дона» с корольковскими иллюстрациями вышло в 1935 — 1937 годах, а с чекистами Сергей Григорьевич знакомство свёл значительно раньше.
Впрочем, не стоит преувеличивать «диссидентства» Королькова. В 1935 году он выступает в ростовской газете «Молот» со статьёй «Украсим город»: «Сейчас идет социалистическое переустройство Ростова. Следует подумать и о скульптурном украшении его до сих пор не увековечена героическая борьба партии и рабочего класса за советскую власть, память стачки 1902 г, революции 1905 года. Следует увековечить имена героев гражданской войны, создав о них скульптурные произведения.» Властям Корольков был необходим как скульптор, без которого мог сорваться грандиозный проект советского конструктивизма — театр-трактор. Ваятель был одним из талантливых монументалистов Советской России, наряду со своим сокурсником по художественной школе — Евгением Вучетичем.
Театр мыслился как восьмое чудо света, призванное продемонстрировать преимущества страны победившего пролетариата. Здание поражает воображение: сделанное в форме гигантского трактора, оно считается шедевром мирового конструктивизма. Театр немыслим без горельефов скульптора — «Железный поток» и «Гибель Вандеи». Выбор последней темы подозрителен. Мятежный французский департамент с конца 18 века является символом контрреволюции, а в России Вандея ассоциировалась с мятежным Доном 1918 — 1920 годов (в большевистской печати его называли «казачьей Вандеей»). Горельефы, однако, понравились властям. Приемная комиссия, якобы, предъявила к «Железному потоку» ряд претензий. Почему знаменосец оказался позади атакующих, почему знамя без древка, почему у пролетариев нет винтовок Корольков взял лопату и саданул несколько раз по горельефу, отбив две крайние фигуры…
Из других довоенных монументальных работ Сергея Григорьевича следует отметить горельефы на фасаде гостиницы «Ростов» и фонтан «Богатырь» близ гостиницы (вместе с Вучетичем), а также барельефы для советского павильона на Всемирной выставке во Флашинч Мэдоу под Нью-Йорком (1939). К созданию павильона были привлечены известные художники и ваятели Страны Советов, это считалось очень престижным. На монтаж работ в Америку Королькова не допустили.
Одной из выдающихся работ Сергея Королькова остается создание иллюстраций к шолоховскому «Тихому Дону». Михаил Александрович долго подыскивал художника. В беседе с Максимом Горьким он жаловался, что поиски безуспешны. Алексей Максимович заметил: тема романа тесно связана с колоритным казачьим бытом, и воспроизвести его может только талантливый художник-казак.
— Откуда же мне его взять — ответил Шолохов. — Дон художниками не богат
— Нашелся писатель, найдется и иллюстратор, — ответил Горький. Он посоветовал писателю связаться с Корольковым. Художник в 30-е годы становится известным иллюстратором: в 1934 году делает карандашом восемь листов к роману из казачьей жизни Д.И. Петрова-Бирюка «На Хопре», иллюстрирует «Железный поток» Серафимовича, «Как закалялась сталь» Николая Островского. В планах была «Цусима» Новикова-Прибоя.
Пронзительная, откровенная, казачья эпопея «Тихий Дон» ошеломила художника. Вскоре появились его 96 рисунков карандашом, среди которых — «Григорий и Аксинья», «Семья Мелеховых», «Мелехов спасает Степана Астахова», «Пленные большевики» и другие работы. Над иллюстрациями к роману художник работал около трёх лет. Шолохов был в восторге. Писателя поразило «невероятное, исчерпывающее знание художником донского коня, навыков и т.п., но, считая себя непревзойденным знатоком казачьего быта, он не успокоился, пока после изучения всех иллюстраций, не нашел одной маленькой неточности в сбруе коня». Писатель указал Корольку на неточность. На что художник резко заметил: — Михаил Александрович, я тебя учу писать Вот и ты не учи меня рисовать!
Шолоховская тема нашла продолжение в скульптурах. В 1941 году Московский фарфоровый завод предложил Королькову вылепить цикл скульптур на тему «Тихий Дон» М.А. Шолохова. Скульптор В.И. Михайлов так описывает скульптуру: «Григорий едет на коне по степи. Поводья им отпущены, конь неторопливо и устало переступает ногами, а его хозяин сидит в седле, ссутулившись и опустив голову на грудь. Вся поза Григория говорит о его глубоком и невеселом раздумье». Судьба работы неизвестна. Скорее всего, она погибла во время первой оккупации Ростова германскими войсками с 21 по 29 ноября 1941 года.
До войны изданий с корольковскими иллюстрациями вышло несколько: «Тихий Дон» Гослитиздата, 19351937, издание «Тихого Дона» в 4-х книгах, Ростов-на-Дону, 19391940 и первое полное однотомное издание романа в Москве в 1941 году.
Переломным этапом жизни художника стала немецкая оккупация Ростова. Вернее, две — в 1941 и 1942 годах. Когда фашистские войска второй раз захватили донскую столицу, Корольков не эвакуировался. Якобы он не успел этого сделать. Корольков во время оккупации согласился на сотрудничество с коллаборационистским казачьим движением. При Штабе обороны Дона, созданном при фашистах, в Ростове-на-Дону была сформирована Особая комиссия по казачьим делам под председательством историка-археолога проф. М. А. Миллера, преподававшего до войны в Ростовском университете. Помимо него, в комиссию вошёл В. В. Богачёв — геолог, профессор Ростовского университета. В 1918-1919 году он сотрудничал с Донским правительством, издал «Донскую хрестоматию» и «Географию Всевеликого Войска Донского» с приложением большой карты края, при Советской власти гонениям за это не подвергался, а также М. Б. Краснянский — горный инженер, археолог, журналист, краевед, один из создателей Ростовского краеведческого музея. Фамилии Королькова в перечне Особой комиссии нет, но, по источникам, художник вместе с учёными составил для немецких властей «Краткую записку о Донских казаках и их особенностях».
После Сталинградской битвы на Дон вернулись советские войска. Немцам пришлось в спешном порядке уносить ноги. Корольков уходит вместе с ними. К поре сотрудничества с немцами относится и ещё один эпизод, который бросает тень на донского художника. По некоторым сведениям, Корольков исполнил рисованный портрет Гитлера, затем с этого рисунка была сделана почтовая марка, которая вышла миллионным тиражом. По другим источникам, речь идёт о бюсте, создал его скульптор не в Ростове, а в Германии. Думается, это более вероятно. Что касается марки, речь идёт о почтовой марке, выпущенной 20 апреля 1944 года к 55-летию Адольфа Гитлера. Судя по «скульптурно» поднятому воротнику, портрет мог быть сделан с бюста.
После окончания войны Корольков снова избежал расплаты за сотрудничество с гитлеровцами. В западных оккупационных зонах были созданы репатриационные лагеря, где по национальному признаку собирались люди, которые во время войны были принудительно вывезены в Германию. В одном из таких лагерей для перемещённых лиц в австрийском городе Парш удалось скрыться семье художника. Там Корольков основал кружок изучения живописи. В нем собралось около десятка молодых художников.
В конце 1948 года, благодаря поручительству родственника Н. Е. Королькова, члена Донского Казачьего круга в изгнании, эмигрировавшего во время Гражданской вместе с войсками Врангеля, Корольковы с родившимся в 1945 году сыном Александром переезжают в Нью-Йорк. Квартиру снимают в том же доме, где жил дирижёр донского хора Сергей Жаров. Поначалу работают на фабрике по изготовлению материи: разрабатывают рисунки тканей сообразно моде и вкусу покупателей. Благодаря знакомствам в мире американской художественной богемы Корольков получает ряд крупных заказов. В журнале «Life» появляется серия иллюстраций к вымышленному рассказу о всеобщем восстании узников сибирских концлагерей. Художник рисовал откровенные агитки.
Одно из самых известных полотен американского периода картина Королькова «Выдача казаков в Лиенце» (Музей Кубанского Казачьего войска, штат Нью-Джерси). Она рассказывает о выдаче Великобританией Советскому Союзу в июне 1945 года казаков, сотрудничавших с Гитлером. Также Корольков выполнил надгробный памятник на могиле президента США Рузвельта по просьбе его вдовы Элеоноры, а затем создал памятник президенту Аврааму Линкольну. Впоследствии скульптор был избран председателем Ассоциации скульпторов США, принимал участие в реставрации Галереи знаменитых людей Великобритании. Известно и о другой скульптуре донского художника — памятнике Ермаку. «На скале, в царском панцире, опершись на саблю, сидит «объятый думой» покоритель Сибири — Донской казак Ермак Тимофеевич. Складки накинутого на плечи плаща, как будто колышутся в порыве северного ветра. И в этом труде не чувствуется инертности статического изображения. Ермак и в бронзе жив, он только объятый думой, он вот-вот встанет и протянутой рукой укажет рати своей направление к новым схваткам, подвигам и славе…».
Умер Сергей Григорьевич Корольков от разрыва сердца в 1967 году, в возрасте 62-х лет. Похоронен на казачьем участке Свято-Владимирского кладбища в штате Нью-Джерси. До последнего вздоха художник оставался непримиримым противником Советской власти. Хотя она ему протягивала руку примирения. Первую попытку сделала, будучи в Штатах, известный скульптор Вера Мухина — безрезультатно. Не появился он и на советской выставке в Нью-Йорке, заявив, что «не намерен денежным взносом за входной билет субсидировать советские заграничные авантюры». В конце 1959-го года в США приехал Никита Хрущев. С собой он захватил Михаила Шолохова, которому поручил уговорить Королькова возвратиться на Дон. От встречи с Шолоховым Корольков отказался.
«Донского Родена» на Родине помнили. Кинорежиссер Сергей Герасимов, снимавший фильм по шолоховскому роману, в иллюстрациях Сергея Королькова нашел материал о жизни, быте, войсковом укладе донского казачества. Писатель Виталий Закруткин хранил работу Королькова «Донской рыбак, поймавший сома». На экземпляре первого выпуска романа «Тихий Дон» (1935), который хранится в ростовском Музее краеведения, Шолохов написал в январе 1969 года (имя Королькова было под запретом): «Тем охотнее распишусь на этой книге, т. к. она снабжена поистине уникальными в своей правдивости и знании донского быта иллюстрациями Королькова».

КОРОЛЬКОВ СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ «ДОНСКОЙ РОДЕН» ИЛИ ПРОСТОЙ ПРЕДАТЕЛЬ После десятилетий забвения возвращение наследия художника на родину началось после 1991 г. В 1995 году Воениздат выпускает

КОРОЛЬКОВ СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ «ДОНСКОЙ РОДЕН» ИЛИ ПРОСТОЙ ПРЕДАТЕЛЬ После десятилетий забвения возвращение наследия художника на родину началось после 1991 г. В 1995 году Воениздат выпускает

КОРОЛЬКОВ СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ «ДОНСКОЙ РОДЕН» ИЛИ ПРОСТОЙ ПРЕДАТЕЛЬ После десятилетий забвения возвращение наследия художника на родину началось после 1991 г. В 1995 году Воениздат выпускает

КОРОЛЬКОВ СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ «ДОНСКОЙ РОДЕН» ИЛИ ПРОСТОЙ ПРЕДАТЕЛЬ После десятилетий забвения возвращение наследия художника на родину началось после 1991 г. В 1995 году Воениздат выпускает

КОРОЛЬКОВ СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ «ДОНСКОЙ РОДЕН» ИЛИ ПРОСТОЙ ПРЕДАТЕЛЬ После десятилетий забвения возвращение наследия художника на родину началось после 1991 г. В 1995 году Воениздат выпускает

КОРОЛЬКОВ СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ «ДОНСКОЙ РОДЕН» ИЛИ ПРОСТОЙ ПРЕДАТЕЛЬ После десятилетий забвения возвращение наследия художника на родину началось после 1991 г. В 1995 году Воениздат выпускает

КОРОЛЬКОВ СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ «ДОНСКОЙ РОДЕН» ИЛИ ПРОСТОЙ ПРЕДАТЕЛЬ После десятилетий забвения возвращение наследия художника на родину началось после 1991 г. В 1995 году Воениздат выпускает

КОРОЛЬКОВ СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ «ДОНСКОЙ РОДЕН» ИЛИ ПРОСТОЙ ПРЕДАТЕЛЬ После десятилетий забвения возвращение наследия художника на родину началось после 1991 г. В 1995 году Воениздат выпускает

КОРОЛЬКОВ СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ «ДОНСКОЙ РОДЕН» ИЛИ ПРОСТОЙ ПРЕДАТЕЛЬ После десятилетий забвения возвращение наследия художника на родину началось после 1991 г. В 1995 году Воениздат выпускает

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *