Ольга и Татьяна Романовы, 1905 год, Российская Империя

Ольга и Татьяна Романовы, 1905 год, Российская Империя Будут расстреляны большевиками вместе со своей семьей в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Из воспоминаний революционера

Будут расстреляны большевиками вместе со своей семьей в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.
Из воспоминаний революционера Ермакова, непосредственного исполнителя расстрела (орфография автора):
«мне сказали, на твою долю выпало счастье разстрелять и схаронить
Поручение я принял и сказал, что будет выполнено точно, подготовил место куды вести и как скрыть учитывая все абстоятельства важности политического момента. Когда я доложил Белобородову, что могу выполнить, то он сказал, сделать так чтобы были все разстреляны, мы это решили, дальше я в расуждения невступал, стал выполнят так, как это нужно было
Кагда было все порядке, тогда я коменданту дома в кабинети дал постановление облостного исполнительного Комитета Юровскому, то он усомнился, по чему всех, но я ему сказал нада всех и разговаривать нам свами долго нечего, время мало, пора приступать.
я себе взял самого Никалая, Александру, доч, Алексея, потому что у меня был маузер, им можно верна работат, астальные были наганы. После спуска, внижний этаж мы немного обождали, потом комендант пред дожил всем встать все встали, но Алексей сидел на стуле, тогда стал читать приговор постановления, где говорилос по постоновлению исполнительного Комитета расстрелять.
Тогда у Николая вырвалась фраза: как нас никуда не повезут, ждать дальше было незя, я дал выстрел внего упор, он упал сразу, но и остальные также, в это время поднялся между ними плач, один другому брасалис на шею затем дали несколько выстрелов, и все упали.»
Охранник А. Стрекотин вспоминал о расстреле Николая II и его семьи:
«Тов. Ермаков, видя, что я держу в руках винтовку со штыком, предложил мне доколоть оставшихся в живых. Я отказался, тогда он взял у меня из рук винтовку и начал их докалывать. Это был самый ужасный момент их смерти. Они долго не умирали, кричали, стонали, передёргивались. В особенности тяжело умерла та особа дама. Ермаков ей всю грудь исколол. Удары штыком он делал так сильно, что штык каждый раз глубоко втыкался в пол.»

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *