СЛАДКАЯ ИСТОРИЯ, ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ КАК БЛАГОДАРЯ УПРЯМСТВУ И УПОРСТВУ МЫ ПОЛУЧИЛИ НА СВОЙ СТОЛ САХАР

СЛАДКАЯ ИСТОРИЯ, ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ КАК БЛАГОДАРЯ УПРЯМСТВУ И УПОРСТВУ МЫ ПОЛУЧИЛИ НА СВОЙ СТОЛ САХАР Часть 1Время происхождения этого важного для человека продукта, а вернее пищевой добавки,

Часть 1Время происхождения этого важного для человека продукта, а вернее пищевой добавки, теряется во тьме веков.
Известно, что родиной сахарного тростника, из которого человечество впервые стало производить сахар, является Индийский полуостров, а точнее Бенгалия. Можно, пожалуй, назвать лишь одну временную отметку, которая свидетельствует о «возрасте» первого растения — сахароноса. В древнеиндийском эпосе «Рамаяна», рассказывающем о войне богов, есть такие строки:
«На плетево идет тростник иной.
Но ценен сахарный самим собой.»
Слово «сахар» имеет индийские корни и происходит от санскритского «саркара», что означает «медоточивый», «сладкий». В древности его называли еще «сладкой солью» или «медом, полученным без пчел». Широкое распространение сладкого тростника в регионах, ставших его второй родиной, началось в период Великих географических открытий. Во время одного из своих плаваний Колумб завез на остров Сан Доминго сахарный тростник, который там хорошо прижился и далее распространился на многие другие острова и страны Американского континента. С этого времени начинается уже иная история тростника и получаемого из него сахара.
А далее речь пойдет о сахаре, год рождения которого запечатлен историей.
28 апреля 1753 года священник французской церкви в Берлине Гулиан Ахард проставлялся перед всей братией. Дело в том, что его супруга Элизабет Генриетта Руперт родила сына, названного в честь далекой родины Францем. И этому мальчику в дальнейшем суждено будет стать человеком, который сделает жизнь миллионов европейцев, по крайней мере, слаще.
За пять с половиной лет до этого, в ноябре 1747 года, члены Прусской Королевской Академии наук и изящной словесности были приглашены на необычный доклад об открытом им недавно курьезе природы. Докладчик 48-летний Андреас Сигизмунд Маргграф, сын берлинского аптекаря, за ученые заслуги принятый в ряды академии, изрядно позабавил коллег.
Во-первых, самой темой «Попытки получить настоящий сахар химическим путем из различных растений, растущих в наших краях». А во-вторых, своим упорством: Маргграф «перепробовал» весь свой сад и огород, пока не остановился на свекле. Яблоки оказались слишком кислыми, груши недостаточно сочными, морковь не подходила из-за того, что при ее частом и обильном употреблении кожа принимала желтушный вид.
Подходила ли идеально для изготовления сахара свекла Отнюдь! Хотя бы потому, что свекла, с которой экспериментировал Маргграф, имела содержание сахара не более 1%. И гробить 1 тонну овоща ради 1 кг сахара было равносильно тому, что выложить в саду дорожку не из песка, а из полудрагоценных камней. Вот почему прусские ученые только плечами пожали: чудак, что с него возьмешь!
Да и сам Маргграф, по большому счету, не понял, что его открытие имеет эпохальное значение и совершит в дальнейшем революцию в пищевой промышленности и сельском хозяйстве.
К сведению читателей, на современных сахарных заводах сейчас извлекают до 17 %-18 % сахара при сахаристости лучших сортов свеклы 20 %-22 %. Но на это ушли долгие годы упорного труда не одного поколения ученых разных стран.
Исследователь не успокоился и прочитал подобную лекцию в Париже. Французы отнеслись к идее куда благосклоннее, но денег на многочисленные опыты решили немцу не давать. Те, у кого были деньги, покупали дорогой сахар из тростника, привозимый из-за океана, а бедняки вполне могли обойтись и без сладенького, ягод в лесу полно!
Между тем Франц Ахард рос смышленым мальчишкой. Очень любил природу, наблюдая за букашками и муравьями, ориентировался в лесу не хуже взрослого, словом, в советские времена его следовало бы отнести к юннатам. Не изменилось отношение к природе у парня и после окончания школы, так что его знакомство с известным ботаником и естествоиспытателем Гледибом было, скорее всего, неизбежным. А уж Гледиб вывел Франца на того самого Маргграфа, который вплотную занимался изготовлением сахара из свеклы.
Можно сказать, встретились две родственные души. Причем Ахард оказался куда большим трудоголиком, чем его старший товарищ по «свекле». Он не просто терпеливо выращивал овощ, но и пытался определить, от чего зависит сахаристость и как ее повысить.
Как показала история его жизни, Ахарду потребовалось немало мужества, чтобы довести свое дело до конца. Но всё это еще впереди. А поначалу Ахард, помимо лабораторных исследований, начал проводить опыты в поле у деревни Кульсдорф неподалеку от Берлина. Он изучал здесь свеклу разных видов и сделал для себя весьма важное открытие: оказалось, что корнеплоды, головки которых не выступали над поверхностью земли, имели более высокую сахаристость, чем те, у которых головки возвышались над грунтом. Таким образом, собственно, и была установлена зависимость между размерно-весовыми показателями корнеплодов и их сахаристостью. Это позволило в дальнейшем Ахарду вести селекционный отбор корнеплодов на сахаристость.
Между тем Маргграфу так и не удалось дожить до торжества своей идеи варить сахар из свеклы. Одно время его поддерживал Ахард, но потом Франц вынужден был отказаться от этого все средства шли на опыты. В результате учитель умер в крайней нужде, правда, прожив при этом вполне солидный срок 73 года.
Прошло еще несколько лет, ушли из жизни родители Ахарда и он стал полновластным хозяином в своем имении под Берлином, где и взялся за опыты с удвоенной энергией. И добился определенных успехов увеличил сахаристость свеклы в 5 (!) раз, но все равно 5% было маловато.
Синяя птица удачи все время летала рядом, но Францу никак не удавалось схватить ее за хвост. В отчаянии он обратился с письмом к королю Пруссии с тем, чтобы он дал ему определенные льготы для производства и продажи сахара из свеклы. Но министр финансов, к которому обратился Фридрих-Вильгельм III, отговорил короля от такого шага. Денег и льгот он не дал.
Другой бы на месте Ахарда тут же бы прекратил эксперименты. Но Франц был упорен .
В 1797 году Ахард обратился в Берлинское сахарное общество с просьбой провести анализ и дать заключение о качестве полученного им из свеклы сгущенного сока с целью получения из него сахара. Профессор Мартин Генрих Клапрот, сам, кстати, известный химик, в своем заключении указал, что в культивируемой Ахардом свекле «более чем достаточное сахарное содержание». Окрыленный таким заключением, Ахард решает обратиться к прусскому королю Фридриху Вильгельму и в 1799 году получает высочайшую аудиенцию.
Во время аудиенции Ахард представил королю доклад о результатах проделанной работы и образец своей продукции в виде сахарной головы. В своем докладе Ахард привел убедительные доказательства выгодности производства сахара из свеклы для прусского государства и его населения в связи с сокращением и даже полным исключением расходов на покупку тростникового сахара. Кроме того, он просил предоставить ему как изобретателю эксклюзивное право десять лет производить сахар из свеклы. В Берлинском музее сахара демонстрируется картина, на которой художница Клара Элизабет Фишер запечатлела, естественно, так, как она это себе представляла, прием королем Пруссии Карла Франца Ахарда. Слева и немного позади от короля можно увидеть тайного финансового советника Гебхарда, который, судя по выражению лица, с энтузиазмом воспринимает сообщение о новом сахаре как о еще одном объекте поступления налогов в государственную казну.
По указанию короля, в 1800 году Ахарду были выделены необходимые средства 50 тысяч талеров, на которые он в 1801 году построил первый в мире свеклосахарный завод в Кунерне (Нижняя Силезия, теперь территория Польши). Проведенная Ахардом работа позволила получать из свеклы на этом заводе уже более 6 % сахара. Это было существенным достижением.
Прослышав об успехах Ахарда, серьезно забеспокоились торговцы тростниковым сахаром. И против него началась настоящая «холодная война». В ход были пущены клевета, оговоры, создана атмосфера недоверия к достигнутым Ахардом результатам. В прессе появились карикатуры и фельетоны, зло высмеивающие Ахарда. И нужно было обладать немалым мужеством, чтобы пройти через всё это и делом доказать свою правоту.
Тогда его решили подкупить. Уж перед этим-то, думали торговцы тростниковым сахаром, Ахард не устоит. Тем более, что деньги по тем временам предложили немалые: сначала 50 тысяч, а затем 200 тысяч талеров. Но и на деньги Ахард не польстился, хотя и испытывал серьезные финансовые трудности. Он уже твердо уверовал в успех своего дела и упорно работал, вопреки атмосфере травли, которая сложилась вокруг него. Практические результаты своей работы он изложил во многих статьях и в нескольких книгах. Напряженная работа, а Ахард сутками пропадал в лаборатории и в поле (так как работа составляла весь смысл его жизни), подорвала его здоровье. Тяжелым ударом явилось для него известие, что в 1808 году во время войны с Наполеоном сгорел завод в Кунерне. Впоследствии он был восстановлен и даже сохранилось фото завода, сделанное в 1911 году. Но, видимо, судьба этого завода была несчастливой: вторично он был уничтожен в годы Второй мировой войны. Сохранился лишь фундамент и памятная доска с портретом основателя завода.
Что же до дальнейшей жизни Ахарда, то в 1810 году он отошел от дел, получив весьма скромную пенсию. В знак некой моральной компенсации в 1811 году его избрали почетным членом Прусской академии наук.
Как и его предшественник Маргграф, Ахард, подаривший миру свекловичный сахар, умер в бедности 20 апреля 1821 года. Он не нажил капиталов, не добился чинов, не обзавелся семьей, но оставил по себе «лишь» след в истории.
В 1892 году на здании академии, где трудились Маргграф и Ахард, были установлены мемориальные доски с портретами создателей свекловичного сахара, а внутри академии установлены их бронзовые бюсты работы скульптора Фердинанда Лепке.
Благодаря усилиям Ахарда и его многочисленных последователей, сахарная свекла стала подлинной королевой корнеплодов. И даже существует своеобразный памятник этой сельскохозяйственной культуре. И не где-нибудь, а в центре Лондона. Понимаю, что вызову удивление у читателей. Конечно, всё это не совсем так, и памятник этот как бы косвенно связан со свекловичным сахаром. Судите сами.
Наполеон, явившийся косвенным виновником гибели завода в Кунерне, завоевав почти всю Европу, вел безуспешную войну с владычицей морей Англией. К тому же его флот потерпел сокрушительное поражение от англичан в Трафальгарском сражении (1805 г.). И тогда, поняв, что военным путем ему Англию не одолеть, Наполеон решил победить ее экономическими средствами. Островной Англии в 1806 году он объявил континентальную блокаду. Одним из следствий ее стало прекращение поступления тростникового сахара в Европу. Однако Наполеон был не только великий полководец, но и выдающийся государственный деятель. Ему, в частности, было известно, что в Германии уже производят сахар из свеклы. Своим императорским указом он поощрил развитие свекловодства и строительство сахарных заводов во Франции, придав, тем самым, импульс развитию свеклосахарного производства и в других странах Европы.
Итак, в центре Лондона стоит Трафальгарская колонна, установленная в честь победы над французским флотом Наполеона. Следствием этой победы явилось объявление Англии экономической блокады, в результате которой тростниковый сахар перестал поступать в Европу, а Наполеон явился инициатором развития производства сахара из свеклы. Так почему же мы не можем утверждать, что Трафальгарская колонна отчасти памятник распространению сахарной свеклы и свекловичного сахара на европейском континенте!
Об этом свидетельствует и статистика. Через 100 лет после открытия Маргграфом наличия сахара в свекле были выведены новые сорта этого корнеплода с существенно большей сахаристостью , через 50 лет с начала производства Ахардом свекловичного сахара в производственную кампанию 1849/50 гг. в Европе работало уже 1024 свеклосахарных заводов.
Продолжение следует…

СЛАДКАЯ ИСТОРИЯ, ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ КАК БЛАГОДАРЯ УПРЯМСТВУ И УПОРСТВУ МЫ ПОЛУЧИЛИ НА СВОЙ СТОЛ САХАР Часть 1Время происхождения этого важного для человека продукта, а вернее пищевой добавки,

СЛАДКАЯ ИСТОРИЯ, ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ КАК БЛАГОДАРЯ УПРЯМСТВУ И УПОРСТВУ МЫ ПОЛУЧИЛИ НА СВОЙ СТОЛ САХАР Часть 1Время происхождения этого важного для человека продукта, а вернее пищевой добавки,

СЛАДКАЯ ИСТОРИЯ, ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ КАК БЛАГОДАРЯ УПРЯМСТВУ И УПОРСТВУ МЫ ПОЛУЧИЛИ НА СВОЙ СТОЛ САХАР Часть 1Время происхождения этого важного для человека продукта, а вернее пищевой добавки,

СЛАДКАЯ ИСТОРИЯ, ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ КАК БЛАГОДАРЯ УПРЯМСТВУ И УПОРСТВУ МЫ ПОЛУЧИЛИ НА СВОЙ СТОЛ САХАР Часть 1Время происхождения этого важного для человека продукта, а вернее пищевой добавки,

СЛАДКАЯ ИСТОРИЯ, ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ КАК БЛАГОДАРЯ УПРЯМСТВУ И УПОРСТВУ МЫ ПОЛУЧИЛИ НА СВОЙ СТОЛ САХАР Часть 1Время происхождения этого важного для человека продукта, а вернее пищевой добавки,

СЛАДКАЯ ИСТОРИЯ, ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ КАК БЛАГОДАРЯ УПРЯМСТВУ И УПОРСТВУ МЫ ПОЛУЧИЛИ НА СВОЙ СТОЛ САХАР Часть 1Время происхождения этого важного для человека продукта, а вернее пищевой добавки,

СЛАДКАЯ ИСТОРИЯ, ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ КАК БЛАГОДАРЯ УПРЯМСТВУ И УПОРСТВУ МЫ ПОЛУЧИЛИ НА СВОЙ СТОЛ САХАР Часть 1Время происхождения этого важного для человека продукта, а вернее пищевой добавки,

СЛАДКАЯ ИСТОРИЯ, ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ КАК БЛАГОДАРЯ УПРЯМСТВУ И УПОРСТВУ МЫ ПОЛУЧИЛИ НА СВОЙ СТОЛ САХАР Часть 1Время происхождения этого важного для человека продукта, а вернее пищевой добавки,

СЛАДКАЯ ИСТОРИЯ, ИЛИ ИСТОРИЯ О ТОМ КАК БЛАГОДАРЯ УПРЯМСТВУ И УПОРСТВУ МЫ ПОЛУЧИЛИ НА СВОЙ СТОЛ САХАР Часть 1Время происхождения этого важного для человека продукта, а вернее пищевой добавки,

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *