МОНФОКОН — УЖАС СРЕДНЕВЕКОВОГО ПАРИЖА

МОНФОКОН - УЖАС СРЕДНЕВЕКОВОГО ПАРИЖА В Средние века, когда вешали много и со вкусом за малейшую провинность, требовалось нечто более прочное, вместительное и наглядное, чем сук дерева или балка

В Средние века, когда вешали много и со вкусом за малейшую провинность, требовалось нечто более прочное, вместительное и наглядное, чем сук дерева или балка с опорой. Так в пригородах Парижа появился Монфокон самая большая и жуткая виселица в истории человечества.
Полное название этого адского изобретения Gibet de Montfaucon. Виселица имела собственное имя, состоящее из слова, указывающего на расположение (mount гора) и на владельца земли (граф Faucon), великодушно предоставившего место для очень нужного королевству сооружения. Впрочем, многие переводят название как Соколиная гора, что не является ошибкой, так как faucon в переводе с французского это сокол.
Никто не знает точной даты, когда на северо-западе Парижа возникла жуткая колоннада. Известно лишь то, что возвели Монфокон в XIII столетии по указанию короля Филиппа IV Красивого, которого в народе за глаза называли Железным. Король был крут нравом и вешал недругов, провинившихся подчиненных, преступников и просто бродяг направо и налево.
Основным местом казни простолюдинов являлась в те времена Гревская площадь, расположенная у причалов речного порта Сены. Площадь не всегда справлялась с нагрузкой, а так как в Средние века предпочитали не снимать висельников сразу, то запах гниющих тел разносился по жилым и торговым кварталам. Монфокон был призван «разгрузить» Гревскую площадь и заодно избавить городские власти от необходимости избавляться от трупов, которые по закону того времени нельзя было ни отдавать родственникам, ни по-христиански хоронить.
Так появился «комбинат смерти» Gibet de Montfaucon, конструктором и куратором строительства которого был советник короля Ангерран де Мариньи. Кстати, сам месье де Мариньи, спустя несколько лет после завершения работ, стал «клиентом» этой огромной виселицы, что немало позабавило парижан.
Виселица представляла собой сооружение близкой к кубу формы, с высотой 12 м и сторонами по 14 м. На высоком каменном фундаменте расположились по трем сторонам в форме колоннады, 16 массивных столбов из плохо отесанного камня, которые были перекрыты в три яруса каменными балками. Таким образом Монфокон напоминал трехэтажное здание без перекрытий и оконных переплетов, вместо которых в проемах висели на цепях казненные. Сходство со зданием усиливала дверь в цоколе сооружения, за которой находилась лестничная клетка для обслуживания ярусов с висельниками. Вход и лестница занимали четвертую, не имеющую колонн сторону виселицы.
В основании Монфокона располагался так называемый оссуарий колодец, предназначенный для утилизации тел. Провисев положенное время на цепях тело снималось помощниками палача и сбрасывалось в оссуарий. Таким образом решалась проблема захоронения. Время от времени, когда колодец заполнялся останками, его чистили. Ключ от массивных дверей Монфокона был всего один и его хранителем являлся городской палач.
Одновременно Монфокон мог «обслужить» 50 человек, а при необходимости даже 90. Проблема свободного места решалась просто приговоренных к смерти вешали по два в ячейке. Иногда, во времена войн и восстаний, не хватало и этого, поэтому спустя несколько лет поблизости появились две обычные виселицы, дополняющие основной комплекс.
Если учесть, что Монфокон располагался на меловом холме, господствующим над округой и никогда не пустовал, его можно было считать не только орудием казни, но и отличным агитационным инструментом, предостерегающих парижан и приезжих от компромиссов с законом. Над виселицей постоянно кружили вороны и даже на привыкших к смерти жителей средневекового Парижа она производила сильнейшее впечатление.
Невероятно, но Gibet de Montfaucon служил королям Франции верой и правдой почти четыре столетия.
Именно на Мокфоконе закончил свою жизнь Жак де Бон, барон де Самблансе, успешный царедворец и предприимчивый делец.
История Жака де Бона — наглядный пример того, к каким последствиям порой приводит чрезмерная близость к власти и неправильно принятые решения. Сам Жак де Бон и его отец успешный туринский купец, производитель сукна, были одними из крупнейших кредиторов французского королевского двора. Ещё в 1473 году отец Жака де Бона ссудил королю Людовику XI тридцать тысяч ливров, чтобы тот мог выкупить у испанских королей город Перпиньян впрочем, эта геополитическая сделка в те годы так и не состоялась (Перпиньян перешёл под французскую корону лишь в 1659 году).
В благодарность король, неустанно ломавший голову над тем, как пополнить казну, привлек купца к конфискации имущества своего бывшего любимца Кардинала Балю, попавшегося на интригах против своего благодетеля (именно Людовик XI добился присвоения Балю кардинальского сана в «благодарность» тот вступил в отношения с противником монарха королём Бургундии, Карлом Смелым). Именно при этом короле Жак де Бон начал свою головокружительную карьеру финансиста..
Пережив Людовика XI, Жак де Бон служит королям Шарлю VIII и Людовику XII. С 1492-го он становится главным казначеем герцогини Анны Бретонской, супруги Людовика XII, самой влиятельной и богатой женщины Европы. Удачливый делец, он всё больше втягивает монархов в финансовую зависимость. В 1503 году он одалживает Людовику XII 23 тыс. ливров; а новый король Франциск I к 1525-му году должен Жаку уже 910 тыс. ливров. К этому моменту Жак исполняет при короле обязанности суперинтенданта финансов.
Причиной окончания великолепной карьеры де Бона послужила ссора с королевой-матерью, Луизой Савойской. В 1522 году Франция вступила в 6-ю итальянскую войну и, в результате разгрома армии в битве при Бикоке, потеряла город Милан. Королю доложили, что поражение было связано с тем, что часть его армии не получила жалование. На вопрос, куда делись 400 тыс. экю, предназначенные для оплаты армии, министр финансов ответил, что они, по требованию Луизы Саввойской, были переданы ей для покрытия долгов. Королева-мать не смогла простить этого Жаку де Бону и 11 марта 1524 года инициировала создание комиссии для проверки счетов министра.
В 1525 году Жак де Бон снова отказывается выделять финансирование на нужды армии, что вызывает крайнее неудовольствие короля и его ближнего окружения. Жак уходит в отставку и удаляется в свое имение Балан.
Чуть позже, пользуясь отсутствием Франциска I, королева-мать инициирует судебное разбирательство против де Бона. В конце 1526 года Самблансе заключают в Бастилию. 9 августа его приговаривают к казни через повешение на виселице Монфокон. Казнен 12 августа 1527 года в возрасте 62 лет, так и не дождавшись помилования…
Но на старинной гравюре с изображением казни королевского казначея уже хорошо видно, что от величественного Монфокона в XVI веке осталось совсем немного. Однако его все еще активно эксплуатировали. Последняя казнь на этой виселице, представляющей практически руины, состоялась в 1629 году. Старый добрый Монфокон поизносился так, что стал опасен не только для бунтарей, воров и еретиков, но и для самих палачей.
Несколько десятилетий, не самых спокойных в истории Франции, всем было не до жуткой конструкции на околице Парижа, а затем появилась гильотина, решающая вопрос за доли секунды и не требующая дорогостоящего обслуживания.
Монфокон, пришедший в полный упадок, вскоре оказался в черте городской застройки. Вероятнее всего, граждане Республики эпохи Просвещения тяготились видом из окон на покрытую мхом колоннаду с обрывками цепей, и в конце XVIII века виселицу окончательно разобрали.

МОНФОКОН - УЖАС СРЕДНЕВЕКОВОГО ПАРИЖА В Средние века, когда вешали много и со вкусом за малейшую провинность, требовалось нечто более прочное, вместительное и наглядное, чем сук дерева или балка

МОНФОКОН - УЖАС СРЕДНЕВЕКОВОГО ПАРИЖА В Средние века, когда вешали много и со вкусом за малейшую провинность, требовалось нечто более прочное, вместительное и наглядное, чем сук дерева или балка

МОНФОКОН - УЖАС СРЕДНЕВЕКОВОГО ПАРИЖА В Средние века, когда вешали много и со вкусом за малейшую провинность, требовалось нечто более прочное, вместительное и наглядное, чем сук дерева или балка

МОНФОКОН - УЖАС СРЕДНЕВЕКОВОГО ПАРИЖА В Средние века, когда вешали много и со вкусом за малейшую провинность, требовалось нечто более прочное, вместительное и наглядное, чем сук дерева или балка

МОНФОКОН - УЖАС СРЕДНЕВЕКОВОГО ПАРИЖА В Средние века, когда вешали много и со вкусом за малейшую провинность, требовалось нечто более прочное, вместительное и наглядное, чем сук дерева или балка

МОНФОКОН - УЖАС СРЕДНЕВЕКОВОГО ПАРИЖА В Средние века, когда вешали много и со вкусом за малейшую провинность, требовалось нечто более прочное, вместительное и наглядное, чем сук дерева или балка

МОНФОКОН - УЖАС СРЕДНЕВЕКОВОГО ПАРИЖА В Средние века, когда вешали много и со вкусом за малейшую провинность, требовалось нечто более прочное, вместительное и наглядное, чем сук дерева или балка

МОНФОКОН - УЖАС СРЕДНЕВЕКОВОГО ПАРИЖА В Средние века, когда вешали много и со вкусом за малейшую провинность, требовалось нечто более прочное, вместительное и наглядное, чем сук дерева или балка

МОНФОКОН - УЖАС СРЕДНЕВЕКОВОГО ПАРИЖА В Средние века, когда вешали много и со вкусом за малейшую провинность, требовалось нечто более прочное, вместительное и наглядное, чем сук дерева или балка

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *