ТОРЖЕСТВО ДОН ЖУАНА

ТОРЖЕСТВО ДОН ЖУАНА «О, Дон Гуан красноречив я знаю, Слыхала я; он хитрый искуситель. Вы, говорят, безбожный развратитель, Вы сущий демон. Сколько бедных женщин Вы погубили » А. С. Пушкин

«О, Дон Гуан красноречив я знаю,
Слыхала я; он хитрый искуситель.
Вы, говорят, безбожный развратитель,
Вы сущий демон. Сколько бедных женщин
Вы погубили »
А. С. Пушкин «Каменный гость»
Дон Жуан (дон Хуан) впервые это имя появилось в 1630 году в пьесе испанского драматурга Тирсо де Молина «Севильский обольститель и каменный гость» . Сюжетом пьесы стала подлинная история, произошедшая в XIV веке в Севилье с жившим некогда в этом цветущем городе доном Хуаном де Тенорио представителем одного из знатных аристократических родов Севильи. Поначалу весть о ней разнесла молва, превратив в сказку-легенду, а потом яркий почти сказочный сюжет подхватили литераторы и композиторы.
Так страстный Дон Жуан наравне с Дон Кихотом, Фаустом, Гамлетом стал «вечным образом» в литературе, перешагнув рамки литературного персонажа.
Дон Жуан (устар. Дон Гуан; с точки зрения транскрипции правильнее Дон Хуан (исп. Don Juan), также встречается итальянский вариант дон Джованни (итал. Don Giovanni)) — ненасытный обольститель женщин, мачо, как назвали бы его сейчас — горячая испанская кровь обязывает.
Один из наших классиков вопрошал «Откуда у парня испанская грусть» Это не о Дон Жуане точно.
Вечный «охотник, злодей, сердцеед» — выражение из нашей современной песенной «классики», хотя и о Казанове, но схожем своим любвеобилием к прекрасному женскому полу с Дон Жуаном.
Многие мужчины считают комплиментом услышать в свой адрес «донжуан», возможно потому что распутство гораздо привлекательней добродетели. Сильный, яркий, с горящим взором мужчина, к тому же осыпающий даму комплиментами с ног до головы, производит неизгладимое впечатление, обжигает своей страстью и … оставляет рубец на сердце слабых, беззащитных от такого натиска, женщин.
Образ сердцееда женщин всего мира не мог не прославить свой родной город. И сейчас бродя по извилистым улочкам старой Севи­льи, можно с легкостью представить, как под окнами этих распевал свои серенады пылкий и неутоми­мый искатель приключений Дон-Жуан. В Севилье установлен памятник дону Хуану де Тенорио — своим распутным поведением прославившему Севилью на весь мир.
Страсть к скандальным развлечениям была в обычае у испанских дворян. В их среде хвастались амурными победами и не задумывались над моральной стороной свершённого. Если оценивать эти приключения по строгости современных законов, то их участникам грозила бы статья за изнасилование. Нравы и понятия тех времён позволяли насильникам оставаться безнаказанными и не испытывать угрызения совести до конца бренной жизни.
Итак, о прототипе легендарного Дона Жуана, представителе одного из аристократических севильских родов по имени дон Хуан Тенорио. Его смелые любовные и дуэльные похождения, оставались безнаказанными благодаря участию в них близкого друга, кастильского короля Педро I (13501369). Имя дона Хуана наводило ужас на всю Севилью, пока убийство Хуаном командора дона Гонзаго не положило конец терпению.
Остальные герои пьесы тоже не вымышлены. Был и командор, правда он был не мужем, а отцом донны Анны, этот исторический факт соблюден у Моцарта, и в самом первоисточнике — у Тирсо де Молина.
Предаваясь вместе с королём распутству и насилиям, дон Хуан похитил дочь командора де Ульоа, убив его самого. Правосудие бездействовало, и монахи-францисканцы решили сами наказать его. От имени молодой и красивой женщины они назначили ему свидание поздно ночью, в церкви, где был похоронен командор, убили его и распустили слух, что он низвергнут в ад статуей.
О Каменном госте — статуе Командора
Древнейшее происхождение имеет связанная с Дон Жуаном легенда о каменном госте, статуе, карающей преступника или его изобличающей или кивком головы, дающей ответы на заданные ей вопросы. Еще Аристотель в «Поэтике» рассказал историю о том, как в Аргосе статуя Мития упала и раздавила виновника смерти этого самого Мития, когда тот смотрел на нее. Согласно Плутарху, статуя Юноны наклоном головы ответила на мольбу Камилла взять под покровительство богини Рим, разгромленный галлами. По рассказу Плутарха, со статуей Фортуны общался Гней Марций Кориолан. Мотив статуи, наделенной чудотворной силой, получил распространение в драматургии средневековья.
Символика статуи могла быть как воплощением небесного правосудия, так и орудием сатаны, наделенным демонической силой. Столь же двойственной была трактовка образа каменного гостя в разных преломлениях истории Дон Жуана.
Был в Севильи и другой прототип литературного Дон Жуана, вернее, его известный последователь. Это дон Мигель граф де Маньяра Висентело де Лека, кавалер рыцарского ордена Калатравы, родившийся в 1626 г., т.е. через несколько лет после сочинения пьесы Тирсо де Малины Дон Жуан, и умерший в 1676-м, пережив на три года Мольера, который тоже не смог пройти мимо данной темы.
Шалости юного дона Мигеля не были чем-то исключительным для севильской золотой молодёжи XVII века. Но сама история Мигеля де Маньяры исключение.
Лет в двадцать знатный ловелас пережил религиозное преображение. Случилось это, согласно легенде, так: однажды ночью Мигель, направляясь на любовное свидание, внезапно потерял сознание, упал и услышал голос, заказывавший для него, грешника, гроб как для мертвеца. Охваченный ужасом, он вернулся домой, а позже узнал, что на предполагаемом свидании его поджидали наёмные убийцы. Потрясённый герой решается на то, чтобы поменять свою жизнь.
Прозрев, де Лека обвинил себя в самых постыдных грехах: «Я — дон Мигель Маньяра, пыль и прах, жалкий грешник; большую часть жизни я служил Вавилону и Дьяволу, князю его, многократно впадая в мерзость, гордыню, похоть, богохульство, соблазн и разбой».
Дон Мигель де Маньяра раскаялся и начал служить добру с тем же рвением, с каким предавался развлечениям. Он женился на тихой и разумной Иерониме де Мендоса, прожил с ней 12 лет, а после смерти заболевшей жены вступил в Братство Милосердия и оставшуюся часть жизни помогал бедным и больным.
Он истратил всё своё состояние на благотворительность, построив Госпиталь де ла Каридад, и умер как праведник. Согласно завещанию, его похоронили под плитами у входа в часовню основанного им госпиталя, так что любой входящий попирал его гроб ногами. На плитах была высечена эпитафия, сочиненная им самим: «Здесь покоится худший из людей, какой когда-либо жил на свете». Сейчас останки раскаявшегося дона Мигеля де Маньяра покоятся под алтарём. В конце XVII в. одним иезуитом было написано житие дона Мигеля, в котором его порочное прошлое объяснялось сделкой с дьяволом. Кем бы ни был на самом деле исторический дон Мигель, он превратился в фигуру столь же мифическую, как и дон Хуан де Тенорио.
Литературные Дон Жуаны
С течением времени тип изменяется, по мере смягчения нравов; резкие черты характера, грубость приёмов предшественников Дон Жуана заменяются более привлекательными качествами, и наконец герой севильской легенды облекается в обаятельную форму, ставшую причиной его популярности.
Всего через три года после издания пьесы Тирсо де Молины Жуан шёл уже с успехом на народных сценах Италии, много выиграв от внесённого в пьесу комического элемента, которым итальянцы хотели смягчить её чрезмерный трагизм. У Мольера «Дон Жуан, или Каменный пир» (поставлена в 1665) — комедия, главный герой лишен свое испанского происхождения . Неудивительно, что его в последствии исполнял сам Фернандель, человек с лошадиной улыбкой.
Проспер Мериме в новелле «Души чистилища» (1834) использовал историю раскаявшегося грешника Мигеля де Маньяры.
Дон Жуан на многое способен. У Байрона он умудряется добраться до России и влюбить в себя Екатирину II.
Есть русские обработки легенды о доне Жуане, и это не только пьеса 1830 года Александра Пушкина «Каменный гость» и одноимённая опера Александра Даргомыжского. Еще и наш А. Н. Толстой, и современные писатели… Дон Жуанов на русской земле не мало, и не только литературных…
Дон Жуан в опере — один из любимых героев. Тоже вариантов множество, но самый известный — Моцарта. Он более всего содействовал всемирной популярности этого персонажа. Либретто к этой опере написано Лоренцо да Понте по пьесе Саморы.
Моцарт назвал оперу «Дон Жуан» «веселой пьесой» (dramma giocoso).
Безудержный авантюризм, кипучее веселье «Арии с шампанским», неотразимая обольстительность «Серенады с мандолиной», беспрерывная погоня за женщинами.
Женщины и пир главные ценности жизни, главный объект «охоты за наслаждениями». Но «пир жизни» не вечен, расплата за беспечное веселье не за горами.

ТОРЖЕСТВО ДОН ЖУАНА «О, Дон Гуан красноречив я знаю, Слыхала я; он хитрый искуситель. Вы, говорят, безбожный развратитель, Вы сущий демон. Сколько бедных женщин Вы погубили » А. С. Пушкин

ТОРЖЕСТВО ДОН ЖУАНА «О, Дон Гуан красноречив я знаю, Слыхала я; он хитрый искуситель. Вы, говорят, безбожный развратитель, Вы сущий демон. Сколько бедных женщин Вы погубили » А. С. Пушкин

ТОРЖЕСТВО ДОН ЖУАНА «О, Дон Гуан красноречив я знаю, Слыхала я; он хитрый искуситель. Вы, говорят, безбожный развратитель, Вы сущий демон. Сколько бедных женщин Вы погубили » А. С. Пушкин

ТОРЖЕСТВО ДОН ЖУАНА «О, Дон Гуан красноречив я знаю, Слыхала я; он хитрый искуситель. Вы, говорят, безбожный развратитель, Вы сущий демон. Сколько бедных женщин Вы погубили » А. С. Пушкин

ТОРЖЕСТВО ДОН ЖУАНА «О, Дон Гуан красноречив я знаю, Слыхала я; он хитрый искуситель. Вы, говорят, безбожный развратитель, Вы сущий демон. Сколько бедных женщин Вы погубили » А. С. Пушкин

ТОРЖЕСТВО ДОН ЖУАНА «О, Дон Гуан красноречив я знаю, Слыхала я; он хитрый искуситель. Вы, говорят, безбожный развратитель, Вы сущий демон. Сколько бедных женщин Вы погубили » А. С. Пушкин

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *