ЖЕНА ЦЕНОЙ В КРУЖКУ ЭЛЯ

 

ЖЕНА ЦЕНОЙ В КРУЖКУ ЭЛЯ Счастливые браки заключаются на небесах, а расторгаются в пекле семейной жизни и судебной системы. Развод в Англии всегда можно было охарактеризовать двумя словами

Счастливые браки заключаются на небесах, а расторгаются в пекле семейной жизни и судебной системы. Развод в Англии всегда можно было охарактеризовать двумя словами «долго» и «дорого» в значении «запредельно». Простой люд не мог себе позволить роскошь освободиться от «оков любви». Поэтому еще с XIII века на Туманном Альбионе начал формироваться, а с XVII века плотно укоренился такой обычай, как Wife selling продажа супруги. Причем, как альтернативный способ покончить с неудачным браком (по обоюдному согласию).
Традицию нельзя назвать «разводом по расчету», потому что получить коммерческую выгоду от такой продажи было практически невозможно. Для сравнения. Официально развод стоит около 40-60 фунтов при средней зарплате 12-15 фунтов в год. Цены на жён варьировались от высоких «8 литров пива и 7 шиллингов*» (в XVII веке свинья стоила 16 шиллингов) до обидных пара кружек эля в соседней таверне (такая стоимость была более правдоподобной, учитывая общую бедность английских работяг). В редких случаях ценность товара определялась весом: за 60-килограмовую миссис требовали 60 литров пива.
В те времена пиво не уступало монетам и было хорошим условием бартера, общепринятой «валютой» многих сделок. Эль был стратегическим напитком, поэтому либо сам становился «наличным капиталом», либо составлял часть оплаты. Также пивом в тавернах обязательно скрепляли соглашения.
В случае с куплей-продажей жены за эль платил покупатель. Так или иначе, стоила жена дешевле, чем тело усопшего родственника, которое можно было продать медицинской школе.
Wife selling не был законным, хотя и стремился обрести «приметы официальности».
Например:
1. Муж мог дать объявление в газету, мол «Продается полногрудая деревенская жена. Строгая, но работящая» или «Продам супругу. Весёлая и шаловливая, голова никогда не болит. Самому нужна, но не имею возможности содержать». Таким образом, в печатном органе фиксировалось намерение супругов разойтись.
2. Для заключения сделки выбиралось публичное место таверна, центральная площадь, ярмарка или рынок, чтобы общественность могла засвидетельствовала развод. Причем, в случае с рынком, муж платил пошлину за торговое место.
3. Формат мероприятия напоминал аукцион: показывая «товар» выгодными сторонами, муж предлагал толпе сформировать честную цену за его жену (кто дал больше, тот и новый муж) или оглашал ее оценочную стоимость, выкрикивая: «Торг уместен!» (тогда игра шла на понижение ставок). То есть, мужчина не спекулировал, а обещал честные условия.
4. Согласно закону, жена была юридической собственностью мужа, поэтому факт её передачи и символический, и материальный заключался не в подписи под договором купли-продажи, а в поводке (привязанном к шее или руке), на котором хозяин приводил на торги свое «движимое имущество». Передавая поводок с покупкой новому владельцу, продавец снимал с себя ответственность за содержание бывшей жены или выплату ее долгов.
5. Женщина имела возможность повлиять на исход сделки: если ей не нравился потенциальный покупатель, она могла просить о продолжении торгов. Зачастую причиной развода была измена жены, она желала связать свою жизнь с любовником, и о «покупке» мужчины договаривались заранее.
Показательный процесс, опять-таки, был важен для констатации фактов расторжения отношений и заключения новых перед обществом.
Несмотря на то, что продажа была фиктивной, помимо публикаций в газетах, сохранились другие документальные свидетельства продажи жён. В Британском музее хранится несколько неофициальных купчих, в которых в вольной форме описаны детали договора между сторонами, а также «чеки», на которых выведены дата, имя, стоимость живой покупки и причина продажи, например, «из-за супружеского безразличия» или «не сошлись во взглядах». Участники сделки в тайне надеялись, что расписки и квитанции уберегут их: покупателя от претензий одумавшегося мужа, который «ради причуды» продал супругу и захочет вернуть ее или потребовать еще денег, продавца от возврата товара или попытки сбить «алименты» на законную жену.
Обычай продажи жён сохранялся до начала XX века. Зафиксированный полицией Sold Out состоялся в 1913 году, в Лидсе. В показаниях правоохранительным органам жертва призналась, что супруг продал ее одному из коллег. Традицию свели на нет незаконность, судебные преследования и феминизм. Wife selling воспринимался слабым полом как оскорбление, ибо был точной копией продажи безропотного скота, приведенного на поводке на рынок. Результат растущего в обществе негодования массовые драки, спровоцированные на аукционах женщинами. Дамы вооружались камнями, завернутыми в чулки, и этим орудием лупили зевак, собравшихся посмотреть на «шоу», продавца. Поймав мужа, колотили его до полусмерти и закрывали на сутки в загоне с животиной. Видя это, неженатые мужчины превращались в заядлых холостяков и по пятницам выпивали за свою свободу кружечку-другую пива.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *