«СОВСЕМ ОТМОРОЖЕННЫЕ БАНДЮКИ». ПО КАКИМ ЗАКОНАМ ЖИЛ КРИМИНАЛЬНЫЙ МИР МОСКВЫ 90-Х

СОВСЕМ ОТМОРОЖЕННЫЕ БАНДЮКИ. ПО КАКИМ ЗАКОНАМ ЖИЛ КРИМИНАЛЬНЫЙ МИР МОСКВЫ 90-Х В криминальной истории Москвы лихие 90-е стоят отдельной эпохой. Никогда раньше в городе не было столько

В криминальной истории Москвы лихие 90-е стоят отдельной эпохой. Никогда раньше в городе не было столько вооруженных банд, кровавых разборок и заказных убийств. В Москве тогда появились бандиты нового поколения, не придерживавшиеся старых воровских понятий. Когда огнестрельного оружия у них на руках стало много, разборки между представителями враждующих группировок из рукопашных боев «стенка на стенку» превратились в расстрелы. Историк и журналист Олег Фочкин рассказал «Мосленте», чем занимались самые знаменитые бандиты 1990-х и на каких кладбищах они похоронены. Ниже — его монолог.
«Борзый молодняк вырос из спортсменов и охранников»
В конце 1980-х появились совсем отмороженные бандюки, которые поделили Москву по районам. Поэтому в 1990-е годы в столице происходила уже совсем другая криминальная эпопея, не похожая на все предыдущие периоды бандитской жизни столицы.
Тогда начался развал страны, СССР прекратил свое существование. Работу искать было особенно негде, и многие молодые ребята не знали, чем себя занять. Этим воспользовался криминальный мир.
Тогда, с одной стороны, были воры в законе, которые жили «по понятиям». А с другой, появился борзый молодняк, который вырос прежде всего из спортсменов и охранников кафе и клубов. Они поняли, что наступил период, когда можно зарабатывать своими кулаками.
Так появились первые банды: люберецкие, солнцевские, таганские, бауманские и прочие — их было очень много.
В 1990-м «Коммерсантъ» опубликовал карту криминальной Москвы, на которой было показано, как город поделен между бандитами. И это было громкое событие, поразившее всю страну.
Конечно, организованный криминальный мир поддерживали прежде всего воры. Все понимали, что рядовых участников банд рано или поздно убьют или посадят. И если они сядут, на зоне им может быть несладко. Поэтому воры ненавязчиво все курировали, помогали «гревом» на зонах, просили бандюков этот «грев» так или иначе туда направлять.
«Гастролеры: приехал — сделал дело — уехал»
Когда в 1960-1970-х сложился современный воровской мир, так получилось, что квартирными кражами и воровством в Москве активно занимались кавказцы. В основном грузины. Прежде всего гастролеры: приехал — сделал дело — уехал. Из этой среды и появлялись воры в законе, по всей стране это по большей части были грузины и абхазцы.
Они многое контролировали и начали дележ — кто чем владеет. Но в 1960-1970-е распределение и перераспределение происходило довольно спокойно, потому что нужно было жить в мире, чтобы и милиции не мешать, и самим существовать.
А в 1990-е годы ситуация резко изменилась, потому что появились молодые бандиты, которые жили и действовали не по воровским законам. С ворами они, конечно, общались, но жили по своим понятиям. Ситуация изменилась, и город оказался поделен. Где-то с 1987-го появились боевики-спортсмены и боевики-афганцы. Бывшие.
И воровской мир напрягся: их начали убивать, если они предъявляли претензии или свои права на территорию. Этот новый молодняк был в силе, пока не попадал на зону. Бандиты понимали, что там власть другая — воры. И им деваться некуда, нужно было общаться, чтобы решать свои вопросы.
Так и возник конгломерат воровского мира и новых бандитов. Они начали сотрудничать. Стало ясно, кто из воров курирует ту или иную группировку, кто с ними общается.
В конце 1980-х — начале 1990-х Москва была разделена по территориальному признаку. Солнцевская, измайловская, таганская, бауманская группировки контролировали каждая свой район. Потом начались кооперации, дележ. Но именно в этот период создавались такие банды, такие категории.
Они себя вели довольно спокойно, пока не появились «пришельцы» — в первую очередь чеченцы, которые были наглее всех, что объяснялось происходящим в республике.
«Стали захватывать территории, открыто воевать»
Был период преддверия и начала первой чеченской войны, и бандиты стали лакмусовой бумажкой того времени. Cтали захватывать территории, открыто воевать с существующими группировками. Вдруг подмяли под себя китайцев. И весь криминальный бизнес в связи с этим резко изменился.
До прихода чеченцев в криминальном мире старались избегать стрельб
Бывали разборки борцов, спортсменов. Я знаю местных чемпионов Москвы по карате и тхэквондо, которых привлекали для таких разборок. Они даже не до конца понимали, куда идут.
Разборки были рукопашными, стенка на стенку. А с приходом чеченцев началась стрельба, взрывы. Так погибли и Сильвестр, и Глобус, и многие другие.
«Война с чеченской мафией»
В 1994-м была громкая война с чеченской мафией. Потому что чеченцы неожиданно появились в Москве и начали себя вести, что называется, «не по понятиям». Они стали захватывать точки, которые принадлежали другим группировкам. Была большая стрелка, большая разборка, чеченцы, естественно, сказали, что в гробу всех видали. Потом началась война и расстрел.
Именно тогда прогремел Сильвестр со своей Ореховской группировкой. Он практически противопоставил местные банды захватчикам с юга и постоянно об этом говорил. В 1994 году его взорвали люди, с которыми он начинал, которых он же сам в Москву и привел.
Чуть раньше убили Отари Квантришвили и его брата Амирана. Их могила — одна из самых известных на Ваганьковском кладбище. Памятник им сделал Клыков, известнейший скульптор того времени. Был громкий скандал, потому что официально Отари Квантришвили был мастером спорта по греко-римской борьбе и лидером нового политического блока спортсменов, и вдруг его и его брата похоронили рядом с Высоцким, на лучшем месте в Москве, где никого давно не хоронили, ведь Ваганьковское было и по сей день остается одним из самых престижных кладбищ города.
Последовало много возмущений и споров, но могила там как была, так и осталась. Подобные ситуации в тот период случались не раз и не два. Например, на Армянском кладбище вора похоронили на месте, предназначенном для убитого афганца. После большого скандала гроб вора по-тихому перенесли на другое кладбище.
«Расстрелы шли налево и направо»
Потом прогремело убийство Глобуса. Это был очень известный вор в законе, он курировал Бауманскую группировку.
Глобуса убили выстрелом из снайперской винтовки у клуба «Феллини» и дискотеки «У ЛИС`Са» на территории Олимпийского. Стреляли на выходе, а на танцполе ничего не заметили и продолжали плясать до утра.
Считалось, что это сделал небезызвестный Александр Солоник — Саша Македонский. Что сделал это другой человек, выяснилось гораздо позже, когда Солоник давно уже был мертв.
Потом убили Итальянца — подручного Глобуса. По другому поводу, но тогда все это связывали вместе.
Затем убили лидера Бауманской группировки Бобона. Очень интересный был персонаж.
Если прийти на Ваганьковское кладбище и знать, где искать, найдешь целую аллею бауманской братвы. Там все, кого в группировке расстреляли за 1990-е годы, — шесть или около того бюстов из красного мрамора. Выглядит, как аллея космонавтов.
Так что период разборок на московских кладбищах обозначен густо. Расстрелы шли налево и направо, а человеческая жизнь ничего не стоила. Бандиты делили Москву, делили Россию.
«Первая сходка по телефонам»
В итоге заправлять в криминальном мире стали совсем не те воры, что в 1970-х. Бандиты 1990-х жили уже по-другому. Никакого аскетизма — особняки, мобильные телефоны…
Помню, в нулевые годы я делал материал для «МК» о том, как проходила первая сходка по телефонам. Раньше на воровскую сходку надо было приезжать, чтобы на месте обсуждать все дела. А здесь часть воров была в Испании, часть — в Объединенных Арабских Эмиратах. Они между собой разговаривали по телефону, по мобильной связи, и так решали все дела.
Это был пример того, что новые бандиты вели дела уже совсем «не по понятиям». Не по тем правилам, которые возникли в 1920-1930-х и которых в криминальном мире придерживались до 1990-х годов.
«Звезды на час возникали и тут же гасли»
Кровавых разборок и заказных убийств в те годы было очень много. Можно проводить целые экскурсии по Москве: где кого в 1990-е убили, где что сделали, где проходили сходки.
Япончик — Вячеслав Иваньков — к тому времени уже сидел в американской тюрьме и оттуда всем управлял. Позже он вернулся сюда, и его здесь убили. Один из его подручных, Слива, заправлял делами в Германии.
Был небезызвестный Дед Хасан, который очень много на себя взял и в итоге тоже погиб. Потому что между грузинскими ворами и его кланом постоянно возникали споры и не прекращалась война.
С ним конфликтовали, например, братья Агановы — Рудик Бакинский и Вачикос Шестипалый. Оба похоронены на Даниловском кладбище. Одного подорвали по дороге из аэропорта Шереметьево, второго убили чуть позже. Это были армянские коммерсанты, которые тоже много на себя брали, за что и поплатились.
Был тогда, например, вор в законе Роспись, Андрей Исаев. О нем сейчас наверняка и забыли уже. А тогда среди бандитов он считался главным борцом с кавказскими группировками в Москве. На него было покушение, он лечился в США, потом вернулся в Москву. Здесь его попытались взорвать, но не получилось, и в итоге убили Роспись в Польше в 1997 году.
Тот период богат на ярких персонажей. В тех же 1990-х в криминальном мире имели вес Цюрик, Пичуга и множество других авторитетов, о которых писали, а сами они охотно раздавали интервью и рвались во власть, как вор Пудель. Звезды на час тогда возникали и тут же гасли.
«Среди бандюганов и воров можно было быстро продвинуться»
Некоторые из бандитов действительно были личностями, и в другой ситуации многого достигли бы в жизни. Но в 1990-е ситуация была такой, что среди бандюганов и воров можно было быстро продвинуться. И неординарные люди часто шли в криминальный мир.
Нельзя не вспомнить вора Никифорова по кличке Калина — очень интересный был персонаж.
Говорят, его родным или приемным отцом был Япончик. В 22 года Никифоров стал вором в законе, вел активную деятельность в Москве.
Убили его в 1992 году. Он, как и вся его родня, имел отношение к ассирийской группировке.
Или Саша Шорин, который был смотрящим по трем вокзалам, много помогал заключенным, курировал и Сокольники, и Измайлово, и Гольяново — все эти группировки. Умер от рака в 2003 году.
Или Савоська — легенда того периода, прототип Кирпича в «Место встречи изменить нельзя». Он был асом своего дела, умел и в трамваях, и в автобусах подрезать любую сумочку.
Хоронили его очень громко, отпевали в храме в Сокольниках. Со всей страны приехали воры. Милиция аккуратно стояла в стороне, где-то метров за 500 от храма, потому что их предупредили, чтобы они туда не совались.
«К нулевым активная стрельба закончилась»
В 1994-1995 годах карту, подобную опубликованной в «Коммерсанте», нарисовать было уже нельзя, потому что два соседних дома, две соседних гостиницы могли относиться к зоне влияния разных группировок: одна — к солнцевским, другая — к чеченцам.
Сюда стали приезжать курганские, братцевские и так далее. Для людей из других регионов Москва была новым плацдармом. Шел захват Москвы, и они здесь вели себя совершенно по-другому, их ничто не останавливало. У них не было здесь никаких связей, и они себя вели как захватчики. Воров, которые их приглашали, они же и убивали, а потом захватывали участок, контроль над которым их нанимали установить.
Я не стал говорить о группировках, которые создавались под банками или крупными корпорациями — такое тоже было. Но это тема отдельного разговора, равно как и тема новых способов решения проблем.
Еще одна история — это корпорации киллеров, о которых и сегодня предпочитают не говорить. А они существовали, и состояли в основном из бывших спецназовцев со своими базами в регионах, где они заранее готовились к заказам и отрабатывали возможные ситуации во время исполнения.
Там были свои диспетчеры, свои ставки и система поручительства. Но и сегодня мы можем только догадываться, как была выстроена эта система и кто за ней стоял, не говоря уже о количестве выполненных заказов.
А еще были пирамиды, про которые тоже не стоит забывать: «Хопер», «МММ» и многие другие. Были баркашовцы и другие националисты, которые, случалось, помогали бандитам. В 1990-е процветали, кажется, все формы спекуляции, обмана и насилия.
К нулевым активная стрельба закончилась. Самых ярых либо убили, либо посадили. Но нельзя сказать, что та эпоха действительно осталась в прошлом.

СОВСЕМ ОТМОРОЖЕННЫЕ БАНДЮКИ. ПО КАКИМ ЗАКОНАМ ЖИЛ КРИМИНАЛЬНЫЙ МИР МОСКВЫ 90-Х В криминальной истории Москвы лихие 90-е стоят отдельной эпохой. Никогда раньше в городе не было столько

СОВСЕМ ОТМОРОЖЕННЫЕ БАНДЮКИ. ПО КАКИМ ЗАКОНАМ ЖИЛ КРИМИНАЛЬНЫЙ МИР МОСКВЫ 90-Х В криминальной истории Москвы лихие 90-е стоят отдельной эпохой. Никогда раньше в городе не было столько

СОВСЕМ ОТМОРОЖЕННЫЕ БАНДЮКИ. ПО КАКИМ ЗАКОНАМ ЖИЛ КРИМИНАЛЬНЫЙ МИР МОСКВЫ 90-Х В криминальной истории Москвы лихие 90-е стоят отдельной эпохой. Никогда раньше в городе не было столько

СОВСЕМ ОТМОРОЖЕННЫЕ БАНДЮКИ. ПО КАКИМ ЗАКОНАМ ЖИЛ КРИМИНАЛЬНЫЙ МИР МОСКВЫ 90-Х В криминальной истории Москвы лихие 90-е стоят отдельной эпохой. Никогда раньше в городе не было столько

Источник

Нет комментариев

  1. Сахаров Олег

    Святые девяностые….?

  2. Трескунов Анатолий

    Наш Национальный Лидер Путин от всего этого Россию спас!
    Защитил!

  3. Крымская Фотиния

    Ненавижу это время.

  4. Григ Заря

    добрые савецкие люди….

  5. Смирнов Николай

    Жили красиво, но не долго…

  6. Шаманова Саянруж

    Хорошо что это в прошлом. А то каждый день читать новости, что где-то кого-то застрели и с какой он группировки… Прям как сейчас в сша)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *