ИЗ БЕРЛИНА В ГАННОВЕР ИЛИ ИСТОРИЯ ОДНОЙ ВСТРЕЧИ

ИЗ БЕРЛИНА В ГАННОВЕР ИЛИ ИСТОРИЯ ОДНОЙ ВСТРЕЧИ Известно, что первыми настоящими туристами в Европе были англичане. В XVIII-XIX веках туром называли поездку на континент, обязательную для

Известно, что первыми настоящими туристами в Европе были англичане. В XVIII-XIX веках туром называли поездку на континент, обязательную для завершения образования приличного молодого человека из солидной семьи. Без выезда за границы своей страны, без обучения уму-разуму у соседей, без собственного мнения и собственных впечатлений о них образование считалось неполным.
Именно за новым знанием и опытом в 1697 году отправился из России еще очень молодой «Государь, Царь и Великий Князь Всея Руси» Петр Романов, с девизом: «Я — ученик, ищу учителей». Его знаменитое Великое посольство 1697-1698 годов было первым настоящим знакомством России с Европой, а Европы — с Россией.
Летом 1697 года на пути из Берлина в Ганновер в месте случайном и малоизвестном произошла одна спонтанная и, как сказали бы сейчас, неофициальная встреча. Но именно она определила дальнейшую международную политику России и сделала ее союзником и экономическим партнером Германии, точнее — курфюршества Бранденбургского, позже — королевства Пруссии.
Место действия
Небольшой и весьма скромный замок Коппенбрюгге (Coppenbrügge) в 40 км от Ганновера и в 15 км от Хамельна. Считается, что именно сюда привел детей знаменитый Хамельнский Крысолов. Построенный в конце XIII века графами фон Шпигельберг, замок сменил множество хозяев, побывал даже разбойничьим гнездом и ко времени этой встречи давно потерял стратегическое значение и своими владельцами посещался редко.
Участники встречи
1. Петр I, проездом из Берлина в Голландию.
Молодой, энергичный 25-летний государь впервые в истории своей страны надолго покинул ее — поступок настолько из ряда вон выходящий, что современникам первое время казалось, что государь выехал «потешиться». Номинальной целью Посольства было заручиться помощью Европы в войне против Турции. Истинные же цели Петра были гораздо глубже и разностороннее: найти поддержку в предстоящей Северной войне, поднять престиж России сообщениями об Азовских походах и главное — привлечь на работу иностранных специалистов и познакомиться с жизнью и порядками европейских стран. И ехать за этой наукой следовало в Голландию и Англию, а Берлин и Ганновер просто по пути и постольку-поскольку, если бы не
2. София-Шарлотта Ганноверская, жена бранденбургского курфюрста Фридриха III, в ближайшем будущем первая королева Пруссии.
В момент встречи ей 29 лет, она всего на 4 года старше Петра. Это для нее построен берлинской замок Шарлоттенбург. София-Шарлотта прекрасно говорила по-французски, итальянски и английски, великолепно музицировала, слыла одной из самых образованных женщин своего времени и умела собирать вокруг себя интересных и образованных людей, вспомним хотя бы о ее дружбе с Лейбницем.
Встреча и переговоры ее мужа с Петром проходят в Кенигсберге, но русский царь вызывает такой живой личный интерес у Софии-Шарлотты, что она просит тайного советника Пауля фон Фукса докладывать ей письменно обо всех подробностях. Из этих докладов становится известно, что «царь склонен к мягкости и даже осуждает по всякому поводу варварские манеры своей страны», что «у него прекрасные глаза», что «одежда так проста, что дальше некуда» и что при этом «его манера вести себя, особенно за столом, немного отдает варварством, поскольку он еще чистит себе нос пальцем, и одежда маркграфа Альберта, который сидел рядом с ним, носит следы этого». «Я чистоплотна, — отвечает на это княгиня, — но любопытство перевешивает».
3. Она гостит у своей матери, курфюрстины Софии Ганноверской — третьей героини.
Тут следует процитировать С.М. Соловьева: «Цивилизованная Европа выслала двух своих лучших представительниц посмотреть на Петра», ему предстояло познакомиться с «образованнейшими женщинами Европы».
Петр старается путешествовать инкогнито и по возможности избегает официальных встреч, которые считает напрасной потерей времени. В тот первый приезд он отказался даже от разговора с Лейбницем. Возможно, именно поэтому выбран скромный Коппенбрюгге, хотя в ганноверской резиденции гостям, конечно, было бы гораздо комфортнее.
Уступив женским просьбам и заехав ненадолго, Петр неожиданно так увлекся разговором с этими дамами, что встреча растянулась на несколько часов. Трудно охарактеризовать Петра лучше, чем это сделала 67-летняя София Ганноверская: «Этот государь очень хороший и очень дурной, в нравственном отношении он — полный продукт своей страны. Если бы он получил лучшее воспитание, то из него вышел бы человек совершенный, так как у него много достоинств и необыкновенный ум».
София знала толк в воспитании — ее дочь вскоре станет королевой прусской, а сын — королем английским. Именно ее внук, Фридрих-Вильгельм I, которого хоть и принято называть «палочным» и «солдатским королем» и всячески над ним подшучивать, ввел в своей стране обязательное начальное образование, оставил ее экономически сильной и стабильной. Сыну своему, будущему Фридриху Великому, он завещал: «Высшая доблесть короля хорошо заселенное королевство: в этом и есть подлинное богатство страны, а потому прошу тебя никогда не начинай неправедных войн! Тебе придется дать отчет о каждом человеке».
Близкая дружба, военный союз и тесное сотрудничество России и Пруссии в первой половине XVIII века результат этой встречи, именно поэтому у историков принято называть ее «женским миром в Коппенбрюгге».
P.S. У Петра впереди было множество войн и великих свершений, основание Петербурга и еще 28 лет жизни. София-Шарлотта умрет молодой, в 1705 году, от воспаления горла, которое сегодня вылечили бы без труда. «Не надо плакать, говорит она, сейчас я смогу утолить свое любопытство. Я узнаю первопричину вещей, которую мне не смог объяснить Лейбниц: пространство, бесконечность, бытие и небытие». София Ганноверская умрет в 1714 году, чуть-чуть не дожив до своей коронации в Англии, но до сих пор Англией правят ее потомки.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *