НА МИРНО СПЯЩИХ АЭРОДРОМАХ

НА МИРНО СПЯЩИХ АЭРОДРОМАХ 7 декабря 1941 года В нашем сознании фраза «на мирно спящих аэродромах» связана с трагедией советской авиации утром 22 июня 1941 года. Но 169 дней спустя на другой

7 декабря 1941 года
В нашем сознании фраза «на мирно спящих аэродромах» связана с трагедией советской авиации утром 22 июня 1941 года. Но 169 дней спустя на другой стороне глобуса японцы за одно утро лишили американцев львиной доли авиации в тихоокеанском регионе.
Акт I: остров Оаху, Гавайи
Основной целью Гавайской операции японцев были корабли Тихоокеанского флота США в Пёрл-Харборе. Однако более половины участвовавших в рейде самолётов 105 бомбардировщиков и 114 «Зеро» работали не по гавани, а по аэродромам на острове Оаху.
Впрочем, эти аэродромы были не такими уж и «спящими». Время было уже 07:48, и американцы уже получили два предупреждения — от радарного поста на севере острова и от командира эсминца, потопившего на входе в гавань подлодку. Оба сообщения были получены за 40 минут до того, как упали первые бомбы. В воюющей армии это вызвало бы однозначную реакцию — поднять по тревоге всё, что шевелится и стреляет! Чисто на всякий пожарный. Уж за что, а за бдительность на войне не наказывают.
Но гарнизон Оаху всё ещё жил по лекалам мирного времени. Одно предупреждение просто проигнорировали, а второе неспешно передавали по цепочке наверх, не желая принимать ответственность за решения.
Это наложилось на неготовность самих аэродромов к отражению авианалётов. Капониры для самолётов отсутствовали как класс, машины даже не были рассредоточены, а стояли красивыми ровными рядами. Идеальная цель для бомбово-штурмовых ударов. Круглосуточного дежурства зенитчиков тоже, конечно же, не было.
А зачем это всё в мирное время и за тысячи миль до любого вероятного противника
Две «волны» японских авиаударов уничтожили 188 и повредили ещё 159 армейских и флотских самолётов из почти 400 имевшихся. Включая некстати прилетевшие и попавшие под раздачу пикировщики с авианосца «Энтерпрайз», а также перегонявшиеся на Филиппины «летающие крепости». Не обошлось и без пресловутого «дружественного огня».
Акт II: атолл Уэйк
Рассвет седьмого декабря 1941 года продвигался на запад, в воздух поднимались всё новые японские эскадрильи. Следующей целью был атолл Уэйк — примерно посредине между Гавайями и Филиппинами. Там лишь недавно был построен аэродром, а первые самолёты 12 истребителей «Уайлдкэт» доставили всего за четыре дня до начала войны.
Этот аэродром «мирно спящим» уже точно не был. На Уэйке своевременно приняли сообщение «Авианалёт на Пёрл-Харбор. Это не учения». Здесь не стали медлить и вроде бы сделали всё правильно: гарнизон подняли по тревоге, а в воздухе организовали непрерывное дежурство четвёрки истребителей.
Но это не особо помогло.
Зенитные батареи были «слепыми» штатный акустический локатор им не дали, пообещав вскоре радар. Который, естественно, доставить не успели. Так что подошедшие в облаках две эскадрильи японских бомбардировщиков проморгали как истребители, находившиеся выше этих облаков, так и зенитчики.
В результате 36 двухмоторных «Нелл» спокойно отбомбились по атоллу. А так как капониров на аэродроме тоже не было, то вынесли, кроме всего прочего, все восемь «уайлдкэтов», что оставались на земле. Ещё один, из патрульной четвёрки, вынес себя сам, въехав при посадке в воронку. Первый же удар лишил Уэйк 75% его авиации.
Акт III: остров Лусон, Филиппины
Здесь уровень бардака и невезухи превзошёл всё остальное вместе взятое. Капониры для самолётов Ну, вы поняли. Притом что, в отличие от Гавайев или Уэйка, Филиппины всегда считались первой целью японцев в случае войны.
В штабе Азиатского флота США приняли сообщение из Пёрл-Харбора и объявили боевую тревогу. Но со штабом армейской группировки не связались решили, что те получили всё по своим каналам. Так что армейское начальство узнало о начале войны совершенно случайно из передач обычного радио. С опозданием более чем на час.
На Филиппины успели перегнать 35 «летающих крепостей». Планировалось, что в случае войны они сразу нанесут удар по японским аэродромам на острове Тайвань. Но командующий авиацией генерал Бреретон вместо того, чтобы просто действовать по утверждённому плану поехал получать одобрение начальства.
С этим возникли проблемы. Главком сил армии США на Дальнем Востоке генерал Макартур был «недоступен для подчинённых». Бреретон четыре раза пытался к нему прорваться, но сам ничего не предпринимал. Разве что приказал поднять наиболее ценное B-17 и P-40 в воздух, чтобы их не накрыли на земле.
А японцев всё не было.
Спустя восемь часов с начала войны Макартур наконец всё же одобрил авиаудар. Обрадованный Бреретон посадил «крепости» и «уорхоки» для заправки и вооружения.
И именно в этот момент над Лусоном появились самолёты с красными кругами на плоскостях.
Атаковать Филиппины японцы планировали, как и везде, утром, но из-за тумана вылет задержался. Если бы американцы действовали по плану, то имели все шансы накрыть их на земле. Но не срослось, и теперь 108 двухмоторных «Нелл» и «Бетти», прикрытые 90 «Зеро», заходили на два крупнейших аэродрома Лусона.
Картина под ними называлась «мечта бомбардировщика».
Всего четыре истребителя в воздухе, не добивающие зенитки и толпы самолётов на стоянках. Включая две эскадрильи «летающих крепостей», окружённых не только бензозаправщиками, но и штабелями подготовленных к подвеске бомб.
Спустя 45 минут японцы без потерь легли на обратный курс, оставив на земле более сотни уничтоженных и серьёзно повреждённых машин. В том числе 16 «крепостей» и 40 «уорхоков». Одним-единственным ударом американская авиация на Филиппинах была уполовинена. В течение двух следующих дней японцы добили оставшееся…
Конечно, ни одна, даже самая подготовленная армия не может мгновенно «переключиться» в режим армии воюющей. Это как полицейский, что сначала десять раз подумает о тонне бумаг, которые ему придётся писать даже по поводу предупредительного выстрела. В то время как солдат на фронте просто шарахнет очередью на любой подозрительный шум.
Ещё одна проблема невозможность всё продумать и предусмотреть заранее. Какие бы кто иллюзии по этому поводу ни испытывал. А если добавить к этому вездесущий армейский бардак и прочий «человеческий фактор», то станут гораздо понятней события, сопровождающие начало любой войны.

НА МИРНО СПЯЩИХ АЭРОДРОМАХ 7 декабря 1941 года В нашем сознании фраза «на мирно спящих аэродромах» связана с трагедией советской авиации утром 22 июня 1941 года. Но 169 дней спустя на другой

НА МИРНО СПЯЩИХ АЭРОДРОМАХ 7 декабря 1941 года В нашем сознании фраза «на мирно спящих аэродромах» связана с трагедией советской авиации утром 22 июня 1941 года. Но 169 дней спустя на другой

НА МИРНО СПЯЩИХ АЭРОДРОМАХ 7 декабря 1941 года В нашем сознании фраза «на мирно спящих аэродромах» связана с трагедией советской авиации утром 22 июня 1941 года. Но 169 дней спустя на другой

НА МИРНО СПЯЩИХ АЭРОДРОМАХ 7 декабря 1941 года В нашем сознании фраза «на мирно спящих аэродромах» связана с трагедией советской авиации утром 22 июня 1941 года. Но 169 дней спустя на другой

НА МИРНО СПЯЩИХ АЭРОДРОМАХ 7 декабря 1941 года В нашем сознании фраза «на мирно спящих аэродромах» связана с трагедией советской авиации утром 22 июня 1941 года. Но 169 дней спустя на другой

НА МИРНО СПЯЩИХ АЭРОДРОМАХ 7 декабря 1941 года В нашем сознании фраза «на мирно спящих аэродромах» связана с трагедией советской авиации утром 22 июня 1941 года. Но 169 дней спустя на другой

НА МИРНО СПЯЩИХ АЭРОДРОМАХ 7 декабря 1941 года В нашем сознании фраза «на мирно спящих аэродромах» связана с трагедией советской авиации утром 22 июня 1941 года. Но 169 дней спустя на другой

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *