Спрятать или просто любить: Что делали с «особенными» детьми в семьях президентов и монархов

Спрятать или просто любить: Что делали с «особенными» детьми в семьях президентов и монархов Дети с особенностями психического развития могут родиться буквально в любой семье. Вот и у сильных

Дети с особенностями психического развития могут родиться буквально в любой семье. Вот и у сильных мира сего в двадцатом веке хватало «особенных» родственников. Правда, относились к этому в разных семьях радикально по-разному, и некоторые истории вызывают умиление, а некоторые ужас.
Принц Джон
Родной дядя Елизаветы II, принц Джон, известен тем, что страдал с ранних лет от эпилепсии и замедленного умственного развития. Младший сын короля Георга V и брат будущего короля Георга VI, Джон был очень хорошеньким мальчиком. Если бы его белокурые волосы вились, он выглядел бы точь в точь как ангелочки на модных в начале двадцатого века открытках.
Несмотря на это, Джон то и дело вызывал недовольство родителей. Король говорил американскому президенту Теодору Рузвельту, что все принцы послушные дети, кроме Джона. Порой Джон бормотал что-то под нос, а ещё он не поспевал в учёбе за братьями. Впрочем, отец и мать всё равно его любили, Джон постоянно участвовал в семейных праздниках, ездил в гости к родственникам, ему пытались даже нанять учителя.
Примерно в одиннадцать лет приступы эпилепсии стали тяжелее, к тому же Джон по-прежнему, несмотря на индивидуальные занятия, не мог нагнать по развитию других одиннадцатилетних мальчиков. Притом он был живым, интересующимся, хорошо формулирующим свои мысли ребёнком, у него были все шансы на развитие, пусть и не до уровня детей без проблем со здоровьем. Но родители предпочли уволить учителя, а Джона отправить жить отдельно от семьи в одну из семейных усадеб.
По счастью, вопреки мифу, он жил там не в одиночестве: с ним была его любимая няня, знавшая его с младенчества. А вот семье было не до Джона: все были заняты войной и её проблемами. Поскольку Джон тосковал без общения, королева приказала найти ему друзей из местных детей. Верной подругой Джона стала девочка-подросток Уинифред, которую он знал ещё с довоенных времён. Порой приезжали и братья с сёстрами, но редко и ненадолго; Джон каждый раз очень радовался. От волнения он снова переживал приступы, и в результате решили, что посещение родных на него дурно влияет. Только на Рождество его привозили в семью.
В тринадцать лет мальчик умер во время очередного приступа, ночью. В газетах написали, что смерть нашла его во сне и только тогда впервые общественность узнала, что младший принц страдал эпилепсией. Про умственную отсталось, впрочем, и тогда не было сказано ни слова. Сейчас многие задаются вопросом, не было ли у Джона аутического расстройства, которое в то время ещё не умели распознавать, но этот вопрос ничего не меняет в его судьбе.

Спрятать или просто любить: Что делали с «особенными» детьми в семьях президентов и монархов Дети с особенностями психического развития могут родиться буквально в любой семье. Вот и у сильных

Спрятать или просто любить: Что делали с «особенными» детьми в семьях президентов и монархов Дети с особенностями психического развития могут родиться буквально в любой семье. Вот и у сильных

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *