Тут с ходу и не разобраться!

Тут с ходу и не разобраться! Владимир Гиль, командир Первой Националистической бригады, предатель или патриот В его судьбе до сих пор много невыясненных вопросов. В 1929 году была принята

Владимир Гиль, командир Первой Националистической бригады, предатель или патриот В его судьбе до сих пор много невыясненных вопросов.
В 1929 году была принята Женевская конвенция о содержании военнопленных, которую Советский Союз не подписал. Впоследствии это отразилось на обращении с русскими солдатами в плену. За первые месяцы Великой Отечественной войны немцы захватили в плен более трёх миллионов русских военнопленных. Германия не рассчитывала на такое количество людей, и пришлось срочно организовывать концентрационные лагеря. Лагерь в Сувалках на территории оккупированной Польши представлял собой огромное поле, обнесённое колючей проволокой, где без крыши над головой теснились тысячи пленных. Евреев и советских комиссаров ждала немедленная расправа. В то же время Абвер пытался вербовать советских граждан в ряды немецких вооружённых сил. В Сувалках этим занимался штандартенфюрер Гофман, один из руководителей германской разведывательно-диверсионной организации «Цеппелин», созданной для работы в советском тылу. Он сразу обратил внимание на Владимира Гиля, взятого в плен в июле 1941 года под Толочином в Витебской области. Немецкая разведка быстро узнала о его происхождении.
Родился Владимир Гиль 11 июня 1906 года в имении Дараганово Бобруйского уезда Могилёвской губернии. Его отец, Вальдемар Энтони фон Лютенгаузен-Вольф, принадлежал к немецким баронам, а мать, Мария Казимировна Домбровская, была внучатой племянницей польского короля Станислава Августа Понятовского. Семья Лютенгаузен-Вольфов оказалась в России во времена Петра Первого, который пригласил немецкого барона преподавать математику. А Екатерина II за верную службу подарила Лютенгаузен-Вольфу имение Дараганово. В 1914 году в связи с войной в России начались гонения на немцев, и отец был вынужден сменить фамилию и стал называться Гилем. Сын Владимир окончил 9 классов и в октябре 1926 года вступил в Красную Армию. В 1939 году он с отличием окончил военную академию им. Фрунзе и получил звание подполковника. Затем он поступил в академию Генштаба и в 1940 году был направлен в город Армавир Краснодарского края на должность начальника штаба 229-й стрелковой дивизии.
Владимир Гиль попал в плен в самом начале войны, на родине осталась его семья жена и двое детей, сын Вадим и дочь Галина. Потомок знатного рода, Гиль в совершенстве владел немецким, французским и польским языками. Он согласился работать на немцев, и уже в декабре 1941 года Гиля назначили на должность коменданта в лагере Сувалки.
Владимиру Гилю поручили отобрать русских военнопленных для создания националистического отряда. В марте 1942 года эту группу отправили сначала в спецлагерь под Бреслау, а позже в поездку по Германии с посещением Берлина. На концерте, посвящённом дню рождения Гитлера, Вальтер Шелленберг лично рекомендовал Гиля фюреру, сообщив, что тот может быть полезен Германии. После этого Гитлер поручил Гилю особое задание организовать из русских военнопленных «Боевой союз русских националистов» для борьбы с большевизмом.
Руководство союзом также доверили Гилю, он написал и идейную программу, в которой говорилось о роспуске колхозов и возвращении земель крестьянам. Таким образом Гиль рассчитывал привлечь военнопленных, недовольных политикой Сталина. Тогда же он поменял фамилию и взял псевдоним Родионов по имени своего тестя. В «Боевой союз» сразу записались 25 бывших советских командиров. При вступлении в союз новые члены давали клятву беспрекословно выполнять все поручения руководителя союза. Первоначально «Боевой союз» задумывался как политическая организация, но позже был переименован в боевую «Дружину по борьбе с Красной Армией».
К маю 1942 года был сформирован первый отряд из сотни человек. В Советской армии они носили звания от младшего лейтенанта до подполковника, здесь стали рядовыми. Им выдали новое чешское обмундирование с отличительными знаками СС, но погоны были собственного образца, а на рукаве свастика и черная лента с надписью «За Русь». К июню численность достигла пятисот человек, и отряд стал называться «Первый русский национальный отряд СС» или «Дружина 1». Первая рота состояла полностью из бывших офицеров Красной Армии, а другие две были укомплектованы немецкими офицерами и русскими националистами из числа эмигрантов.
Спустя три недели подготовительных занятий батальону было поручено первое боевое задание охота на польских партизан в Томашевском, Замостском и Рава-Русском уездах. Осенью 1942 года национальную бригаду перебросили в район Быхова, где они сначала охраняли железную дорогу, а потом участвовали в операциях против партизан в районе Бегомля. За выполнением приказов следила специальная служба СС при дружине. С самого начала Гиль-Родионов установил правило: не допускать своеволия по отношению к мирному населению. Бойцы в расправах с населением не участвовали и старались не вступать в стычки с партизанами.
В апреле 1943 года к Гиль-Родионову прибыла «делегация» от генерала Власова и агитировала его бойцов присоединиться к Русской освободительной армии (РОА), но никто не согласился. Летом отряд перевели в Докшицы, где действовала партизанская бригада «Железняк». Её командование сразу обратило внимание на русский национальный отряд и развернуло среди его бойцов усиленную агитацию. Между Гиль-Родионовым и командиром «Железняка» Титковым завязалась переписка, в которой партизаны призывали перейти на свою сторону. В начале августа состоялась встреча комбригов, где они обсудили детали перехода.
16 августа 1943 года Гиль-Родионов зачитал перед своим батальоном приказ: «Приказываю с сего числа бригаду именовать «1-я Антифашистская партизанская бригада». Вменяю каждому бойцу беспощадно истреблять фрицев до последнего их изгнания с русской земли». 16 и 17 августа в бригаде были уничтожены все немецкие офицеры. Около 40 человек ярых антисоветчиков во главе с начальником разведки генералом Богдановым были арестованы и переданы партизанам. Через несколько дней их переправили в Москву в главное управление контрразведки «Смерш», где всех допросили с пристрастием. Самого Гиль-Родионова также допрашивали в течение трёх дней.
Чтобы искупить вину перед Родиной, бригада Гиль-Родионова атаковала сильноукреплённые немецкие гарнизоны в Докшицах и Крулевщизне. Партизанские отряды в течение двух лет безуспешно пытались захватить эти станции. 17 августа немецкий гарнизон в Докшицах был захвачен врасплох бойцами 1-ой Антифашистской партизанской бригады и полностью уничтожен. Станция Крулевщизна оказалась более укреплённой, и молниеносного наступления не получилось. Завязалось тяжёлое сражение, в ходе которого погибло большое количество русских солдат. Утром 18 августа немцы провели контрнаступление при поддержке танков и авиации, но даже бомбардировка самолётами Люфтваффе не спасла их от поражения. Ценой огромных потерь Гиль-Родионов захватил Крулевщизну вместе с поездами, которые везли оружие, и другими трофеями. В этот же день он дал телеграмму в Москву о переходе бывшей русской бригады СС численностью около 2 тысяч человек на сторону партизан. Сталин приказал придать этому событию широкую огласку, чтобы все военнопленные знали, что возвращение на Родину возможно.
20 августа 1943 года на Бегомльской аэродром прибыл самолёт с комиссией из Москвы, чтобы уточнить обстоятельства перехода целой бригады на сторону Красной Армии. 17 сентября Владимир Гиль-Родионов был награждён орденом Красной Звезды «за организацию возвращения в ряды защитников Родины советских военнопленных и проявленную доблесть и мужество в борьбе против немецко-фашистских захватчиков», а также получил воинское звание полковника. Последующие месяцы он вместе с бригадой участвовал в самых смелых военных операциях.
Весной 1944 года в районе между Полоцком и Лепелем немцы начали крупнейшее за всю войну наступление против партизан. В операции «Весенний праздник» участвовали 60 тысяч немецких солдат, бронетехника и авиация. Силы были слишком неравными и партизаны быстро оказались в окружении. 5 мая комбриг Гиль-Родионов повёл бойцов на прорыв. Ему удалось пробиться сквозь немецкое окружение, потеряв при этом больше половины своей бригады. Сам Гиль-Родионов был смертельно ранен и скончался 14 мая 1944 года на хуторе недалеко от места сражения. 1-я Антифашистская бригада фактически прекратила существование. Из оставшихся в живых 400 человек позднее сформировали 4 отряда, которые продолжили воевать.
В сентябре 1991 года останки Владимира Гиля и его бойцов были перезахоронены на братском мемориальном кладбище в Ушачах. Его жене и детям разрешили вернуться из эвакуации в Белоруссию и выдали денежное содержание Гиль-Родионова за годы войны с 1941 под 1944 годы, что составило большую сумму для того времени. После войны история полковника Гиля обросла слухами и домыслами, и его личность до сих пор остаётся загадкой.

Тут с ходу и не разобраться! Владимир Гиль, командир Первой Националистической бригады, предатель или патриот В его судьбе до сих пор много невыясненных вопросов. В 1929 году была принята

Тут с ходу и не разобраться! Владимир Гиль, командир Первой Националистической бригады, предатель или патриот В его судьбе до сих пор много невыясненных вопросов. В 1929 году была принята

Тут с ходу и не разобраться! Владимир Гиль, командир Первой Националистической бригады, предатель или патриот В его судьбе до сих пор много невыясненных вопросов. В 1929 году была принята

Тут с ходу и не разобраться! Владимир Гиль, командир Первой Националистической бригады, предатель или патриот В его судьбе до сих пор много невыясненных вопросов. В 1929 году была принята

Тут с ходу и не разобраться! Владимир Гиль, командир Первой Националистической бригады, предатель или патриот В его судьбе до сих пор много невыясненных вопросов. В 1929 году была принята

Тут с ходу и не разобраться! Владимир Гиль, командир Первой Националистической бригады, предатель или патриот В его судьбе до сих пор много невыясненных вопросов. В 1929 году была принята

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *