ПЕРВАЯ ГОНКА ЯХСМЕНОВ ОДИНОЧЕК ЧЕРЕЗ АТЛАНТИКУ.

ПЕРВАЯ ГОНКА ЯХСМЕНОВ ОДИНОЧЕК ЧЕРЕЗ АТЛАНТИКУ. Часть 2. УИЛЬЯМ ЭНДРЮС И ДЖОШИА ЛОУЛОР Пришла пора устроить гонку Вызов Эндрюса принял его соотечественник Джошиа Лоулор, опытный моряк с солидным

Часть 2. УИЛЬЯМ ЭНДРЮС И ДЖОШИА ЛОУЛОР
Пришла пора устроить гонку
Вызов Эндрюса принял его соотечественник Джошиа Лоулор, опытный моряк с солидным «багажом»: в 1889 году он пересек Атлантику за 48 дней на 40-футовой яхте «Непотопляемая», с экипажем из двух человек. К тому же отцом Лоулора был знаменитый корабел, построивший не одну сотню самых разных судов. Разумеется, «гоночную лодку» для сына тоже построил он. Это была дори длиной 15 футов со шпринтовым гротом, с бушпритом и кливером; остойчивость обеспечивал свинцовый балласт.
Лодка Эндрюса была больше 19 футов, имела гафельное вооружение и тяжелый металлический шверт.
17 июня 1891 года в бостонском порту было многолюдно. На следующий день в газетах написали, что проводить отважных путешественников собралось 28 тысяч человек, но это было, конечно, преувеличение. Но толпа была густая, что верно, то верно.
В 18 часов 20 минут был дан сигнал и отданы швартовы. «Морской змей» Лоулора и «Сирена» Эндрюса взяли курс на восток.
Одна из газет — та самая, что насчитала в порту почти 30 тысяч провожающих, с удовлетворением поместила над отчетом о старте гонки такой заголовок: «Смотри-ка, не струсили». А вот с утверждением, что лодки будут идти бок о бок, газетчики поспешили. Вскоре пути дори разошлись. Эндрюс выбрал южный маршрут, он направлялся к Азорским островам, чтобы затем пойти к Испании. Лоулор предпочел более трудный, но и куда более быстрый путь к Британским островам в бурных умеренных широтах.
Этого следовало ожидать понежиться под солнышком Джошиа Лоулору не довелось. Он отчаянно мерз, и потому носил три куртки, а на ногах тяжелые сапоги. В таком облачении 18 июля он и получил гиком по голове. На какие-то секунды он потерял сознание, а пришел в себя уже за бортом, в объятиях ледяной воды. Какая удача он был опоясан спасательным концом! Отдышавшись, Лоулор ухватился за планширь, подтянулся и перевалился в кокпит. Потом он долго лежал, приходя в себя и гадая, как ему удалось это сделать.
Шторм утих, «Морской змей» уверенно резал мелкую волну. Ночь на 24 июля тоже не предвещала ничего плохого. Но как бы не так! Спавшего Лоулора разбудили странные звуки, словно кто-то водил по дереву рашпилем. Он вгляделся в воду и понял, что это трехметровая акула трется боком о борт дори. Вообще за время плавания акулы часто подплывали к лодке, он даже иногда разговаривал с ними, но чтобы морская хищница вот так выражала свою симпатию к его лодке Да и симпатию ли
Через минуту-другую подтвердились худшие опасения: акула чуть повернулась и принялась грызть доски обшивки. У Лоулора был гарпун, он схватил его, занес и опустил. А что, если акула вырвет его Остаться без гарпуна Нет, надо ножом. Где нож Как назло, нож куда-то делся. Лоулор шарил вокруг и не мог его найти. И тут ему под руку попалась картонная коробка. Это был патентованный сигнал бедствия, состоявший из взрывчатого вещества и какого-то порошка, который, как обещали производители, не боится воды и будет гореть «ярче яркого». Челюсти акулы между тем почти сокрушили доски, действовать следовало немедля. Лоулор схватил кусок вяленого мяса, привязал его к коробке, зажег фитиль и бросил «бомбу» в воду. Акула тут же метнулась к ней, разинула пасть и проглотила легкую добычу. Не прошло и пяти секунд, как раздался взрыв! Совсем несильный, но он развернул акулу растерзанным брюхом кверху. Потом она медленно погрузилась в воду
Мяса жалко, пробормотал взмокший от всего происшедшего моряк.
С продуктами у него и до того было, что называется, впритык. Пришлось сократить суточный рацион до минимума. Но земля была уже близко, и 5 августа 1891 года Лоулор вошел в порт Коверака, есть такое местечко неподалеку от мыса Лизард в южной Англии.
Его встретили, накормили, сопроводили в гостиницу, где моряк рухнул на кровать и проспал почти сутки. Проснувшись, он первым делом спросил:
Что Эндрюс
Сведений о том не имелось, что означало соперник Лоулора еще не финишировал. Исходя из этого победителем первой трансатлантической гонки был признан Джошиа Лоулор!
А действительно, где же Эндрюс
Лишь поначалу ему сопутствовала отличная погода, а потом штили, штили, штили. Эндрюс рассчитывал дойти до Испании за 50 дней, но скоро понял, что это утопия. Но старался бодриться Корабли спешили на помощь «потерпевшим кораблекрушение», а потом их капитаны удивлялись, что кто-то идет через океан на такой скорлупке по своей воле.
24 июля Томасу Моргану, капитану парохода «Собраон», направляющемуся в Нью-Йорк, доложили, что в море замечена небольшая шлюпка. Уверенный, что в ней находятся люди, спасшиеся при кораблекрушении, капитан приказал поспешить на помощь. К его удивлению, все оказалось совсем не так. В лодке был один человек, и он улыбался.
Я и есть весь мой экипаж. Меня зовут Уильям Альберт Эндрюс, представился одинокий скиталец. Я ни в чем не нуждаюсь, но у меня есть просьба. Сообщите мои координаты.
Капитан «Собраона» кликнул штурмана, и тот продиктовал координаты парохода.
Еще что-нибудь
Да, не могли вы отправить в редакцию газеты «Бостон Геральд» посылку выдержки из моего судового журнала и дневниковые записи.
Разумеется, я это сделаю.
Так Томас Морган и поступил по прибытии в Нью-Йорк, присовокупив к посылке записку, в которой указал, что в момент их встречи Уильям Эндрюс находился в добром здравии.
Того же мнения был немецкий шкипер парохода «Хафиз», который повстречал Эндрюса 27 июля в 350 милях от Азорских островов.
10 августа капитан английского парохода, шедшего из Балтимора в Ливерпуль, тоже разговаривал с Эндрюсом, сообщив ему о победе Лоулора, о которой сам узнал из британской прессы. Это был сильный удар, но Эндрюс держался молодцом:
Мои поздравления! Может быть, вам удастся передать их раньше, чем это сделаю я. Потому что я иду дальше!
Однако до Испании Эндрюсу было дойти не суждено. Всего-то 500 миль
В начале второй половины августа огромная волна опрокинула «Морскую деву». Опрокинула, но не потопила, только оставила дори без мачты и парусов, а Эндрюса без продовольствия.
Оставалось надеяться на удачу, и ее добрым вестником стал бельгийский пароход «Эбруз». 22 августа он принял на борт и измученного мореплавателя, и его лодку. В Антверпене, куда и направлялся «Эбруз», Уильям Эндрюс сошел на берег. Там же за гроши было продано то, что осталось от «Сирены». Затем Эндрюс отправился в Лондон, где встретился с Лоулором. Еще раз поздравив его с победой, он сказал:
И все-таки я переплыву этот дьявольский океан!
Предлагаете гонку-реванш осведомился Лоулор. Я не против. И не будем тянуть. В следующем году!
Условились так: старт мыс Райс, юго-восточная оконечность острова Ньюфаундленд, финиш Куинстаун, Ирландия. Время лето 1892 года.
Всю зиму и Лоулор, и Эндрюс готовились к новой гонке. Прежде всего надо было позаботиться о лодках. И они были построены. В распоряжение Джошиа Лоулора оказалась 14-футовая дори «Христофор Колумб», названная так в честь 400-летнего юбилея открытия Америки. Что касается Эндрюса, то на сей раз он отказался от традиционных конструкций, свою лодку «Саполио» он собственноручно построил из кедра по собственным же чертежам. Длина ее составляла 14 с небольшим футов.
Те же моряки из Беверли, которые некогда называли «Наутилус» братьев Эндрюс корытом, в оценках новой лодки и вовсе не жалели яду:
Да это же плавающий гроб!
Капитана Эндрюса подобные высказывания ничуть не смущали. Беспокоило его другое поведение Лоулора. Тот не стал дожидаться соперника, который никак не мог довести свою лодку до ума, и стартовал в начале июня. Он вышел в море и больше о нем никто ничего не слышал.
В интервью, которое много позже дал Эндрюс британскому журналу «Стрэнд», есть такие слова капитана «Саполио»: «Конечно, я сожалел, я и сейчас сожалею Джошиа Лоулор стремился первым пожать почести, выпадающие на долю покорителя океана, он поспешил Но постигшая его трагедия не отвратила меня от цели, только идти к берегам Ирландии смысла больше не было».
20 июля 1892 года «Саполио» покинул Ньюарк, штат Нью-Джерси. Восемьдесят четыре дня понадобилось Эндрюсу, чтобы пересечь Атлантику с заходом на Азорские острова. Это было изматывающее плавание, где главным было не искусство рулевого, которому «плавающий гроб» не очень-то подчинялся, а стойкость, выдержка. Дойдя до Португалии, Эндрюс вдоль испанского побережья направился к городу Палос-де-ла-Фронтера, откуда давным-давно отправилась на поиски Индии первая экспедиция Колумба. Побывав на юбилейных торжествах, Эндрюс расстался с «Саполио», чуть ли не силком всучив лодку какому-то простофиле, и отправился домой, за океан.
Надо иметь железную волю или относится с полным безразличием к чужим оценкам, чтобы отправиться через океан на лодке, которую называют «плавающим гробом».
Но это не конец истории. Шесть лет спустя Эндрюс попробовал вновь пересечь Атлантику, и на яхточке еще меньших размеров, длиной всего 13 футов. Однако после 27 дней в море вынужден был вернуться: штормовая погода оказалась непреодолимой преградой.
Вспомните «Темный секрет», капитан, говорили ему моряки из Беверли, он тоже был 13 футов длиной и тоже никуда не дошел, не доплыл. Несчастливой число, понимаете
Суеверным человеком Уильям Альберт Эндрюс не был, но тут прислушался иуменьшил длину лодки до 12 футов, по-простому, отхватив пилой фут с кормы. И уже на таком «обрубке» предпринял еще одну попытку океанского перехода. Но все напрасно: три недели в море и снова бесславное возвращение. Опять погода
В 1901 году Эндрюсу исполнилось 50 лет, и он наконец-то связал себя узами брака. Раньше все как-то не выходило Однако на такой шаг он решился лишь после того, как его избранница ответила согласием на два его непременных условия: медовый месяц они проведут на яхте в плавании через Атлантику, а бракосочетание пройдет на пирсе.
После окончания свадебной церемонии новобрачные поднялись на борт «Летучего голландца», нового судна Эндрюса. Одевшись в белоснежные паруса, яхта скрылась в морской туманной дали.
В ней они и исчезли, словно растворились, и яхта, и люди
1960 год это год проведения первой трансатлантической гонки яхтсменов-одиночек. Той самой, в которой участвовали пять яхт, а победил Френсис Чичестер. Так считается, что первой. И если иметь в виду маршрут с востока на запад, то, да, все верно. Но если в принципе, то вторая. Яхтсменов, принявших участие в той гонке, называли героями и даже безумцами, но самая маленькая из участвующих в ней яхт, «Мыс Горн» Жана Лакомба, была на метр длиннее «Морской девы» капитана Эндрюса, не говоря уж о «Саполио».
И кстати, рекорд Уильяма Альберта Эндрюса и «Саполио» для трансатлантического перехода на «самой маленькой лодке» продержался 73 года.

ПЕРВАЯ ГОНКА ЯХСМЕНОВ ОДИНОЧЕК ЧЕРЕЗ АТЛАНТИКУ. Часть 2. УИЛЬЯМ ЭНДРЮС И ДЖОШИА ЛОУЛОР Пришла пора устроить гонку Вызов Эндрюса принял его соотечественник Джошиа Лоулор, опытный моряк с солидным

ПЕРВАЯ ГОНКА ЯХСМЕНОВ ОДИНОЧЕК ЧЕРЕЗ АТЛАНТИКУ. Часть 2. УИЛЬЯМ ЭНДРЮС И ДЖОШИА ЛОУЛОР Пришла пора устроить гонку Вызов Эндрюса принял его соотечественник Джошиа Лоулор, опытный моряк с солидным

ПЕРВАЯ ГОНКА ЯХСМЕНОВ ОДИНОЧЕК ЧЕРЕЗ АТЛАНТИКУ. Часть 2. УИЛЬЯМ ЭНДРЮС И ДЖОШИА ЛОУЛОР Пришла пора устроить гонку Вызов Эндрюса принял его соотечественник Джошиа Лоулор, опытный моряк с солидным

ПЕРВАЯ ГОНКА ЯХСМЕНОВ ОДИНОЧЕК ЧЕРЕЗ АТЛАНТИКУ. Часть 2. УИЛЬЯМ ЭНДРЮС И ДЖОШИА ЛОУЛОР Пришла пора устроить гонку Вызов Эндрюса принял его соотечественник Джошиа Лоулор, опытный моряк с солидным

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *