КАК В ПСКОВЕ ОХОТИЛИСЬ НА «ЛЮТОГО ЗВЕРЯ КОРКОДЕЛА»

 

КАК В ПСКОВЕ ОХОТИЛИСЬ НА «ЛЮТОГО ЗВЕРЯ КОРКОДЕЛА» У великих людей — не только великие свершения, но и великие ошибки. Эта истина не нова и к науке она применима всецело. Заслуги академика

У великих людей — не только великие свершения, но и великие ошибки. Эта истина не нова и к науке она применима всецело. Заслуги академика Бориса Рыбакова по исследованию русского язычества огромны, однако и допущенные им ошибки породили целую волну чудовищных заблуждений. Одна из них — его утверждение, будто в Древней Руси водились реальные речные ящеры. Аргументы зоологов о том, что эти животные, конечно, обитали на территории Новгородчины, но это было 15 миллионов лет назад, его не убеждали. И, увы, сейчас интернет пестрит страничками криптозоологов, всерьез рассуждающих о древнерусских крокодилах…
Однако есть письменные свидетельства, и вот с ними нам и предстоит разобраться. Каковы они
Самое впечатляющее — текст Первой псковской летописи: «В год 1582… в тот же год вышли коркодилы лютые из реки и путь перекрыли, людей много покусали, и ужасались люди и молили Бога по всей земли. И одни спрятались, а других убили».
Практически в то же время английский дипломат Дж. Горсей в своей книге «Записки о России», написанной после путешествия ко двору Ивана Грозного, рассказывал: «Я выехал из Варшавы вечером, переехал через реку, где на берегу лежал ядовитый мертвый крокодил, crocodileserpent, которому мои люди разорвали брюхо копьями. При этом распространилось такое зловоние, что я был им отравлен и пролежал больной в ближайшей деревне, где встретил такое сочувствие и христианскую помощь мне, иноземцу, что чудесно поправился».
Другой дипломат, С. фон Герберштейн, в «Записках о Московии» упоминал о Литве: «Эта область изобилует рощами и лесами, в которых можно наблюдать страшные явления. Там и поныне очень много идолопоклонников, которые кормят у себя дома как бы пенатов, каких-то змей с четырьмя короткими лапами наподобие ящериц с черным и жирным телом, имеющих не более трех пядей (примерно 60‒70 см. — Прим. ред.) в длину и называемых гивоитами (Givuoites). В положенные дни люди очищают свой дом и с каким-то страхом со всем семейством благоговейно поклоняются им, выползающим к поставленной пище. Несчастья приписывают тому, что божество-змея было плохо накормлено».
Итак, что-то несомненно было. Но что
Прежде надо выяснить, какое, собственно, существо называли на Руси греческим словом «коркодел»
Это слово было известно русским книжникам. К XIV веку относится перевод «Сказания об Индийском царстве», к XV — «Физиолога» и «Александрии» (сказания об Александре Македонском).
«Сказание об Индийском царстве сообщает»: «Крокодил — лютый зверь: если он, разгневавшись на что-нибудь, помочится — на дерево или на что-либо иное, — тотчас же оно сгорает огнем».
«Физиолог» дает куда более развернутое описание: «Ехидна от пояса и выше имеет человеческий образ. А от пояса и ниже — образ крокодила. Идут же и самец и самка на соитие. И когда распалится самка и хочет сойтись с самцом, она идет к самцу, съедает лоно его. И зачинает, и тотчас умрет самец. А когда приблизятся роды у самки, съедают чрево ее детеныши. И она умирает».
Почему-то идея, что крокодила надо заживо прогрызть насквозь, была очень популярна в Средневековье. Именно так о нем сообщают и западные «естественно-научные» труды: они подробно описывают и красочно зарисовывают, как гидра вползает спящему крокодилу в пасть и прогрызает его брюхо.
В «Александрии» неоднократно упоминаются попоны из крокодиловой кожи, причем контекст исключительно колоритен: «На шлемах воинов были рога василиска с аспидовыми крыльями, и щиты были львиной кожей укреплены, попоны же для коней из крокодиловых кож были сделаны. Так Александр готовился к походу на войну. <…> Вывели ему коня под попоной крокодиловой, оседланного седлом из камня андрамана».
Наконец, в XVI веке появляется то представление о крокодиле, из которого родилась известная фраза «крокодиловы слезы». Как сообщает «Азбуковник»: «Крокодил — зверь водный, когда примется человека есть, то плачет и рыдает, а есть не перестает».
Завершают эту поистине феерическую галерею крокодиловых портретов две иллюстрации. На лубочной картинке изображен крокодил — такой, каким его представлял русский человек. А на миниатюре Лицевого свода XVI века — нет, не крокодил. Это дракон, в которого обратился египетский жрец, желая соблазнить македонскую царицу Олимпиаду и зачать Александра. Так что зоологически верное изображение крокодила никак не соотносили с тем животным, которого называли «лютый зверь коркодел».
Но кто же тогда нападал на Псков и что видел Горсей
С Горсеем проще. Исполинская туша, длиной не менее двух метров, лежащая на берегу, которую он называл не просто «крокодилом», а «крокодило-змеем» (crocodileserpent), источавшая смертоносное зловоние, если вспороть ей брюхо, была, скорее всего… сомом.
Сом в XVI веке не водился западнее Польши, поэтому англичанин прежде не видел таких монстров. Основная пища сома — падаль (хотя он может сожрать и живое существо, включая человека), поэтому зловоние при вскрытии брюха вполне объяснимо. Двухметровый сом — редкость в наше время, но не тогда: сохранились свидетельства, что сомы могли достигать пяти метров в длину.
И кстати, если непременно надо найти того «зверя» в реке, которому приносили жертвы, — не мог ли и это быть сом
Теперь о бедствии Пскова. Эта история очень похожа на рассказ о том, как Полоцк пережил нашествие навий. По счастью, Рыбаков и криптозоологи не верят в неупокоенных мертвецов, поэтому давно признано, что это жуткое описание — метафора совершенно реальной эпидемии чумы. Не мог ли и Псков оказаться жертвой какой-то реальной болезни
Мог. И это была лихорадка коркодия, она же коркота. В 1842 году Шимкевич отмечал в своем «Корнеслове русского языка», что «В старину вмѣсто корчь писали коркота (Арханг. Лѣт. 100) и коркотная болѣзнь».
Не «лютые крокодилы», а «лютая коркодия», одна из самых страшных лихорадок, вызываемая спорыньей.
Спорынья (род грибов) поражает пшеницу и особенно рожь, отделить ее от зерен при традиционной обработке зерна практически невозможно, а это значит, что вплоть до развития технологий в ХХ веке спорынью употребляли в пищу постоянно. Помимо самых разных проблем, включая судороги («злые корчи»), она вызывает психические расстройства, галлюцинации, страхи и т. д.
Чума была реальной, а видения копыт незримых лошадей, на которых разъезжали навьи, могли быть вызваны спорыньей, действие которой тем сильнее, чем ослабленнее организм. Более того, такие болезни активнее развиваются в сырую погоду — не отсюда ли упоминание реки в истории псковских коркоделов
Нужно добавить, что текст Первой псковской летописи в основном сохранился в списках XVII века, и описка переписчика, заменившего «коркодию» на «коркодила», неудивительна.
Как пример взаимопревращений этих двух слов показательна судьба «Крокодильского монастыря» — совершенно реального села, расположенного неподалеку от подмосковного Клина. Оно принадлежало когда-то князю Федору Коркодинову и именовалось в разное время так: «Спас-Крокодильный», «Спас-Крокодим», «Спас-Кородил» и просто «Крокодильское». (Кстати, каких упоминаний о монастыре не найдено, и, похоже, этот монастырь — такая же химера, как превращение лихорадки в стадо рептилий.)
Но каких существ видел (и видел ли сам или доверился рассказам) Герберштейн Этот вопрос ждет своего исследователя.
Одно ясно: это точно были не крокодилы.
Из книги Александры Барковой «Славянские мифы. От Велеса и Мокоши до птицы Сирин и Ивана Купалы».

КАК В ПСКОВЕ ОХОТИЛИСЬ НА «ЛЮТОГО ЗВЕРЯ КОРКОДЕЛА» У великих людей — не только великие свершения, но и великие ошибки. Эта истина не нова и к науке она применима всецело. Заслуги академика

КАК В ПСКОВЕ ОХОТИЛИСЬ НА «ЛЮТОГО ЗВЕРЯ КОРКОДЕЛА» У великих людей — не только великие свершения, но и великие ошибки. Эта истина не нова и к науке она применима всецело. Заслуги академика

КАК В ПСКОВЕ ОХОТИЛИСЬ НА «ЛЮТОГО ЗВЕРЯ КОРКОДЕЛА» У великих людей — не только великие свершения, но и великие ошибки. Эта истина не нова и к науке она применима всецело. Заслуги академика

КАК В ПСКОВЕ ОХОТИЛИСЬ НА «ЛЮТОГО ЗВЕРЯ КОРКОДЕЛА» У великих людей — не только великие свершения, но и великие ошибки. Эта истина не нова и к науке она применима всецело. Заслуги академика

Источник

 

Нет комментариев

  1. Телегин Николай

    Интересно.

  2. Анненков Филипп

    А может быть они сбежали из какого нибудь частного зоопарка?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *